Рябошапка анонсировал новые представления от ГПУ о снятии неприкосновенности с нардепов

Генеральный прокурор Украины Руслан Рябошапка заявил, что с момента вступления в силу закона о лишении народных депутатов неприкосновенности, процедура привлечения парламентариев к уголовной ответственности будет обычной. Однако будут некоторые особенности.

Сообщает портал АНТИКОР со ссылкой на СМИ.

Рябошапка отметил, что данные особенности, прописанные в законопроекте, принятие которого ожидается уже в ближайшее время.

«Она (процедура привлечения к ответственности депутатов — ИФ) будет самой обычной, как и для простых людей… Но будут определенные особенности, связанные с привлечением к уголовной ответственности. Он будут определены новым законопроектом, который уже зарегистрирован в раде и будет принят», – рассказал генпрокурор журналистам.

Таким образом, по его словам, это будет касаться особенностей регистрации сообщения о поступлении, совершенном народным депутатом, особенностей уведомления его о подозрении.

«Гарантии будут приблизительно такими, как в отношении адвокатов, но это не будет неприкосновенность», – подчеркнул Рябошапка.

Источник: antikor

Дирижёр принятия диктаторских законов Калетник и его люди в Зе-команде

Игорь Калетник (на фото сайта strana.ua) уже «порешал» в Верховном суде. Узурпация власти путем фальшивого голосования у нас в стране больше не считается преступлением. Коммунист-олигарх из свиты Януковича уже обратился в ГБР: он тепер «жертва» и жаждет реванша за «незаконное уголовное преследование» на протяжении 5,5 лет.

1.Как Кизь, Луценко и ВСУ слепили из столпа режима жертву

Последний день работы Юрия Луценко на посту Генпрокурора запомнится скандальными решениями. Он забрал у управления спецрасследований 22 резонансных дела и передал в другие правоохранительные органы (все эти УД новый Генпрокурор Руслан Рябошапка вернул обратно). И он же похлопотал о том, чтобы дело одиознейшего коммуниста Игоря Калетника было закрыто (это постановление так же обжаловано).

А реализовал «партийное задание» Сергей Кизь, который начал активно вмешиваться в расследование сразу после того как Луценко сделал его своим замом. Как рассказали «ОРД» в Генпрокуратуре, Кизь на каждом совещании спрашивал: «Где Калетник?». Хотя за фальсификации, связанные с принятием «драконовских законов 16 января» привлекается еще десяток персонажей с громкими именами, Кизь сначала возобновил приостановленное дело, в котором кроме Игоря Калетника фигурируют еще 8 лиц, находящихся в розыске, а затем закрыл персонально в части Калетника.

Сомнения в незаангажированности Луценко и Кизя вызывает не только тот факт, что экс-вице-спикера ВР почему-то решили «оторвать» от подельников. Но и оправдания, которые озвучила пресс-секретарь Луценко. Из публикации Ларисы Сарган вытекает, что ГПУ вообще не имела права преследовать «душку Калетника». Свою позицию пресс-секретарь объяснила декриминализацией одной из статей, по которым его привлекали.

«Сарган подразумевает изменения к примечанию к статье 364, принятые Верховной Радой в мае 2014 года. Изменения в той части, что вред от злоупотребления властью должен быть только материальный. Раньше статья подразумевала, что в результате злоупотребления возможен и нематериальный ущерб. Поэтому Калетнику с его сообщниками и инкриминировали подрыв авторитета органов государственной власти (нематериальный вред). Таким образом, после изменений произошла лишь частичная декриминализация. Хотя на момент совершения этого преступления такого примечания не существовало, УПК написан так, что если закон смягчает участь фигуранта, он имеет обратную силу. Но при этом сам законодатель, когда изменял примечание к 364ой статье, указал, что данное смягчение не относится к преступлениям, которые имели место до вступления закона в силу», — поясняют в ГПУ.

Не только бывшее руководство Генпрокуратуры, но и суды относились к Калетнику «по-особенному». Каким-то «волшебным образом» становились на его сторону – даже там, где в идентичном деле Александра Ефремова энд Ко проявляли принципиальность. Например, судья Печерского райсуда Владимир Карабань отказал в разрешении на задержание беглеца Калетника. В декабре 2018 года Печерский райсуд установил месячный срок для завершения уголовного производства. А в мае сего года тот же райсуд отменил розыск Калетника.

