Дмитрий Спивак: Зеленский тотально меняет политический класс

В студії Politeka Online Дмитро Співак, громадський діяч, кандидат політичних наук, керівник платформи “Національна стратегія розвитку”

Дивіться в інтерв’ю:

1:00 Трускавец, школа для депутатов “Слуга народа”

2:50 Кандидатская диссертация

3:30 Владимир Зеленский – это символ

7:00 Искусственный интеллект и Оруэлл. Арахамия про зарплаты депутатов

8:30 Богдан подставляет президента

11:20 Потураев и другие по списку партии Зеленского. Зе команда

17:50 Донбасс – надо договариваться

23:40 Уголовные дела против Порошенко

26:30 Премьер-министр – не важно кто

28:30 Рынок земли – Украина пока не готова

30:15 Либертарианство – вы знаете, что это такое?

35:00 Ахметов остался без своих депутатов

37:20 Арсен Аваков и Ульяна Супрун

42:00 Новый парламент

Politeka_Online

Мизрах Игорь: «Для реальных положительных изменений нужно реформировать систему отбора во власти».

После объявления официальных результатов выборов Украину охватили страсти относительно даты начала работы нового Верховного совета, кто же будет новым Премьером-Министром и т.д.. Ведь от этого зависит и судьба КМУ, и судьба парламентских комитетов и новые назначения. Поэтому актуально уже отныне поговорить о том, как народные избранники в очередной раз нас будут обманывать и обещать абсурдные вещи, которые и в мыслях не имеют целью выполнять, либо, наоборот, обещать то, что будут делать….

И тут у меня, как политика и эксперта в вопросах кадровой политики возникает вопрос: «Кого назначать на должности? Где брать профессиональные кадры? Где школы кадрового резерва?»…. Может в нашем государстве попытаться изменить саму систему отбора кандидатов во власть?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Игорь Мизрах: Давайте разрушим старую прогнившую кадровую систему!

Большинство политических сил всегда, когда приходят во власть, обещают новые лица, а на самом деле это остаётся банальным обещанием, а чиновники, кочуют из года в год, из кресел в кресла, меняя должности и при этом ничего хорошего для Украины не делают.

Так может это попробовать изменить ?! Возможно пора на это решиться ?!

Предвыборные обещания из года в год простые и банальные, и каждый раз после попадания на властное место становятся мифическими. Многие насмехаются над Олегом Ляшко за его часто странные обещания, речи, лозунги и т.д. … И мне частенько смешно… А вы думаете, что остальные политики что-то другое вам говорят? Нет, все то же, просто в другой манере, возможно культурнее, у каждого свой стиль, а если точнее сказать это, как в фильмах, у каждого свой образ. Отработанный политтехнологами и их технологиями влияния на массы.

Из года в год, на президентских, парламентских, местных выборах я не помню кандидата или партию идущих на выборы с готовым планом действий, именно планом действий, не программой, обещаниями, а с реальным планом и пунктами в нем. 1,2,3 … 100 … 1000 и т.д. Возможно кто-то попытается возразить, мол есть такие! Тогда, где их выполненная работа? Где результаты многолетней деятельности? Бесит и то, как происходят у нас предвыборные гонки. Претендуют на высшие государственные посты взрослые дяди и тети, а в замен подают, банальные обещания: «Я сделаю все, а если успею, и когда все получится, еще что-то».

Остановитесь люди, это неправильно! Это вообще неправильно! Из-за в нашем государстве никогда ничего не будет хорошего. Так нельзя допускать к власти! Это «как кредит без справки о доходах». Кандидат своего рода берет у нас в кредит свой пост, ну а где вы видели, уважаемые, чтобы принимая большой кредит вы не составляли план отдачи средств, четко разработанный по пунктам и датам, да еще и с процентами. А тут получается что кредит берут, проценты обещают, а самого документа подтверждающий план отдачи нет.

А если такого нет документа — ну и что можно требовать у такого заемщика. Это же значит то, что это махинация.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Игорь Мизрах, политический эксперт, – гость “112 Украина”

Говорим прямо: все кандидаты обеспечены и большинство из них не глупые люди, имеющие в своих командах т таких же не глупых людей. И что, трудно составить свою программу, план первоочередных действий?

Тем более, что и должности еще не выиграв уже поделили.

К примеру: мы политсила «ХХХ»:

  1. выведем из тени бизнес, и здесь этому пункту есть план действий;
  2. считаем целесообразным назначить «Господина Х» министром экономики, им и нашей командой для этого будут проведены такие действия:
  • а) введём льготный период на налогообложение для ФЛП, наемных работников сроком на 6 месяцев по уплате ими налога, и за этот период непременно устроим официально работников и т.д.;
  • б) разработаем и вынесем на референдум в течение 6 месяцев новую упрощенную систему налогообложения, и так далее по пунктам….

Тяжело????

И пусть народ читает и проводит праймеринг! Это же сегодня модно!

Теперь о прекращении войны на Донбассе и возвращении Крымского полуострова.

1. в течение 60 дней способствовать введению миротворческой миссии;

2. четко и прозрачно поднять заработную плату военнослужащим, которые непосредственно участвуют в боевых действиях, к примеру повысить в размере выше 50%.И так далее. Каждое из обещаний закрепить четким планом действий и четким графиком выполнения. И юридически и законодательно зарегистрировать такой документ! Например, условно: «План действий министра обороны Украины на 2019 год».

Это и приведет к тому, что каждый чиновник, предоставляющий четкий план своих не только обещаний, но и программу действий, поймёт, что народ его спросит выполнил ли он обещания. А мы получим ответ, выполнены взятые обязательства или нет! Мы будем знать и сможем всем украинским народом вести контроль за выполнением всех обещаний. И соответственно, после года властвованиям, сможем, как подтвердить выполнение по пунктам всего обещанного, так и подтвердить невыполнение всего указанного. И имея юридический государственный документ сможем в судебном порядке требовать отзыва чиновника или его увольнения.

Ведь государственный чиновник- это специалист нанятый народом, через делегированные на это органы. И он, чиновник, обязан служить украинскому народу!

Многие манипулирует словами, обещают что за 100 дней или год сделают определенные шаги, а в результате этого не делают. Причиной является то, что им за это ничего не будет. А возможно мы их не захотим видеть у «руля» уже через 100 дней или через год у власти … А возможно народ будет их терпеть весь срок управления, даже если оно не подходит народу? Или не народ по «Конституции» является основой государства? Почему мы, основа государства, должны доверять только одним их словам? Они бы вам поверили? Они, как бизнесмены, первые понимают, что простые обещания большого значения не имеют, и за обещания их никто не накажет.

Поэтому, лучше всего было бы, если бы каждая политическая сила представляла свой четкий план действий: с пошаговыми пунктами и сроками выполнения. А каждый политик, лично, также представлял и доказывал свои сильные стороны, составил свой план действий у власти в этой политической силе или в кресле чиновника. Кроме этого, интересно бы было и нужно было бы ввести своего рода независимое тестирование в реальном режиме времени, хотя бы на прохождение элементарных тестов по профессиональным вопросам. Ведь мы уже убедились, что большая часть в парламенте вообще не понимает, как они там оказались, где находятся и что должны там делать.

Бездумные и невежественные кнопкодавы — это бомба замедленного действия для Украины.

Вывод. Если ввести систему отбора кадров во власть, то: первое, что надо, чтобы кандидаты не обещали нереального, а второе, избежим жертв, при возможных столкновениях, из-за недовольства властью, и третье, наконец мы добьемся результативных действий от всех ветвей власти, и четвертое, во власть попадут новые и умные лица-чиновники. Ну разве это так трудно? Это же элементарные нововведения! Зато, какие бы изменения это повлекло за собой. Возможно, наконец у власти начали бы появляться действительно компетентные люди, а не кумовья, братья, сваты. Для этого нужно что-то делать, чтобы была ответственность за нахождение на должностях. И возможно тогда не понадобиться такое количество антикоррупционных и контролирующих органов.

Мизрах Игорь, политэксперт

Микола Голомша: відповідь на фейковий сюжет російських ЗМІ

Нещадавно російські ЗМІ зірвали ролик, який був відзнятий і страктований по своєму усіма російськими ЗМІ стосовно розгляду питання на Сході України.

Про це розповів Микола Голомша.

Детальніше у відео:

Игорь Смешко: “Путь к миру — выполнение Будапештского меморандума”

Экс-руководитель Главного управления разведки Минобороны и бывший председатель СБУ — о том, почему пошел в большую политику, Будапештском меморандуме, движении Украины в НАТО, резонансных делах прошлых лет и о личном

— Игорь Петрович, вы неожиданно для многих получили большую поддержку избирателей на президентских выборах, сейчас ведете партию “Сила и Честь” (СиЧ) на парламентские выборы. Почему решили пойти в большую политику именно в этом году?

— Да, я раньше никогда не был политиком. Мое пребывание на высоких государственных должностях основано было не на политических квотах или договоренностях, а являлось продвижением по профессиональной служебной лестнице, сначала в ГУР МО, затем в СБУ. Но разумеется, я наблюдал за политикой и политиками, за рождением капиталов и партий, знал, что и кто за этим стоит. И видел, как с 2005 года из многих должностей “вымываются” не партийные профессионалы, к которым и сам принадлежу. Зато в политику двинулись лукавые и нечестные деятели.

Смешко: “Наша Конституция лучшая в Европе. Но ее положения с 1996 года не выполнялись”

В развитых демократиях хорошо знают, что в политику должны идти профессионалы, достигшие немалых успехов на государственных постах, в науке и так далее. У нас же у некоторых политиков первая запись в трудовой книжке — министр! Наблюдая за этим, я пытался понять: а знают наши политики, что за государство, какое общество мы строим? Да, Конституция, это признано, у нас лучшая в Европе. Но ее положения с 1996 года не выполнялись и не выполняются. В парламенте никогда не было ни одной идеологической партии, способной объяснить людям, что мы строим и куда идем. В результате живем в авторитарно-клановой, даже похожей на феодальную, структуре, лишь прикрывающейся демократическими лозунгами. Дважды народ интуитивно понял, что его ведут к диктатуре, дважды был Майдан, но в итоге к власти приходили те же, только перекрасившиеся и поменявшие флаги.

Словом, эти явления накапливались… И мы с единомышленниками сначала создали общественную всеукраинскую организацию “Сила и Честь”, объединившую многих, в частности ветеранов силовых структур, а также некоторых действующих силовиков. Но когда поняли, что влиять на положение дел в стране общественной организацией не можем, создали одноименную партию. К нам стали обращаться многие политики с просьбой поддержать их на выборах. Но мы не видели у них ни реальной программы, ни понимания того, как и куда вести страну. Так что наш поход во власть был своеобразным актом отчаяния, но подготовленным предыдущей деятельностью. Создавая партию, придерживались идеологии конституционной консервативной демократии.

В парламенте должно быть хотя бы две идеологические демократические партии: одна — на основе консервативной демократии, другая — либерально-демократическая. Могут быть и другие, но эти — системообразующие, которые обеспечат баланс сил и контроль над ветвями власти. И видя отсутствие у других кандидатов такого понимания, мне пришлось сделать шаг вперед и пойти на выборы. Я очень благодарен тем волонтерам, тем двум миллионам избирателей, которые меня поддержали на президентских выборах.

Идеология у нас разработана, есть программа, которую я изложил, озаглавив “Семь побед”. Мне кажется, это лучшая на сегодня программа по построению демократии с реформированием политической надстройки, со сменой модели экономики, переходом от модели типа “сырьевой придаток” к индустриально-инновационно-аграрной модели.

— Что скажете о предвыборном списке своей партии?

— Думаю, у нас самый профессиональный список из всех, представленных на эти парламентские выборы. Хотя формировался список трудно. Мы исходили из задач парламента: законотворчество и контроль за исполнительной ветвью власти. Потому у нас около 20 докторов и кандидатов наук, экономисты, медики, юристы, другие ученые и практики, несколько генералов, около десятка боевых офицеров, прошедших войну за минувшие годы… Наши специалисты готовы уже на следующий день после начала работы парламента приняться за дело, стыковать, наконец, правовое поле с требованиями Конституции, наводить порядок в оборонной сфере, в области безопасности, здравоохранения, жилищно-коммунальной и других отраслях.

— Оборонная сфера как никогда важна для страны. В каком состоянии, на ваш взгляд, она находится, что бы изменили?

— Я с 16 лет ношу погоны, большую часть службы отдал армии. Так что эти вопросы мне очень близки. Американский генерал Уэсли Кларк, мой давний и хороший знакомый, друг Украины, как-то сказал: для вас есть две новости — плохая и хорошая. Плохая — Европа за вас воевать не будет. Хорошая — вы прекрасно знаете своего вероятного противника. Вы не собираетесь наступать, и это нормально, агрессор — вторая ядерная держава в мире, обладающая значительным превосходством в финансировании армии, в вооружении, людских и материальных ресурсах… Зато вы точно знаете конфигурацию их армии, их силы и средства. И для планирования оборонной, не наступательной, операции, без союзников, вы должны и можете точно выстроить свою конфигурацию всех видов и родов войск. Чтобы в ходе этой оборонной операции нанести противнику ущерб, который будет несовместим с ведением им длительных боевых действий, ибо его руководство не сможет в таком случае получить поддержку народа своей страны для их продолжения.

Так вот, кто в нашем руководстве МО скажет, каковы должны быть эти стратегические и тактические компоненты для решения упомянутой выше задачи? Считаю, никто. В свое время мы предлагали на пост министра обороны генерала Виталия Радецкого, уже занимавшего эту должность ранее, командовавшего когда-то 6-й танковой армией, самой большой в мире, окончившего Академию Генштаба СССР, хорошо знающего ментальность полководцев агрессора. А главное, знающего личный состав, технику, вооружение нашей армии, театр военных действий. Нас поддержали президенты Леонид Кравчук, Леонид Кучма, генерал Евгений Марчук, политик и ученый Владимир Горбулин… К нам не прислушались, и зря.

У нас часто говорят о стандартах НАТО. Но первый из них — отношение к солдату, его семье, социальным гарантиям, оплате воинского труда, ветеранам. Для нашего государства в столь сложное время армия должна стать самой главной силовой структурой, подчеркну, не правоохранители, а именно Вооруженные силы. Ибо от соседа-агрессора и его нынешнего политического руководства, считающего Украину “недогосударством”, которое надо забрать под свой контроль, мы пока никуда не денемся.

— А как, на ваш взгляд, обстоят дела с органами, отвечающими за безопасность страны, поддержание правопорядка, борьбу с коррупцией?

— Это все единая сложная система, и ее невозможно улучшать за счет изменения одного элемента без скоординированных изменений в остальных. Такая попытка обязательно приведет к ухудшению системы в целом. Это постулаты, за них люди получали Нобелевские премии. Потому создание ГБР, НАПК, НАБУ, других новых органов без настоящего реформирования СБУ и полиции привело, считаю, к правовому коллапсу и хаосу. Реформированные “старые” структуры под настоящим управлением власти вполне справились бы и без вновь созданных, искоренив политическую коррупцию в короткие сроки. Но надо ставить цель и видеть ее. Кому в стране подчинена СБУ? Президенту. И надо ею руководить в интересах общества, опираясь на Конституцию и законы. Если же спецслужбой (любой, так во всем мире) не руководить, не встречаться регулярно с руководством, она сама найдет себе работу, только не в интересах государства.

Реформа СБУ была разработана еще в 2004 году, собственно, для ее внедрения меня и перевели из ГУР МО, которым тогда руководил, на пост главы Службы безопасности. Притом что я никогда не служил в КГБ, а как раз был основным оппонентом СБУ до своего назначения — скрытая борьба между военной разведкой и Службой безопасности была весьма острой. Часть реформ удалось провести. Например, отделение разведки от контрразведки, выделение Службы внешней разведки в отдельный орган. Я это инициировал, наша команда претворила в жизнь, и спасибо президенту Леониду Кучме, что дал реформе зеленый свет.

Вторая часть реформы предполагала передачу военной контрразведки в Минобороны. То, что ВКР находится в составе СБУ, — это анахронизм. Даже в годы Второй мировой войны советская военная контрразведка Смерш подчинялась Наркому обороны. Потом ВКР вернулась в КГБ. И это, по мнению западных экспертов, во многом сыграло против СССР в Афганистане. Потому что офицеры ВКР порой больше значили для личного состава, чем командиры. Эксперты утверждали: вы таким образом уничтожили единоначалие в армии, ибо лейтенант “из органов” иной раз был могущественнее командира полка!

По всем натовским стандартам военная разведка и контрразведка — часть Минобороны и не иначе. А у нас не так. Очень плохо, что в Украине во время ведения боевых действий министр обороны и начальник Генштаба не имеют своих “ушей” в войсках. А как решать задачи, контролировать территорию, сортировать людей, приходящих неизвестно откуда в добробаты? Все это подчинено совсем другой службе, в нашем случае — СБУ.

Эта реформа, увы, реализована не была, а позже Виктор Янукович почти уничтожил ВКР, сильно уменьшив и разбросав по территориальным управлениям. То есть войну мы начали практически без военной контрразведки, ее пришлось заново восстанавливать после 2014 года.

Предлагались нами и другие реформы в СБУ, в частности касающиеся Главного управления “К” и Департамента контрразведывательной защиты экономики. Но мы не успели их провести, а потом они были похоронены.

— Что думаете о Минских соглашениях, есть ли им альтернатива? Каково ваше мнение о ядерном разоружении Украины и нынешней позиции подписантов Будапештского меморандума?

— Говорил и говорю, что Будапештский меморандум — это единственный международный документ, который может обеспечить нам территориальную целостность, неприменение против нас военной, экономической, дипломатической, информационной силы. Мы уничтожили третий по величине ядерный арсенал в мире, и, по Венской конвенции, имеем право на компенсацию. Но, увы, пока ничего не сделали, чтобы требовать этого. Где официальные ноты о необходимости созвать консультации в формате Будапештского меморандума? Кто это будет инициировать, если не мы? Никто за нас не сделает.