Не исключено, что следственный судья вышел за рамки полномочий, ограничив сроки, поэтому на данное решение была подана апелляция. Но… 18 октября сего года палата Кассационного уголовного суда Верховного Суда отказала в удовлетворении кассационной жалобы Генпрокуратуры.

При этом Калетник лично явился в Верховный суд, чтобы уже никто не сомневался — для правосудия он недосягаем. Это стало дополнительным неприятным сюрпризом: следователи признаются – не знали, что беглый коммунист вернулся в Украину.

Логика украинских судей выглядит так: если бы Калетник украл трибуну Верховной Рады — его можно было бы привлечь, ведь трибуна имеет конкретную цену, а коль он попытался украсть у Украины демократию и права украинских граждан – это не преступление, ибо ущерб не материальный. Так для Калетника открылась возможность для мести: «пещерный Печерский суд» уже обязал Государственное бюро расследований начать уголовное производство в отношении следователей, которые «могли превысить полномочия», занимаясь Калетником.

А пока Калетник примеряет образ «жертвы незаконного преследования», экс-главу фракции ПР Александра Ефремова и бывших нардепов — коммуниста Сергея Гордиенко и «регионала» Александра Стояна собираются судить за то же самое – их роль в фальшивом голосовании 16 января. У Ефремова, как известно, есть и второе УД. Несколько лет шел процесс в Старобельске о госизмене и сепаратизме, а суд по делу о диктаторских законах из-за отсутствия Ефремова в Киеве никак не мог преодолеть фазу подготовительного заседания. Дело совершило вояж из Соломенского райсуда в новосозданный ВАКС (который отказался им заниматься, так как УД не коррупционное) и оттуда — в печально-знаменитый Печерский райсуд.

Дополняет абсурдность ситуации еще одно решение, вынесенное 2 недели назад – разрешение на проведение специального досудебного расследования в отношении Виктора Януковича, которому инкриминируется абсолютно тот же состав преступления, который судьи «не нашли» у Калетника с той разницей, что следствие считает именно Януковича инициатором принятия «драконовских законов». Но если в деле Калетника отсутствует состав преступления – откуда он возьмется в деле Ефремова и Януковича?

2.Как Украина чуть не стала Северной Кореей, а на Майдане появились первые погибшие

Давайте вспомним тот исторический для украинского парламентаризма день 16.01.2014 и попробуем непредвзято оценить роль Калетника:

Многие участники событий вскоре обосновались в РФ — ручной генерал Ахметова Владимир Малышев (на фото ТСН), который гордо демонстрировал окровавленное в потасовке лицо, постоянно докладывающий по телефону сын тогдашнего Генпрокурора Пшонки — Артем, будущий «депутат ДНР» и спонсор «Оплота» Александр Бобков, Олег Царев, Вадим Колесниченко, и другие шариковы…

Пока оппозиционеры блокировали спикера ВР Владимира Рыбака, его зам Игорь Калетник с голоса внес предложение, за которое депутатское большинство голосовало руками, конвейерным способом. Калетник просто зачитывал названия законов, а второй ведущий этого «шоу» — глава счетной комиссии Владимир Олейник, без всяких подсчетов повторял одну и ту же короткую фразу: «235 – «за». Теоретически это значило — 203 «регионала» и 32 коммуниста, но многие из них утверждали, что не голосовали (в том числе и «тендерный мафиози» Антон Яценко, чьи схемы недавно привели к расколу в «Слуге народа»).

Больше троих не собираться, шлемы не надевать, палатки не устанавливать, колонной из 5 машин не ездить, для журналистов – тюрьма за клевету и усиление ответственности за сбор информации о судьях, 7 лет тюрьмы за угрозы правоохранителям, покупка симки для мобильного только по паспорту (норма, которую недавно предлагали нынешние парламентарии), и тд. Вот те законы, которые устанавливали в Украине жесткий авторитарный режим — вроде путинского, даже хуже.

Свите Януковича казалось, что закручивание гаек поможет погасить протестные настроения. Но шулерским способом принятый пакет законов привел к обратному эффекту. После того как оппозиция объявила, что произошел захват государственной власти, протесты радикализовались.

Уже через 12 дней диктаторские законы пришлось отменить. В том числе и самый скандальный — закон Олейника и Колесниченко, который запрещал фотографировать и публиковать фото дворцов, часов и автомобилей депутатов. Ефремов принес извинения избитым представителям медиа, но было поздно: Небесная сотня начала трагический отсчет.