Попытки такие были. 6 июля 2010 года прошли слушания в ВР о создании механизма реальных гарантий для Украины со стороны подписантов Будапештского меморандума, приняли постановление, обязывающее исполнительную власть вступить в контакты с этими подписантами и искать пути реализации гарантий. Что-то было сделано, но немногое. И сейчас не делается, хотя постановление ВР никто не отменял, и оно имеет силу закона.

Разве в такой ситуации может быть “минский формат”? Только выполнение Будапештского меморандума — путь к миру. Сосед-агрессор ценит только силу. А мы должны довести до понимания всего мира, что уникальный договор о ядерном разоружении и гарантиях не выполняется. Какой это пример для Северной Кореи, Ирана, других стран в будущем? Кто станет отдавать свое ядерное оружие или не будет его развивать тайно, видя, как не работают Будапештские соглашения? Мы должны постоянно об этом говорить, атаковать.

— Какова ваша позиция относительно вступления Украины в НАТО? Или, как говорят некоторые политики, предпочтительнее внеблоковый статус?

— Еще в 2003 году движение в НАТО и структуры европейской безопасности было признано приоритетом для Украины. Я участвовал в подготовке соответствующих документов, будучи тогда первым заместителем секретаря СНБО. И 5-я статья договора о НАТО, которая гласит, что атака на одного участника — это атака на всех, для нас сейчас была бы прекрасной и спасительной возможностью достижения мира. Но мы должны быть реалистами. В НАТО есть ряд стран, которые категорически против приема в Альянс Украины, они не хотят ссориться с РФ. А позиция России такова: Украина не должна быть в НАТО. Словом, конечно, мы хотели бы быть в НАТО и ЕС, мы европейцы, но надо понимать, что Альянс не готов нас принять. И для нас гораздо важнее то, что инициировано в Конгрессе США: закон о статусе главного стратегического партнера США вне НАТО для Украины. Это абсолютно отвечало бы нашему вкладу в укрепление обороноспособности Штатов, который мы внесли, ликвидировав третий в мире ядерный арсенал.

Тайна. В скандале с крылатыми ракетами осталось много вопросов
Тайна. В скандале с крылатыми ракетами осталось много вопросов Фото: Анатолий Бойко, Сегодня

— Украина много лет торгует оружием, официально и не очень. Занимала когда-то лидирующие позиции, сейчас сдала их. Почему?

— Арсеналы наши стали меньше, а что осталось, устаревает. Нам досталось от СССР огромное количество вооружения и техники, рассчитанное на 5—7 миллионов человек. На территории Украины находился второй стратегический эшелон Варшавского договора. В случае ведения боевых действий первый эшелон (группы советских войск на Западе) должен был продержаться несколько дней, а потом двинулся бы вперед второй эшелон, в том числе уже упоминавшаяся 6-я танковая армия, с задачей быстро дойти до Ла-Манша.

И вот, начиная с 1991 года, Украина успешно торговала этим оружием, курировала операции СБУ. Не все было по закону, и мы, военная разведка, это видели, да и западные коллеги делились информацией. Отсюда и был конфликт ГУР МО с СБУ… Так, перед моей отставкой с поста главы ГУР в 2000 году мы получили сведения, что с крылатыми ракетами Х-55 (дальность полета — 3,5 тыс. км, потенциальные носители ядерного оружия) происходят странные вещи. Часть ракет якобы уничтожается под контролем военной контрразведки, входящей в СБУ. На самом деле уничтожаются массово-габаритные макеты других ракет, а Х-55 складируются, неизвестно для какой цели. Мы, конечно, информировали об этом СБУ, но это лишь усилило давление на руководство ГУР. И только когда я возглавил СБУ, обнаружил, что была контрабанда этих ракет за рубеж. Нам пришлось спешно это расследовать, чтобы показать западным партнерам, что да, факт был, но мы не сидим сложа руки, и виновные понесут наказание. Кроме того, надо было показать миру, что эти ракеты не могут быть запущены без их носителей (стратегические бомбардировщики Ту-160). Мы разминировали эту “мину”, арестовали сотрудников СБУ, замешанных в контрабанде, и не только их. Пять человек экстрадировали к нам по нашим запросам. Правда, были и загадочные смерти фигурантов: в Южной Африке, на Кипре, а россиянин Орлов был задушен в киевском СИЗО уже после ухода нашей команды… Таким образом обрублены были концы.

—  Давайте поговорим о таком резонансном деле, как отравление диоксином кандидата в президенты Виктора Ющенко. Вы сомневались, было ли это оно вообще.

— Отравление Ющенко или имитация отравления относится к тем делам, расследование которых надо довести до конца. Без этого общество не сможет двигаться вперед. Ведь многие авторитетные западные издания после Оранжевой революции написали, что, не будь этого эпизода, Ющенко не победил бы на выборах.

Расследование начала СБУ под моим руководством сразу после того, как Александр Зинченко заявил в парламенте о том, что был факт отравления. Но кроме этого заявления ничего не было. Мы тут же попросили Ющенко сдать анализы, а его соратников-нардепов — дать показания. Однако ничего не получили. Тогда связались с Веной. У меня были очень хорошие отношения с моим австрийским коллегой и партнером. Пришлось дважды обращаться к нему с просьбой о получении всей информации из клиники Рудольфинерхаус, где лечился Ющенко. По австрийским законам, если есть подозрение, что больной искусственно отравлен, немедленно берутся анализы и проводится экспертиза. Венцы так и сделали, экспертиза показала — отравления нет. Когда мы обратились с просьбой дать нам эти результаты в рамках уголовного дела, нам отказали. Тогда мы обратились в суд, и после решения двух судебных инстанций получили эти документы. Они подверглись у нас комиссионной экспертизе, участвовали 17 академиков, привлекались профессионалы из Института токсикологии им. Л. Медведя, который специализируется по диоксину (был создан еще в Союзе после “вьетнамского синдрома”). Комиссия пришла к выводу — отравления нет!

В клинике Рудольфинерхаус до сих пор хранится замороженный образец крови Ющенко, взятый во время его лечения. Не раз предлагалось провести анализ этого образца на диоксин, но экс-президент отказывается. Надеюсь, эта история будет доведена до конца. Народ должен знать правду.

— Традиционный вопрос о семье, ее отношении к вашему походу в большую политику. О личном времени, хобби. Что читаете, есть ли домашние любимцы?

— Моя семья — супруга и два сына. Вначале они, мягко говоря, не были счастливы, узнав, что я выдвигаюсь кандидатом в президенты. Но затем один из сыновей сказал, мол, папа, ты никогда себе не простишь, что мог что-то сделать и не сделал. В итоге семья меня поддержала и поддерживает. И мне, и ей сейчас нелегко, на меня обрушился водопад грязи, черного пиара, лжи. Но я кадровый военный, и рад сражаться, ибо снова чувствую себя в борьбе.

Мне есть чем заниматься в свободное время, если оно выпадает. Закончил книгу (сейчас редактируется), называется “Последний романтик Европы. Национальная идея и стратегия Украины в 21 веке, или Куда идешь, Европа”. Этот романтик — Украина, мы столько раз доверяли другим, и в 17-м веке, и в 20-м. Люблю историческую литературу, особенно первоисточники (свободно владею английским, немецким, французским языками). Недавно во Франции мне повезло — купил оригинал книги Вольтера “История Карла ХII, короля Швеции”. Издание 1731 года, на французском языке. С наслаждением перечитываю, особенно главу, посвященную Ивану Мазепе. Вольтер называет Мазепу гетманом Украины-Руси, наш народ — украинцами, вовсе не малороссами, а Петра Первого — московским царем, его подданных — московитами… Домашний любимец — Даниил Игоревич, то есть кот Данька. Живет у нас давно, может себе позволить все что хочет и знает это!

bloginside.in.ua

Маэстро Владимир Гришко: Верьте в себя и пейте таблетки пофигизма

Бог оперы, маэстро, величайший украинец, ученик Лучано Паваротти и друг Монсеррат Кабалье.

В эксклюзивном интервью для глянцевого журнала Persona.top с мэтром мировой оперной сцены Владимиром Гришко мы говорили о земном и возвышенном, десяти секретах Паваротти, о черной зависти и шарлатанстве в украинском шоу-бизнесе, Майдане и АнтиМайдане, а также пятилетнем геноциде украинского народа.

А еще о том, что оперная звезда – это комок огня, который летит и палит все вокруг, в том числе и себя.

Его удивительная история успеха вдохновляет и показывает, каким необыкновенным и ярким может быть мир вокруг, если ты научился не фальшивить и говорить правду самому себе.

Маэстро провел много времени за границей, выступая на лучших оперных площадках мира. Это Нью-Орлеанская, Пражская и Мариинская оперы, Нью-Йорк Сити Опера, Мичиганский оперный театр, опера Сан-Франциско и Национальная опера Финляндии…

В лучшем театре в мире Метрополитен-опера на первых партиях он отслужил почти двадцать лет.

Вошел в Книгу рекордов Гиннеса как единственный за всю историю Украины певец, который 46 раз вышел на первую сцену мира в главной роли.

Маэстро с особым трепетом и восторгом вспоминает дружбу и сотрудничество с такими выдающимися персонами, как Лучано Паваротти, Монсеррат Кабалье, Франко Дзеффирелли, Андрей Кончаловский, Фабио Армилиато, Джеймс Ливайн, Валерий Гергиев.

Его друг Михаил Воронин, приодевший украинцев в шикарные костюмы, сказал ему: «За успех нужно бороться каждый день».

Вот я и борюсь, то есть продолжаю бороться, – наша встреча проходит в столичном бутик-отеле “Опера”, роскошь и теплый комфорт которого способствуют занимательной беседе.

– В это философское выражение, наверное, вы вкладываете и кропотливый труд. Сколько раз в день вы занимаетесь вокалом, как построены ваши репетиции?

– Буду с вами откровенен. Я уже настолько отзанимался вокалом и оперная школа сидит во мне настолько глубоко, что разбуди меня ночью – возьму самую высокую ноту. Мой голос всегда готов и всегда в технике.

– Я читал, что у вас диапазон две с половиной октавы? 

– Да, две с половиной, я исполняю репертуар баритоном. Пою в оригинале, как пел мой легендарный кумир и идол Муслим Магометович Магомаев. К слову, через пару недель мы уезжаем в Витебск на “Славянский базар” с программой «Ты моя мелодия».

Очень рад, что в Украине этот проект прошел шикарно, оказавшись востребованным. Я всегда говорил, что Магомаев не принадлежит одной нации, он принадлежит всему человечеству.

Мне очень близок этот образ, потому что, еще будучи юнцом, заслушивался песнями Муслима Магомаева и уже тогда мечтал, чтобы когда-то мне позволили спеть его репертуар.

– А вы лично с ним знакомы?

– Я его встречал в Киеве, когда он приезжал к нашему выдающемуся журналисту Дмитрию Гордону на музыкальный вечер во Дворце культуры Украины. Когда в 90-х я уехал в Нью-Йорк, то мы переговаривались только по телефону. У нас был проект сделать совместный концерт, но, к сожалению, не удалось. Нужно все успевать делать вовремя – это залог успеха.

– Двадцать лет вы прожили в Нью-Йорке. Как было принято решение на такой длительный период уехать из Украины?

– Было решение вообще иммигрировать. После ГКЧП в 1991 году мне предлагали вид на жительство в Майами, но я отказался. Вместо этого победил на конкурсе в Вашингтоне, там же встретил импресарио, который тут же предложил контракт с Кеннеди-центр и главную роль в «Царской невесте».

Тогда за пультом стоял сам Мстислав Ростропович, а его супруга Галина Вишневская была режиссером. Вот это был опыт! Вот это было счастье для юнца поработать с эпохальными легендарными личностями!

В следующем году была инаугурация Билла Клинтона, и президент пришел на мой спектакль. В этот день я исполнял главную роль американского офицера Франклина Пинкертона в постановке «Мадам Баттерфляй».

Обычно такие роли отдают американцам, а тут… неожиданно появляется украинец!

Все это было очень значимо для меня… и все-таки я не остался в Америке, а спустя годы вернулся на Родину, в Украину.

– Известно, что вы поддерживали теплые отношения с легендой мировой оперной сцены Монтсеррат Кабалье. В Киеве у вас был совместный концерт. Чем запомнилась вам оперная примадонна? 

– Во-первых, я очень похож на ее мужа. Во-вторых, она знала меня по Нью-Йорку, по Метрополитен-опера, когда Владимир Гришко из Украины входил в пятерку лучших теноров мира, и, конечно, она обратила на меня внимание.

И вот когда в Украине ей предложили сольный концерт, то она спросила: «А где ваш мистер Гришко? Я хотела бы с ним спеть!».

Без ложной скромности не будем говорить о других коллегах, которые просились к ней в дуэт… Для меня была большая честь, что сама Королева оперы вызвалась петь с Гришко.

Помню, как Киев ревел, как взрывался от восторга.

Она мне прислала очень сложный репертуар – дуэт с «Федоры». Я его выучил и великолепно справился.

Когда мои маленькие дети сидели в зале, они говорили, что Монсеррат Кабалье – это копия бабушка, т.е. моя мама.

Да, с уходом великой Королевы, думаю, что опера прекратила свое существование. Я искренне так считаю. Вечная ей память!

– Какую роль отыграли все эти грандиозные артисты в вашей жизни? Какой самый главный отпечаток они наложили на вашу карьеру?

– Я стал маэстро. Лучано Паваротти вручил мне этот титул. Я его последний ученик, в которого маэстро Паваротти вложил всю свою душу.

У него гастроли расписаны на десятки лет вперед – вся Европа, Африка, Австралия. Он не всюду выезжал. А ко мне приехал.

Никогда не забуду, когда приземлился его чартер, мне разрешили въехать на взлетно-посадочную полосу на “Мерседесе”. Я влетел к трапу, а он говорит: «Дорогой Владимир, я так тебя ждал!».

Мы обнялись. Потом была конференция, а после концерта он подарил мне титул маэстро.

Очень благодарен и украинским педагогам – это Владимир Александрович Запорожцев, который наставил меня на путь истинный, не поломав голос и меня. Это народные артисты Зоя Петровна Христич и Владимир Тимохин.

Но, конечно же, постиг все тонкости только тогда, когда прошел школу великого маэстро Паваротти. Я узнал 10 секретов Паваротти.

– Можете рассказать о них?

– Детально о них я буду рассказывать в своей академии, которая 1 сентября откроется в Харькове при поддержке мэра Геннадия Кернеса и областного совета. Там выделено помещение, сделан ремонт, и теперь в этой академии будут учиться талантливые дети из сиротских домов, дети участников АТО, которые будут иметь возможность выйти на большую сцену.

Мои академии работают в Китае, в Америке, но в Украине – это первая. Она бесплатная, за бюджетные деньги.

Так вот, там я и раскрою секреты постановки голоса. Если коротко, то важно знать, как формируется детский голос, каково положение кадыка, позиция зевка, дыхание…

Обычно тенор после сорока лет “falling apart like a tree”, т.е. разваливается как елка. Представьте, вот есть зеленая елка, потом она раз… и обсыпалась!

Секрет долголетия моего пения – это школа Лучано Паваротти.

Эти уроки были очень и очень дорогие и в материальном, и в духовном плане. Вспоминаю, как я стоял за кулисами, смотрел на него завороженно, находясь в каком-то чародействе. А он видел меня боковым зрением и говорил: «Учись, учись!».

Было так, что утренний спектакль «Тоску» пел Лучано Паваротти, а вечером Гришко исполнял «Хованщину». Это великая незабываемая история!

Рядом с такими великими людьми я понял, что не зря родился, что не зря пришел в этот мир. И что-то уже оставил.

– Мне хотелось бы узнать, как воспринимает, как приветствует американская и украинская публика маэстро Гришко? Есть ли разница?

– Особой разницы нет, так как зрители по-одинаковому, моментально чувствуют фальшь на сцене. Есть такое понятие, как «body language». Помимо того, что ты поешь, разноязычные люди понимают, о чем ты поешь.

Артист должен оправдывать каждое свое движение на сцене. Как мы действовали с режиссером Франко Дзеффирелли? Он говорил: “Вы делайте, а я буду говорить – верю или не верю”. Как у Шекспира: to be or not to be. А здесь, на сцене, было: «believe you or not believe you».

Что интересно, на Западе совершенно другая градация понятия “звезды”. В Украине – все звезды, от востока до запада. Они подцепили где-то звездную пыль под фанерой, и все – они уже великие…

На Западе такого не бывает. Там за каждую позицию нужно бороться. Вот вы представьте себе, что только в Нью-Йорке четыре тысячи обладателей сопрано. Когда я работал, то эти четыре тысячи… были безработными.

С тенорами было полегче, потому что их нет. Обычно тенора маленькие и толстенькие. А вот высокого, стройного под метр девяносто ростом с понятием, что он делает, со знанием языка, найти сложно. В общем, мы можем долго говорить о музыкальной политике. И если ты не знаешь, как в этой политике жить, то ты быстро закончишься.

– В ряде интервью вы говорили о закулисной грязи, что в оперной среде нет дружбы, только зависть. Грязь, я так понимаю, никуда не делась? 

– В Украине с оперной сцены я ушел из-за зависти. И когда мне вручали наивысшую в государстве награду, национальную премию имени Тараса Шевченко за мои достижения на Западе, то почти все оперные певцы написали президенту, чтобы мне не давали это звание.

К слову, полученные деньги я перевел на восстановление алтаря храма Святого Пантелеймона и реанимации детской больницы.

– Та же зависть?