После побега из страны Януковича много говорилось о том, что наказание для тех, кто пытался превратить Украину в Северную Корею – дело чести для новой власти. Привлекать Калетника начинал еще Генпрокурор Виталий Ярема. Правда, вскоре выяснился конфликт интересов — расследованию мешали бизнес-отношения с Калетником его зама Анатолия Даниленко, который сам чрезмерно незаконно обогатился.

Дело № 42014000000000326 о «Злоупотреблении властью» (ч. 2 ст. 364 УК) и «Служебном подлоге» (ч. 2 ст. 366 УК), по которому проходил в т.ч. бывший Президент Виктор Янукович и нардепы-«регионалы», расследовалось с апреля 2014го. В декабре 2014го были объявлены в розыск Калетник и Олейник. О подозрении Виктору Януковичу и 15 бывшим народным депутатам объявили в октябре 2015 года. Дело № 42015000000002664 по подозрению в отношении Игоря Калетника (по тем же — ч. 2 ст. 364 и ч. 2 ст. 366 УК) было выделено в отдельное уголовное производство в ноябре 2015го.

3.Как ученый аграрий подарил сыну таможеннику добра на 70 миллионов

Говорят, что по старой традиции простили бывшего таможенника из КПУ не за красивые глаза, а за большие деньги. Как модно говорить – «обилетили». Не зря же у Генпрокуратуры было еще одно дело – о легализации средств, полученных преступным путем, и незаконном обогащении Игоря Калетника… О котором благополучно забыли. Как рассказали «ОРД» в ГПУ, еще в 2016 году это громкое УД незаконно забрали у управления спецрасследований.

Всю жизнь Игорь Калетник проработал на таможне. Боролся с контрабандой. И перед приходом в ВР в 2012ом 2,5 года возглавлял Государственную таможенную службу Украины. При Януковиче сколотил состояние, которое трудно оценить – то ли сотни миллионов долларов, то ли миллирады гривен. Вдумайтесь: один лишь пятиметровый забор, которым Калетник обнес одно из своих владений, стоил 6 миллионов гривен.

Дворцы, латифундии, которым позавидовал бы Маркиз Карабас (в основном, отнятые обманом у крестьян земельные паи или мошеннически прихватизированные лесные богатства), охотничьи угодья в заповедниках, «бентли» и вертолеты…

На фото Григория Калетника из Фейсбук — почетный президент Винницкого национального аграрного университета Григорий Калетник собственной персоной. Он тоже был в сессионном зале 16 января 2014 года и голосовал за «диктаторские законы». После Майдана придумал для себя должность президента, т.к. люстрация не позволяла стать ректором.

Журналисты нашли у Калетника три гигантских имения, огражденные пограничными столбами, и в том числе 40 гектаров Бучанского леса, украденного у громады, на просторах которых Игорь Калетник возвел собственное Межигорье и записал на своего дедушку:

Как бы догадываясь, что его легальные доходы не позволяли иметь и сотой доли процента этих богатств, в декларации за 2013 год Игорь Калетник указал, что получил подарков и призов на 70 миллионов гривен.

Когда запахло жареным, эти щедрые «подарки» взял на себя Калетник-старший – 70-летний Григорий Калетник, тоже бывший народный депутат, но из ПР, тоже миллионер, и тоже владелец гигантских земельних наделов, полученных сомнительным способом.

В династию входила так же кузина таможенника, которую называли самой богатой женщиной ВР – коммунистка Оксана Калетник. На эту дамочку СБУ возбуждала УД за сепаратизм, судьба которого так же загадочна, как и итог расследования на тему отмывания денежных средств Игорем Калетником.

4. Как люди Калетников прорастают в «зеленой» власти

Еще в начале нынешнего года, когда мало кто верил в триумф комика из «95 квартала», винницкие СМИ обращали внимание на поддержку, которую ему оказывал Калетник-страший. А в июле сего года Григорий Калетник снова намылился в депутаты. И никто из местных не удивился, когда против него в округе № 18, который он окучивал, «Слуга народа» не выставила сильного противника. В итоге избиратели прокатили токсичного «агрария» и в ВР по этому округу прошел представитель «Батькивщины».

Но Винничину, похоже, не зря пугали реваншем одиозной династии. И экс-«регионал» Калетник-старший не зря обеспечил Зеленского админресурсом национального аграрного университета.