– Большая украинская коричневая с зеленым отливом жаба. Понимаете, в украинском шоу-бизнесе, если говорить шире, много лузеров. Так вот, музыкального лузера я вижу сразу, читаю насквозь, определяю по глазам, насколько востребован или не востребован любой артист.

– А мошенники среди артистов есть? Вы понимаете, что я вкладываю в это понятие… Это не совсем состоявшиеся, которые выдают себя за великих артистов…

– Ну, конечно, есть! У нас мошенник на мошеннике. Он кричит и бьет себя в грудь, что лучший, но при этом никогда живую ноту на сцене не спел. Впрочем, к этому нужно относиться спокойно, философски.

– Недавно по приглашению шейха Дубаи Мохаммеда Аль Мактума и руководства Emerald Palace Kempinski вы выступали перед представителями 16 коронованных семей. Мохаммед Аль Мактум сказал, что «голос Гришко звучит, как рассвет в Дубае». Расскажите, как в ОАЭ принимали украинских музыкантов?

– Уже подписан следующий контракт, но нас оценивали критики, которые не всегда хорошо пишут о разных мероприятиях. Выступление украинского молодежного эстрадно-симфонического оркестра маэстро Гришко прошло на высочайшем уровне, и мы получили наивысшую оценку – 5 звезд. Весь проект был блестяще организован моим артистическим директором Хельгой Краус.

Вы спросите, как петь перед коронованными особами? Чем их можно удивить? Багратионы, Романовы, принц Монте-Карло, шейхи, короли, эмиры. Но наш оркестр с дирижером Виталием Физером удивил, прежде всего тем, что мы привезли талантливый молодой состав до 20-30 лет, собрали всех виртуозов. Даже тех, которые уже были на чемоданах, чтобы уехать из Украины навсегда.

Мы убедили этих музыкантов, насколько важно показать Украину на высшем уровне.

Петь перед шейхом – это большая ответственность, но я вышел и представил себе, что они – мои друзья и любят меня. Вышел с улыбкой, в полный рот и начал петь…

– Каждому хочется достичь в своей сфере больших высот. Музыка, спорт, журналистика, фото. Чтобы вы посоветовали, чтобы состояться? 

– Очень интересный и очень сложный вопрос. Потому что достичь совершенства в шоу-бизнесе или других сферах очень сложно, существует большая конкуренция. Но победит и добьется успеха тот, кто не будет изменять и лгать самому себе и своим принципам.

– Т.е круглосуточно работать недостаточно, правда ведь?  

– Недостаточно. Если внутреннее чутье подсказывает, что это не то, что это налет и пена, тогда нужно разворачиваться на сто восемьдесят градусов и действовать нестандартно. Например, собрать чемодан и уехать отсюда, получить там опыт, как это сделал я. Объездить все конкурсы, собрать все награды, оценить, что и по чем, и что немаловажно – научиться проигрывать.

Вы знаете, я до сих пор не умею проигрывать, не могу научиться, потому что лев и огонь. Если бы не был такой фурией на сцене и в жизни, то не добился бы такого признания.

Я благодарен своей жене Татьяне, не знаю, как она все это выдержала. И тем не менее мы скоро празднуем 20-летие супружеской жизни.

Оперная звезда – это комок огня, который летит и палит все вокруг. И себя тоже палит. Но она выдержала. И я ей очень благодарен.

Как сказал великий мудрец: «Все проходит, и это пройдет». Нашей молодежи посоветовал бы еще научится проигрывать, а затем снова идти и побеждать.

– Вы неоднократно заявляли, что в Украине опера никому не нужна, в отличие от России, где ее спонсирует «Газпром», что позволяет делать это искусство разнообразным, без клише, и доступным… В свое время вы предложили решение: чтобы каждая из шести железных дорог взяла под свой патронат один из оперных театров. Почему состояние оперного искусства настолько жалкое в Украине? 

– Действительно жалкое. У нас очень много молодых талантливых оперных певцов, режиссеров, дирижеров, музыкантов, но, к сожалению, они не востребованы. Чтобы молодому исполнителю пробиться на сцену оперного театра, нужно пройти конкурсы, прослушивания. Я не хочу сказать, что обязательно через диван – нет, но нужно убедить руководство, чтобы они уволили пенсионерку, которой 75 лет.

Так вот, как убедить руководство, что народной артистке, которая когда-то действительно была великой, нужно уйти на пенсию? Как? Да никак! Вот и получается, что молодежи дороги на сцену нет. Нет и не будет.

Когда я был внештатным советником президента Виктора Ющенко по культуре, то предлагал контрактную систему. Если артист уходит, то ему нужно дать повышенную пенсию, чтобы он достойно себя чувствовал и ему не надо было работать, а только учить детей. Но этого же нет, государство об этом не думает. Пробиться сейчас на сцену можно только через дальние контракты из-за границы…

– Виктор Ющенко был вашим кумом, когда вы работали у него советником в 2005 году. В каких вы отношениях сейчас с ним?

– Двадцать лет мы кумовья, но моего сына он видел только один раз, когда крестил. Не обижаюсь, потому что Виктор Андреевич видный политик и он очень занят. Наверное, таких кумовей, как я, у него десятки.

Когда Ющенко руководил Национальным банком, то попросил меня выступить с благотворительным концертом. В свою очередь я попросил Виктора Андреевича крестить моего первенца, и он сказал «залюбки». Он прекрасный человек, патриот, он вошел в историю, но после этого мы с ним больше ничего общего не имели.

– А какие у вас были отношения с Виктором Януковичем?

– С Виктором Федоровичем я встретился один раз на инаугурации. А перед этим, как почти все украинские артисты, поехал со своими музыкантами за него выступать в его избирательной кампании. Это был не один Гришко, а больше ста украинских артистов разного уровня и с разными, конечно же, гонорарами.

– Оцените, пожалуйста, деятельность Петра Порошенко в должности президента, дайте оценку событиям на Майдане, а также что мы получили после расстрела Небесной Сотни?

– Очень сложный и болезненный вопрос для всех. Тут лукавить не буду, так как формат журнала общественно-политический, уважаемый и правдивый. Правовую оценку бывшему президенту Петру Порошенко я не имею права давать. Пусть это сделают компетентные органы в ближайшее время, как это было обещано новоизбранным президентом Владимиром Зеленским.

Одно хочу сказать, что все эти 5 лет я находился во внутренней эмиграции. Я был вынужден уехать после Революции Достоинства. Уехать из той страны, в которой имел смелость высказать свое мнение на происходящие события на АнтиМайдане в Мариинском парке. Тогда не только я один, а десятки певцов и коллективов высказались против трагического и жалкого будущего Украины, но «козлом отпущения» был назначен Владимир Гришко.

Но извольте! Видит Бог, я с чистыми помыслами выступил с призывами за единую Украину перед украинскими гражданами, которые с украинскими паспортами, а не перед сепаратистами. Они были такими же гражданами, как и те, которые стояли на Майдане.

Но я тогда еще не знал и не мог предвидеть, что впоследствии получу такую больную реакцию. За добро мы почему-то часто получаем зло. Как поется в песне: “Кто людям помогает, тот тратит время зря. Хорошими делами прославиться нельзя”.

Очень плохо, что в Украине человека принуждают высказывать только одно мнение – то, которое выгодно власти.

– А где вы были эти пять лет?

– Ездил по всему миру. В России, как делают многие украинские исполнители, не выступал, хотя меня приглашают до сих пор. В Украине мне неоднократно блокировали выступления, срывали концерты, продолжая насаждать ненависть украинцев друг к другу. Но – еще раз повторюсь – за что?!

Мы же находимся в демократическом обществе. И мне важно было, как и другим тысячам украинцам, предупредить неизбежное кровопролитие! Ведь на Западе, в Европе нет кисельных рек и стены не намазаны медом – там нужно пахать с утра до ночи.

Я заявил, что у нас два Майдана и одна правда. И один, и второй желали жить лучше, но все мы тогда не понимали, как сделать это лучше. В тот момент нужно было десять раз взвесить, а потом отрезать.

Вспомните, как тогда, в 2014 году, доллар был по восемь гривен, была промышленность, средние зарплаты по 400 долларов, газотранспортная система приносила в бюджет по 3 миллиарда дохода каждый год, а это половина пенсионного фонда.

Сейчас трубопровод хотят выкупить за гроши, бессовестно вывозят в Европу наши леса, европейцы взамен на безвизовый режим получили дешевую рабочую силу, а также хотят отобрать самое последнее и самое кровное – землю.

Что украинцы еще получили? Возможность продавать по небольшим квотам сено, так как больше мы ничего не можем продать – их рынки закрыты для Украины. Да и сама продукция не конкурентная.

Этот пятилетний геноцид против своего народа будем расхлебывать еще лет двадцать.

Я очень уважаю украинский народ, украинскую землю, чрезвычайно мелодичный язык и душевную песню. Горжусь быть гражданином Украины. У меня нет трех паспортов, как модно у депутатов. Вместе с тем ненавижу то государство, которое целенаправленно уничтожает собственный народ.