Илья Павлюк учредитель 5 предприятий и бенефициар зарегистрированной в Черновицкой области фирмы «Свiженька-мiлк». Но его легальный бизнес не позволил бы разбрасываться миллионами на спонсорство (можете видеть его на схеме). А вот теневые доходы этого «корейко», по данным сайта «Цензор», позволили как-то заплатить выкуп в 2 млн долларов.

Хотя и не сам Григорий Калетник, но одобренные кумом его сына трое «слуг»-мажоритарщиков победили на выборах в ВР в Винницкой области.

Это доверенное лицо Калетников зовется Илья Николаевич Павлюк. Бывший «смотрящий» за контролируемыми потоками контрабанды и «решала» периода расцвета на таможне Игоря Калетника. И он же — бывший помощник нардепа Калетника во время его работы в ВР 6 созыва. Павлюк координировал и финансировал работу региональных штабов Зе — о чем Украина узнала из переписки штаба Зеленского в Telegram, которую слили журналистам:

Илья Павлюк негласно возглавлял штаб Зе в 4 областях на западе страны: Львовской, Франковской, Тернопольской, Черновицкой. Ничего удивительного — он же и сам уроженец Буковины и долго считался там главным контрабандистом. Поэтому и родственник Павлюка — Максим Павлюк попал в ВР от «Слуги» по списку, и люди Ильи Павлюка прошли в ВР во всех мажоритарных округах Черновицкой области.

Одному из нардепов-протеже Павлюка якобы даже не помешало гражданство Румынии и он теперь целый зам главы комитета ВР по вопросам правовой политики (https://itd.rada.gov.ua/mps/info/page/20987).

Родственник помощника Калетника сыгравшего финансовую и организационную роль в победе «СН» в регионах прошел в ВР по списку «Слуги» № 102 – он бывший военный прокурор и зам.главы комитета ВР по вопросам правоохранительной деятельности

Но главный интерес Калетника-Павлюка – возвращение на таможню. 23 октября всплыла информация о том, что на должность в новой таможне хипстера Нефедова на Харьковщине претендует человек Калетника Александр Малько. А на аналогичную должность в Черновицкой области рассчитывает еще один близкий к Калетнику-Павлюку — некто Игорь Добровольский (о чем заявляет конкурирующая группа в «Слуге народа»: https://www.facebook.com/EvgeniyPlinskiy/posts/1527765714092781)

Официально Винницким областным представителем команды Зеленского была подчиненная Григория Калетника — библиотекарша Светлана Лутковская, свекр которой оказался бизнес-партнером Калетника. А неофициально курировал винницкий штаб «Слуги» Илья Павлюк, который заполнил партию Зе «слугами» на Буковине. Фото vinnytsianews.com

Прекращение уголовного производства в отношении Игоря Калетника открывает перед ним политическую сцену, а значит — и новые возможности для незаконного обогащения. Например, он считает, что вернет себе украденные при Януковиче леса. Но исключительно для того, чтобы выгодно продать. Потому что судьбу свою с Украиной семья Калетников уже не связывает и несколько лет проживает в престижном поместье во Франции. Все просто, украл в Украине – и живи счастливо во Франции. Но … законы кармы никто не отменял. И рано или поздно за обворованных украинских стариков и детей ответить придется.

В суде первой инстанции в г. Ирпень нынче маринуется дело о 14 га, которые Калетник присвоил при Януковиче и построил себе там подобие Межигорья. 17 октября 2014 года этот суд забрал у 90-летнего деда Игоря Калетника 14 га, незаконно изъятых из лесного фонда, но после этого дело прогнали по всем инстанциям, и в конце концов Верховный суд вернул его на исходные позиции.

При «зеленой» власти у «Бучанского Межигорья» может появиться такая же перспектива, как и у дела о диктаторских законах: оптимистичная для ненасытных друзей Януковича и печальная для защитников леса. Остаётся гадать – во сколько уже обошлись семейству красно-бело-голубых все многочисленные «положительное решения». И во сколько еще обойдутся.

Источник: ord-ua

ГПУ уволила Горбатюка. Он обещает жаловаться

Генеральный прокурор Руслан Рябошапка уволил начальника Управления специальных расследований Генпрокуратуры Сергея Горбатюка.

Об этом УНИАН сообщил сам Горбатюк.

«Мне звонили из отдела кадров и сообщили, что я уволен. Приказа я еще не видел», — сказал он.

Горбатюк добавил, что считает увольнение незаконным, поскольку, согласно закону о прокуратуре, увольнению подлежат только прокуроры, которые не прошли аттестацию или отказались от ее прохождения, в то время как он является руководителем следственного управления, то есть следователем, а по закону, следователи могут перейти на работу в Офис генерального прокурора, когда он будет создан, написав соответствующее заявление. Поскольку Офис еще не создан, поэтому это увольнение, по убеждению Горбатюка, является нарушающим закон.

Он добавил, что, как только получит соответствующий приказ о своем увольнении, то обжалует его в административном суде.

Горбатюк видит в действиях Рябошапки признаки уголовного преступления и обратится с соответствующим заявлением в Государственное бюро расследований.

Как сообщалось, 19 октября Генеральная прокуратура не допустила к прохождению аттестации прокурора Алексея Донского и руководителя Управления спецрасследований Горбатюка, которые занимаются расследованиями дел Майдана. Донской пояснил, что он и Горбатюк написали заявления на прохождение аттестации не по тому образцу, по которому предлагали подписать в ГПУ, а в произвольной форме. Из-за этого их не допустили к прохождению аттестации.

В июле 2018 года тогдашний генеральный прокурор Юрий Луценко ликвидировал Департамент спецрасследований ГПУ, который возглавлял Горбатюк, и образовал Управление специальных расследований. Горбатюк был назначен начальником Управления спецрасследований ГПУ.

Источник: ord-ua

ГПУ уволит более 200 прокуроров, отказавшихся проходить переаттестацию

К числу таких ГПУ причисляет также прокуроров, которые подали заявления не в установленной форме

Генеральная прокуратура Украины намерена уволить 218 прокуроров, которые отказались проходить переаттестацию или подали заявления другого образца.

“218 прокуроров Генпрокуратуры не подали заявления о намерении пройти аттестацию и работать в новых органах прокуратуры. Таким образом, они самостоятельно отказались от аттестации для перевода в Офис Генерального прокурора. Они подлежат увольнению в соответствии с законодательством”, — говорится в сообщении.

При этом к числу отказавшихся от переаттестации ГПУ причисляет также прокуроров, которые подали заявления не в той форме, которая установлена Порядком прохождения прокурорами аттестации. В прокуратуре сообщили, что 11 277 прокуроров (из них 1082 — в Генпрокуратуре), то есть более 96%, подали такие заявления установленного образца.

Известно, что в заявлении установленного образца, в частности, есть пункт, где подписант дает согласие на то, что при принятии решения об аттестации комиссия может принимать во внимание любую информацию от физических или юридических лиц без необходимости ее проверять.

“Согласен с тем, что во время проведения собеседования и принятия решения кадровой комиссией может приниматься во внимание информация, полученная от физических и юридических лиц (в том числе, анонимно), которая не подлежит дополнительному официальному подтверждению”, — говорится в заявлении, которое предлагала подписать ГПУ.

Как сообщалось ранее, прокуроры Алексей Донской и Сергей Горбатюк написали заявления на аттестацию не утвержденного образца, а в произвольной форме, поскольку считают пункт об “анонимке” грубым нарушением закона. Из-за этого их не допустили к аттестации.

Также из Генеральной прокуратуры уволили четырех следователей управления специальных расследований, которое занимается расследованием дел Майдана, которые тоже написали заявления на переаттестацию в произвольной форме. Руководитель управления Горбатюк утверждает, что это решение противоречит закону.

Ранее сообщалось, что президент Владимир Зеленский предлагает отменить так называемые “правки Лозового” и предоставить Национальному антикоррупционному бюро и Государственному бюро расследований право самостоятельно осуществлять прослушивание.

Источник: delo

Адміністрацію президента Порошенка підозрюють у зловживанні владою, — ГПУ

Генеральна прокуратура України визначила за детективами Національного антикорупційного бюро підслідність у кримінальному провадженні за фактом зловживання владою Національним агентством з питань запобігання корупції та Адміністрацією президента часів Петра Порошенка.

Про це повідомляє прес-служба ГПУ.

За даними слідства, службові особи НАЗК, ймовірно, діючи за вказівками службових осіб Адміністрації президента, упродовж 2017 року приймали рішення про відсутність порушень за результатами проведення спеціальних та повних перевірок декларацій осіб, уповноважених на виконання функцій держави або місцевого самоврядування, чи непроведення таких перевірок взагалі.