Когда нам рассказывают о якобы многочисленных достижениях уходящей власти, а на самом деле в семьях, где по несколько детей, нечего кушать, ты понимаешь, что за 28 лет существования Украины это была самая позорная и человеконенавистническая власть.

Представьте. Вечер. Среднестатистическая семья и наша украинская реальность. Эти дети постоянно подходят к холодильнику, думая, что там появилось что-то вкусненькое. Дверцы этого холодильника хлопают, а родители, слыша эти звуки, ничего изменить не могут, и у них обрывается сердце.

Мы дожились до того, что зимой в поселке отключают газ, а пенсионеры приходят под Верховную Раду и просят, чтобы депутаты рассмотрели закон об эвтаназии.

Недавно в Киеве встретился со своим старым приятелем, который раньше очень хорошо пел и был известным – у меня шок. Он вынужден таксовать на своей “евробляхе”, чтобы прокормить семью, и уже забыл, когда выходил на сцену. Это еще одна трагическая грань, когда артисты, которые не востребованы в Европе и которые не уехали в Россию, вот так существуют.

Касательно всего этого страха, хочу сказать, что счастлив и горжусь украинским народом и что третий Майдан, которого все ждали, не состоялся. Вернее, он прошел бескровно в интернете и на выборах нового молодого президента. Я еще больше зауважал ту страну, в которой живу и работаю.

– Как вы оцениваете участие украинских звезд в политике? Например, “Голос” Вакарчука – ведь это технический проект? Кто через его политическую силу может попасть в парламент и как это может навредить украинскому народу?

– Вы знаете, меня научил маэстро Паваротти никогда не говорить плохо о своих коллегах. Не имею права тоже самое делать о Святославе Вакарчуке как о политике, я только могу сказать, что он великий патриотический певец, очень грамотный музыкант.

Он один из немногих, кто собирает стадионы.

Скажу только, что Святослав уже был в политике, я желаю ему на этом поприще успехов. Он правдоруб, говорит все, что думает.

Чем мне импонирует и наш новый президент Владимир Зеленский. Он не пропустит лжи, и то, что он пообещал украинскому народу, выполнит. Приведет к ответственности всех, которые нас ограбил, кто взял преступные миллиардные кредиты и вывел их в офшоры. Украинцы этого ждут и верят, что так и будет, что придет весна и начнут сажать, а также наши граждане будут серьезно контролировать выполнение обещаний новой власти.

– Как, по-вашему, восстановить Украину во всех отношениях? 

– Это тревожит всех, ведь двадцать четыре области проголосовали за мир, который является ключом ко всему.

Есть поговорка, что лучше плохой мир, чем добрая ссора. Поэтому в первую очередь нужен диалог для достижения мира. А затем восстановление экономики.

Для примирения украинцев также важно добиться правды в событиях 2014 года. Кто послужил спусковым крючком для кровопролития?  Кто расстрелял Небесную Сотню? Кто привез в Киев снайперов? Кто сдал Крым без единого выстрела?

– Вспомним про еще одну кровоточащую рану – одесскую трагедию, когда людей сожгли живьем в Доме Профсоюзов. Восстановление полной картины событий важно для того, чтобы украинцы могли двигаться дальше… 

– Я часто бываю в Одессе с концертами. Одесситы говорят, что то, что случилось 2 мая, Одесса никогда не забудет и не простит. Вот в чем трагедия…

– А скажите, улицы имени Степана Бандеры, Романа Шухевича возможны в Одессе?

– У каждого свои герои. И Степан Бандера, и Роман Шухевич, и Маршал Жуков – герои. Это когда две правды сходятся на одной дороге и нельзя разойтись.

При этом Украина должна быть единой и целостной. Но украинцы воевали за разные правды. У меня в коллективе есть звукооператор Валера, который помнит, что ему дед рассказывал, как к нему домой пришли сотрудники НКВД и топили его родственников в колодезе.

А мой отец Данила горел в танке под Курской дугой, подбив четыре вражеских. Получил два красных знамени.

Он пылал, у него полчерепа горело, а он тянул своих полумертвых товарищей наружу, чтобы они не сгорели в танке до углей. Падал, терял сознание, и тут к нему подходит фашист, встает над ним и начинает тушить его мочей. Когда мне этот эпизод отец рассказывал, мне хотелось этому фашисту оторвал все до предстательной железы. Как это может быть стерто в моей памяти?

Вот почему я свято чту праздник 9 мая. Никогда не пропускаю мое ежегодное выступление на лучшем телеканале Украины «Интере», отказываясь от любых контрактов и перелетов. Я так пою, что у людей мороз по коже поднимается. Я вспоминаю отца…

– В заключение хотел бы попросить вас сказать добрые слова читателям журнала Persona.Top. Во что нужно верить и как жить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы?

– Я бы пожелал всем украинцам духовного, физического и материального здоровья. Пожелал бы также стать материалистами, а ценить сиюминутное счастье – которое здесь и сейчас. Это то состояние, которое не купишь ни за какие деньги. Это внутреннее здоровье и внутренний покой.

Я родился на Сталинке, на автовокзале на Демеевке, коренной киевлянин. И вот вспоминаю фразу, которую мне сказал один криминальный авторитет: «Владимир, спокойствие стоит очень дорого!».

Верьте в себя, не отчаивайтесь, мысленно принимайте таблетки пофигизма. Лично я не включаю эти зомбоящики, олигархические каналы, где пропагандируется геббельская идеология. Вспомните, что доктор Геббельс говорил про брехню, которую скажете один раз, потом два и три, а на сто первый граждане признают, что это правда. Так вот к этой неправде, которая лезет изо всех щелей, нужно выпить пару таблеток пофигизма.

АВТОР: Артем Фляжников 

ФОТО: Сергей Лаврусенко 

persona.top

Петро Тима: Цими ласощами можна й подавитися

Пропонуємо Вашій увазі переклад українською відвертого та розлогого інтерв’ю Голови Об’єднання Українців Польщі П. Тими польському виданню «Газета Правна» щодо проблем на українсько-польському векторі та впливу Кремля на розпалювання та підтримування деструктивних факторів, що максимально сповільнюють порозуміння між Україною та Польщею.

– Перший звіт Об’єднання українців у Польщі щодо становища громадян цієї держави в нашій країні показав, що проблеми трапляються, а найновіший звіт – що ситуація вже стала фатальна. Проте з моїх власних спостережень  випливає, що українці займають все більш престижні і добре оплачувані посади і чудово інтегруються. Складається враження, що в своєму звіті ви зосередилися на відхиленнях, які є досить маргінальними.

– Уже багато років у Польщі спостерігається тенденція, тон якій задають управлінці і деякі ЗМІ, – представляти польсько-українські стосунки в цукерково-рожевих кольорах: ми запрошуємо наших братів зі Сходу, нам потрібні ваші робочі руки, наша і ваша культури близькі, ласкаво просимо. Натомість поза цим офіційним наративом кояться погані речі, наприклад, упродовж двох останніх років суттєво збільшилася кількість інтернет-дописів, у яких прочитується ненависть до українців. Зростає фізична агресія, громадяни України стають жертвами злочинів, на них нападають, їх б’ють. Водій UBER у Варшаві, працівник у Воджіслав’ї Шльонському, молодик у Вроцлаві, хлопець з Любліна – це «йо…ні українці» і повинні «пиз…ти з Польщі». Недавно я дізнався про бійку, яка зав’язалася між поляками і українцями, друзями, внаслідок суперечки на історично-політичні теми. Коли забракло аргументів, в рух пішли кулаки.

Ніяк не хочу применшувати ці події, але все-таки наполягаю на тому, що це явища маргінальні. Крайні ситуації, які спеціально витягують – маєте рацію – в публічний простір і на яких наголошують.

– Мені дуже б хотілося, щоб ви були праві, проте мої власні спостереження свідчать про геть інше: ця хвиля все наростає, вона спричинена свідомим розпалюванням ідеологічної ворожнечі. До поширення негативних стереотипів України та її громадян причетні також деякі публіцисти і політики, особливо ті, що пов’язані із ультраправими угрупуваннями, як ONR (Народно-радикальний табір) чи Національний рух. Посол Наглядової Ради Роберт Вінніцький, який пройшов у Сейм РП за списком «Кукіз’15» [проте вийшов з цієї партії в 2016 р. – ред.], закликав заборонити українцям працювати у Польщі. На Підкарпатті перед травневими виборами до Європейського Парламенту гаслом Конфедерації [«Конфедерація KORWiN Браун Лірой Націоналісти» – більш детально цей національно-радикальний виборчий блок описано у матеріалі ІА «Західний інформаційний фронт» «Європа-Україна 2019: виборчі баталії із Кремлем за спиною» – ред. ІА «ЗІФ»] звучало так: «Геть єврейські претензії і бандерівські провокації». Причому під цими провокаціями малося на увазі пам’ятники на честь полеглих громадян Польщі українського походження або ж їхні могили.

– Але це – всього лише маргінальні явища.