Раніше експерт розповів, що у Порошенка немає шансів повернутися у владу.

Источник: informator

Реформа прокуратуры: изменения и риски для Украины

4 октября 2019 года Генеральный прокурор Руслан Рябошапка объявил о начале второго этапа реформы прокуратуры. А 19 сентября 2019 года Верховная Рада приняла Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно первоочередных мер по реформе органов прокуратуры». Этот закон запустил масштабные изменения в работе прокуратуры.

Данные изменения могут иметь как положительный эффект, так и определенные риски для дальнейшей работы этой структуры.

Переименование Генеральной прокуратуры Украины

В первую очередь стоит обратить внимание на переименование Генеральной прокуратуры Украины в Офис Генерального прокурора. Такое название упрощает и нивелирует значение и место прокуратуры в системе правоохранительных органов Украины. Слово «офис» происходит от англ. office и от лат. officium (обязанность, служба) и обозначает:
— помещение, здание, комплекс зданий, где работают секретари, охранники и уборщики;
— нежилое помещение, принадлежащее субъекту хозяйствования, где содержится его исполнительный орган и которое имеет определенный адрес для почтовой связи. В офисе находится штаб-квартира, где работает руководство и официальное представительство фирмы.

Слово «office» в 1365 году использовалось как обозначение места, где ведутся дела. С XV века английские купцы стали использовать для своего бизнеса здания, где были кабинеты (офисы) и заключались сделки.

Такое название вполне целесообразно для компании, предприятия, места расположения представителей и руководящего состава учреждения. Но не для центрального правоохранительного органа Украины, который выполняет надзорную функцию, осуществляет процессуальное руководство и поддерживает государственное обвинение в судах от имени государства. Хотя либертарианство предусматривает такой способ нивелирования государственных учреждений.

Еще одно изменение, которое влияет на восприятие прокуратуры — отмена законодательных актов, регулирующих положение о классах чинов прокуроров и форменной одежде. Поскольку реорганизация предусматривает возвращение к территориальной системе распределения, региональные прокуратуры становятся областными и окружными, в зависимости от их расположения.

Прокуратура занимает центральное место и является заключительным звеном в системе правоохранительных органов, полностью координирует их работу. Поэтому решение об отмене чинов вызывает вопрос о лишении статуса прокуратуры как центрального органа в правоохранительной системе государства.

Например, в ситуации, когда на координационном совещании среди его участников, представителей Национальной полиции, СБУ, налоговой полиции и других только Генеральный прокурор должен быть в гражданской одежде. В таком случае форма — это индикатор принадлежности органов к правоохранительной системе, а прокуратура — ее центр.

Такое решение может быть обусловлено процедурой демилитаризации отдельных ведомств, при которой признаков милитаризма лишаются все правоохранительные системы страны. Но она должна начаться с изменений в сферах, где форменная одежда и чины имеют скорее традиционный характер — например, таможенная, налоговая, транспортная служба и другие.

Значение кадровых изменений и расширение полномочий Генпрокурора

Главная цель закона — кадровые изменения или «перезагрузка» кадров прокуратуры. Она предусматривает проведение переаттестации действующих прокуроров: все прокуроры всех уровней прокуратуры должны пройти полную проверку, в которой будут учитываться не только знания и практический опыт, но и дисциплинарные жалобы и данные о качестве рассмотрения жалоб от граждан прокурорами.

В рамках кадровых изменений стоит задача привлечения новых специалистов на должности прокуроров. В составе кадровых комиссий должны быть лица, которые прошли проверку, аттестацию, имеют специализированное образование и практический опыт не менее 15-20 лет. Это обеспечит качественный отбор кандидатов на должности прокуроров.

В то же время штат органов прокуратуры сокращается с 15 000 до 10 000 работников. Такое количество прокуроров, по мнению специалистов-практиков, не является достаточным для нормального функционирования и обеспечения выполнения всего спектра задач прокуратуры и ее подразделений. Поскольку уже начало свою работу Государственное бюро расследований и предусматривается создание Института дознания, который начнет свою работу с января 2020 года. С увеличением количества следователей и дознавателей должен происходить пропорциональный рост количества процессуальных руководителей (прокуроров).

Реформа прокуратуры также предусматривает расширение полномочий Генерального прокурора и возвращает требование, согласно которому должность может занять только лицо с высшим юридическим образованием и стажем работы не менее 5 лет в области права.