– Тоді ще один приклад: слова любельського воєводи Пшемислава Чарнка після урочистості, яка відбулася в липні 2018 в селі Сагринь Любельського воєводства, за участі Президента України Петра Порошенка, міністрів і парламентарів, посла України в Республіці Польща, делегації польських громадян української національності та самих поляків. Урочистість організували для вшанування пам’яті українців, вбитих польськими партизанами в березні 1944 р.: Армія Крайова і Хлопські Батальйони вбили щонайменше 600 людей, в тому числі жінок і дітей [Польський Інститут національної Пам’яті стверджує, що загинуло від 200 до 300 цивільних – ред.]. І воєвода Чарнек назвав учасників цієї урочистості українськими націоналістами, а сам захід – хуцпою та провокацією. Це нечувано, щоб державний урядовець так висловлювався про політиків держави-побратима. Ба більше, польська влада його за це не засудила. Керівник канцелярії прем’єра Міхал Дворчик в інтерв’ю одному із сайтів підтвердив, що, на його думку, це була «політична провокація». Якщо такий приклад показують верхи, то нічого дивного в  тому, що громадянин Польщі, побачивши на дорозі машину з українськими номерами, на якій була наклейка з тризубом і червоно-чорними кольорами, кинувся навздогін і здійснив «громадянське затримання», а про «злочин» (адже червоно-чорні кольори в Польщі прирівнюються до бандеризму) заявив у прокуратуру. Це сталося в листопаді 2018 р. Що цікаво, антиукраїнські настрої посилилися після трансляції фільму «Волинь». А так звані націоналізм і бандеризм, які буцімто панують в Україні, стали передовою темою, яку використовують політично.

– Це правда, що поляків, які чули, що відбулося в Сагрині, набагато менше, ніж тих, хто знає про вбивства поляків на Волині від рук УПА. Кожна держава намагається представити своїх воїнів як незаплямованих рицарів. І в Україні теж вшановуються постаті, які в Польщі прирівнюються до воєнних злочинців.

– Я аж ніяк не стверджую, начебто українська сторона не наробила помилок, тамтешні політики також використовують історію в своїх цілях. Але ми зараз говоримо про те, що відбувається над Віслою, а не там. Як це не парадоксально, Україну намагаються показати країною крайніх націоналістів у той час, коли обидва лідери цієї держави – президент і прем’єр – мають єврейське походження. Проте нарація про українських націоналістів тягнеться ще із ХІХ ст., і посилилася після захоплення Криму Росією. Існує чимало доказів того, що й на території Польщі Кремль веде гібридну війну в плані пропаганди й ідеології. Навіть в Інтернеті, який є чудовим знаряддям, бо в мережі можна опублікувати будь-яку дурницю. Маніпулювати настроями просто: досить накласти історичні стереотипи на сучасні страхи. Тому про Україну пишуть як про «упадлину» [Слово «padliniec» часто пов’язують зі словом «Upadlina» (його записують також як «UPAdlina»). Це слово, як зазначають представники об’єднання українці в Польщі, деякі інтернет-користувачі вживають як принизливу назву української держави, натякаючи на слово «padlina» (падаль) та абревіатуру «УПА», яка означає Українську повстанську армію], переконують, що її громадяни становлять загрозу для поляків і Польщі – відбирають працю і розносять заразні хвороби. Це спрацьовує так само, як спрацювало залякування мігрантами з африканських країн.

– Але з тією різницею, що Польща й справді потребує українців, підприємці б’ються за працівників з України. Без них наша торгівля, сфера послуг і будівництво ніяк би не справилися.

– Це знаю я, це знаєте ви, це усвідомлює, мабуть, ще кілька тисяч людей. Проте якщо проводити моніторинг інформації в Інтернеті, складається враження, наче Україна становить для Польщі більшу загрозу, ніж Росія. Як будуть вести себе люди, яким вбивають в голови таку отруту? Те, що сьогодні ви називаєте маргінальним відхиленням, незабаром може розгорітися в пожежу. А польські служби не реагують на діяльність груп, які виступають проти інтересів Варшави і Європейського Союзу, зате явно підтримують інтереси Росії. Це свідчить про те, що якщо говорити про питання безпеки, то закрадається підозра, що польська держава в цьому питанні – паперовий будиночок. Ми неодноразово повідомляли в ABW [Агенція Внутрішньої Безпеки – аналог Служби Безпеки України – ред. ІА «ЗІФ»] про інциденти, як хоч би відео з руйнуванням українських пам’ятників чи надгробків. Ці матеріали відразу ж з’являються на сайті «Novorossia Today», одним із редакторів якого є такий собі Давід Гудзєц із Табору Великої Польщі [праворадикальна шовіністична організація причетна до руйнування та плюндрування українських пам’ятників в РП, організацій антиукраїнських заходів в РП,  відома тісними зв’язками із російськими пропагандистами, підтримкою терористичних угрупувань ДНР/ЛНР тощо –  ред. ІА «ЗІФ»], що воює на стороні сепаратистів на Донбасі.

– Ви не перебільшуєте з цієї гібридною війною?

– Ні, прошу не думати, що така діяльність обмежується тільки територією Польщі чи України – Росії важливо нагнітати напруження в регіоні. А підпал Центру угорської культури в Ужгороді, на українському Закарпатті, де проживає 100-тисячна угорська меншість в лютому 2018 р.? Виконавцями виявилися два поляки із проросійської «Фаланги» [проросійська радикальна ультраправа націоналістична організація- ред. ІА «ЗІФ»].

Ультраправі угрупування моніторять парамілітарні організації типу «Стрілець» [парамілітарна організація військово-патріотичного виховання молоді. У 2017 році широкого розголосу набув факт діяльності на території України у місті Львів осередку від цієї польської організації, що проводили заходи із військової підготовки етнічної польської молоді шкільного та студентського віку – ред. ІА «ЗІФ»], є підозра, що вони навчають своїх членів, як користуватися зброєю.

Це вже не окремі одиниці, які сповідують хвору ідеологію, а цілі організовані структури. Коли розпочалася російська агресія на Донбасі, вони під Посольством України в Варшаві мітингували і вигукували, що націоналісти під знаком тризуба вбивають цивільне населення. Це вони малювали написи «Смерть катам Волині і Донбасу». Українські хакери з групи «InfromNapalm» простежили перетікання інформації і грошей між білорусом Алєксандром Усовським, людиною російського олігарха Констянтіна Малофєєва, який координув акцію проти України і НАТО на території Польщі й Угорщини, і таким собі Войчєхом Войтулєвічом, колишнім есбеком [співробітник органів безпеки часів комуністичного режиму в ПНР – ред. ІА «ЗІФ»]. Завдяки цьому вдалося довести, що дії, про які я вище розповідав, фінансувала Росія. Можливо, саме Войтулєвіч передавав різним групам гроші за участь в антиукраїнських пікетах і розповсюдження  російської пропаганди.

– Моя газета стежить за цими справами, описує їх і аналізує. Ми не легковажимо питанням російських впливів, але, може, і не варто їх аж так переоцінювати?

– Я впевнений, що їх недооцінюють. Теперішня ситуація діаметрально протилежна до ситуації 90-х років, коли поодинокі антиукраїнські інциденти траплялися переважно на Підкарпатті. Сьогодні це вже ціла велика пропагандистська промисловість: наліпки, відеоматеріали, футболки. Музика, і тут згадаю репера Стопу, який скандує: «Яка Україна? Це не держава, не «паньство». Збунтувалося зрадницьке козацьке гультяйство. Це польська провінція, і треба її відбити. Кур…і бандерівські загони розбити. А як треба, то прополоти і в крові втопити». І ще мультфільми, де бандерівці настромлюють на вила польських дітей. Антиукраїнські плакати з’являються по всій країні – у Варшаві, Вроцлаві, Щецині. Але і в менших містах. А ще там, де історично українців ніколи не було, наприклад, у Великопольщі. Гібридна війна точиться і в реальності, і в мережах. І цей російський наратив лягає на родючий ґрунт. Не тому, що поляки – україноненависники, а з тієї причини, що через маніпуляцію закріплюються старі стереотипи і зміцнюються нові страхи.

– Яким чином?

– Уявіть собі, будь ласка, що на обмежену і не надто велику територію, наприклад, одного воєводства, раптом приїжджає 180 тис. українців. Бо тепер міграції  масові, це вам не «Ігор з другом зібралися на заробітки до Польщі», а цілі фірми привозять сотні людей на замовлення підприємств. І так у Кентжині 500 українців були працевлаштовані на фабриці «Філіпс». Чужі люди, розмовляють чужою мовою, не зважаючи на культурну схожість – вони все-таки інші. Починається конкуренція, виходять на яв страхи і упередження, які насаджувалися багато років поспіль. Люди пишуть на інтернет-форумах, що ці чужинці отримують кращу роботу і зарплату, що наших звільнюють. Політики – не тільки місцеві – розуміючи, що можуть на цих настроях виграти щось для себе, підключаються до цієї гри. Яскравим прикладом нерозумної поведінки для мене стали слова віцемаршалка Сейму Станіслава Тишкі з партії «Кукіз’15» в програмі TVN24 «Кава на лаву». Він сказав, що «кадрові недостачі в лікарнях заповнюються українськими працівниками, часто нижчої кваліфікації. Через це помирають люди». Скандал. На початку розмови я згадував про публіцистів. Є такий тижневик з величезним накладом, його можна придбати на кожній автомобільній заправці – «Варшавська газета», де періодично друкуються фейлетони Станіслава Сроковського. У них він лякає своїх читачів українцями. Суть така, що приймання мігрантів з-за Дніпра ще відгукнеться, бо якщо вони вкореняться над Віслою, покупують собі квартири, віддадуть дітей до шкіл, то почнуть вимагати  самоуправління і автономії. Або ж такий сайт, як Medianarodowe.pl, що позиціонується як патріотичний, де, наприклад, юрист розповідає читачам, як українці змовляються, викуповують Вроцлав і малими кроками прибирають місто до своїх рук.

– Я розумію, що все це небезпечні речі. І болючі. Але ж вони не взялися нізвідки.

– Між нами є багато нерозв’язаних питань. Обидва народи вразливі, їх легко вивести з рівноваги. Для мене страшенно важливо, щоб ми не гралися нашими взаємними комплексами, не використовували їх в малих політичних «войнушках». Історія і сучасність – вразливі сфери, над якими не варто експериментувати, бо це завжди закінчується погано. Якщо поглянути на найсвіжіші, цьогорічні дослідження CBOS [Центр дослідження суспільної думки – ред. ІА «ЗІФ»] щодо симпатій і антипатій до окремих національностей, виявиться, що співвідношення поляків, які люблять українців, до тих, які їх не люблять, змінилося в гіршу сторону: 31% до 41%. Але, коли 11 листопада минулого року Польща відзначала соту річницю незалежності, президент Анджей Дуда у своїй промові не згадав, наприклад, про великопольське повстання як про іскру, з якої розгорівся великий народний зрив, а тільки про Львівських Орлят і хлопця, що загинув у боях з українцями. Перепрошую, але це звернення, і то напряму – до постімперіальної ідеології.

– Ви самі визнали, що українські політики поводяться себе схожим чином, тобто невідповідально: вдаються до націоналістичної нарації, культивують образ тих, хто для нас – ніхто інший, як вбивці.

– Але звернімо увагу на пропорції. Польща – велика, національно монолітна країна, яка переживає період процвітання. Україна – молода держава, та ще й в перманентній кризі. Економічній, незалежницькій, культурній, орієнтаційній. До цього варто додати ще постійний тиск Росії, анексію Криму і війну на Донбасі. Два перші питання не потребують роз’яснень. Говорячи про культурну кризу, маю на увазі те, що в українській державі важливою складовою є мішанка народів, культур, мов. Частина суспільства не знає історії країни, не знає мови, навіть не ідентифікує себе з державою. Багато років тривала груба деукраїнізація і русифікація, які велися в рамках СРСР. Кажучи про орієнтаційну кризу, маю на увазі політичні розбіжності. Ще не відомо, куди поведе країну новий президент Володимир Зеленський, який є радше віртуальним образом, аніж політиком до мозку кісток. З’являються побоювання, що його каденція може означати стримування прозахідних прагнень Києва, що може наступити розворот на Схід. Про це свідчить призначення людей, пов’язаних із командою колишнього президента Віктора Януковича. Але, ясна річ, може бути і так, що візьме гору прагматизм і Зеленський гратиме на два фронти. Проте, незалежно від орієнтації, яку вибере президент, йому важко буде склеїти країну, яка страшенно поділена і окремі регіони якої тягнуться в різні сторони. Мало хто в Польщі знає, що харківський проспект Петра Григоренка, дисидента, захисника прав людини, в’язня «психушок», вдруге перейменували на проспект Ґєоргія Жукова, маршала СРСР, командувача Червоної Армії. Це тільки один із прикладів того, що політичний клімат в Україні змінюється і боюся, що це стане кінцем проукраїнської і прозахідної орієнтації, яку вели Віктор Ющенко і Петро Порошенко. Знову може розпочатися  проросійська історія, як в часи Віктора Януковича і Леоніда Кучми. Її неважко провести, тим більше що великі частини України ставляться до СРСР в найкращому випадку, байдуже, якщо не з ентузіазмом.

– Тоді запитаю вас, українського і водночас польського патріота, що потрібно зробити, щоб вирівняти наші заплутані стосунки і не дати розігратися Великому Брату.

– Обмежити історичні питання, як з однієї, так і з іншої сторони. Розв’язувати складні питання в команді експертів, а не на народній агорі, в сварках. І ще зайнятися справами, які вимагають вирішення тут і тепер. Добрий приклад дав Вроцлав, де з’явився речник з питань багатокультурності. Це наша дівчина, українка, громадянка Польщі, бо в Вроцлаві й справді багато українців з України і представників меншин. І вони мають конкретні проблеми, переважно пов’язані з державними чи адміністраційними інститутами. Це студенти, працівники польських фірм, чиї діти ходять у садочки або школи. Приїжджі не дуже добре знають мову, не орієнтуються в законах, наштовхуються на чимало бар’єрів – їм потрібна допомога. Як ви вже раніше згадали, справді, серед українських іммігрантів все більше людей із вищою освітою, добре оплачуваних фахівців, бодай зі сфери ІТ, чи бізнесменів, які в Польщі засновують фірми і творять робочі місця, в тому числі і для поляків. Тим не менше, левова частка цієї імміграції – прості, хоча і підприємливі люди, яким треба допомогти влаштуватися. Гасити суперечки. Обом народам це піде на добре. І завадить намірам тим, хто бажає нам злого.

Источник: argumentua

Оцінку інтерв’ю Філарета російським ЗМІ має дати СБУ, – Разумков

Про це голова партії “Слуга народу” Дмитро Разумков заявив на брифінгу, коментуючи інтерв’ю, яке дав в Києві російським журналістам з державного телеканалу РФ почесний Патріарх Філарет.

Разумков запевняє, що оцінку присутності в Україні російських пропагандистів має дати СБУ.

“Буде правильно, якщо це коментуватимуть не політики, а прийматимуть рішення відповідні органи і суд. Причому, мені все рівно, це журналіст з Росії, чи з іншої держави – якщо він працює проти інтересів України, то реакція СБУ, правоохоронців, суду має бути в рамках закону і абсолютно компетентною”, – каже Разумков.

Голова додав, що його особиста позиція в тому, що ряд телеканалів є не засобами масової інформації, а одним із видів озброєння у гібридній війні.

Сергей Жданов: в Украине просто необходимая качественная кадровая политика. И этим мы будем заниматься!

Украина очень разносторонне-развитая страна. Но, на сегодняшний день в стране существует большая проблема подбора кадров.

Развитие общества, его прогресс и регресс детерминируются исключительно и абсолютно одним фактором – профессионализмом кадров. Кадры творят мир со всеми его достижениями и проблемами. И даже если мы утверждаем, что общество функционирует и развивается в соответствии со своими закономерностями, нам необходимо осознать, что они, эти закономерности, должны быть кадрами субъективизированы. Профессионально понимая объективные процессы, кадровый работник на любом уровне кадровой пирамиды, от президента до простого труженика, должен строить свою деятельность на основе познанной, осознанной и субъективизированной реальности.

Это и есть проблема Украины. Нужны профессиональные кадры и правильный отбор при назначении кадров. Мы привыкли к мысли о том, что главное в кадровой политике — подбор и расстановка кадров. Но современная жизнь требует выдвижения новых ее принципов, которые дали бы возможность целенаправленно подбирать и эффективно их расставлять. Первичным, базовым процессом кадровой политики должен стать принцип подготовки кадров. Нам их никто не даст, не инвестирует как денежные средства, не продаст как особую производительную силу страны, не подарит как культурную и особенную социальную ценность. Мы должны их подготовить сами.

В кадровой политике,  принцип «подбор и расстановка кадров» в нашем сознании и деятельности должен уступить место социальному закону, суть которого в подготовке кадров. Повторюсь ввиду важности проблемы:  никто нам их не даст, если мы их не подготовим. И даже Европа нам не поможет, она отнимет и те, что мы готовим, если нам некуда будет их «расставлять».

Сегодня кадровая политика в стране, поскольку в ней акцентируется  внимание на подборе и расстановке кадров (хотя не всегда и не везде целесообразной, без учета знаний и опыта), начинает свое функционирование после получения ими профессионального образования. Но в действительности она должна охватывать тот период роста будущего кадрового работника, когда он попадет в образовательно-воспитательную систему страны: семейную, дошкольную, школьную, высшую школу, систему повышения квалификации и переподготовки кадров.

Украина должна иметь четкую, научно обоснованную, законодательно закрепленную кадровую политику. Она должна быть не «за кадром», а четко представляемой каждым кадровым работником и понимаемой теми государственными работниками, которые ее формулируют и реализуют.

Этими проблемами мы и будем заниматься. Также мы постараемся правильно выстроить систему отбора кадров и их назначений, уйдя от безумных конкурсов и отборов.

Жданов Сергей Петрович

1 2 3 17