В связи с временным прекращением работы квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров и Совета прокуроров Украины в сентябре 2021 года Генеральный прокурор получает ряд временных полномочий, которые он использует на период проведения кадровых изменений:

— определение порядка проведения отбора на занятие вакантной должности прокурора;
— рассмотрение жалоб на прокуроров в период переаттестаций и установления дисциплинарной ответственности;
— определение порядка увольнения прокуроров без согласования решения с Советом прокуроров.

С одной стороны, такое расширение противоречит демократическим принципам работы прокуратуры, поскольку все полномочия закрепляются за Генеральным прокурором. Но, с другой стороны, на этапе реструктуризации органов и переаттестации прокуроров это будет способствовать оптимизации процесса принятия решений.

Генпрокурор в течение 1,5 года при поддержке кадровых комиссий имеет возможность полностью изменить штат системы органов прокуратуры. Что может означать тотальный перезапуск работы прокуратур и ограничить возможность возвращения на должности прежних работников Генеральной прокуратуры.

Ликвидация военной прокуратуры: за или против?

Согласно принятому закону военная прокуратура полностью ликвидируется. Расследование военных преступлений передается Государственному бюро расследований и предусматривается создание специализированных органов прокуратуры. Учитывая специфику военных преступлений, такое решение вызывает некоторые вопросы.

Ликвидация военных прокуратур в мирное время является достаточно логичным решением. Но, учитывая ситуацию в стране, необходимость расследования военных преступлений и эффективность работы военных прокуроров в зоне боевых действий, работа военных прокуратур была бы весьма кстати.

На что повлияет реформа прокуратуры?

Даже на начальных этапах реформа прокуратуры может стать ключевым толчком для значительных изменений в работе системы правоохранительных органов.

В этом году, по данным Центра Разумкова, доверие граждан к органам прокуратуры составляет всего 2,3% населения Украины. По сравнению, например, с 2015 годом, когда доверие к прокуратуре составляло 13%. Есть надежда, что кадровые изменения в прокуратуре и дальнейшая ее работа в новом составе способны изменить эти показатели. Заявления о прозрачности и информирование общественности обо всех этапах изменений уже вызывают положительные отзывы у граждан.

Реформа может нести не только положительные изменения, но и определенные риски. По моему мнению, основной — это размытие значения прокуратуры как института власти. Поскольку изменение названия и реструктуризация несут за собой изменения в позиционировании прокуратуры как центрального государственного органа контроля правоохранительной системы Украины.

Еще одним риском может стать затягивание сроков кадровых изменений прокуратуры. Учитывая масштабы реформирования и количество прокуроров, которые должны пройти процесс аттестации и конкурсы на должности.

На начальных этапах реформы улучшить и ускорить процесс этих изменений поможет расширение полномочий и возможностей Генерального прокурора. Важно также то, насколько качественно будет осуществляться подбор кадров в органы прокуратуры кадровыми комиссиями.

Источник: fraza

Генпрокуратура открыла уголовное производство против киевского “Динамо” из-за неуплаты налогов

Генеральная прокуратура Украины открыла уголовное производство по факту уклонения от уплаты налогов в особо крупных размерах служебными лицами ООО “ФК “Динамо” Киев”.

Как информирует Цензор.НЕТ со ссылкой на ZN.UA, об этом свидетельствуют данные Единого реестра досудебных расследований.

В частности, речь идет об уголовном производстве № 42019000000002028, зарегистрированном 17 сентября 2019 года.

В ходе досудебного расследования уголовного производства следователи ГПУ установили, что “служебные лица ООО “ФК “Динамо Киев” обеспечили избежания уплаты Обществом налогов в особо крупных размерах путем реализации схем финансирования деятельности спортивного клуба с использованием банковских счетов оффшорной компании”.

Генпрокуратура открыла уголовное производство против киевского Динамо из-за неуплаты налогов, - ZN 01
Фото: ZN.UA

Служебным лицам ООО “ФК “Динамо” Киев” инкриминируют часть 3 статьи 212 (уклонение от уплаты налогов, сборов, других обязательных платежей, – ред.) Уголовного кодекса Украины. Санкция статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет с конфискацией имущества.

Напомним, ранее руководство “Динамо” неоднократно обвиняли в неуплате налогов в бюджет Украины с помощью оффшорных схем финансирования клуба. По предварительным подсчетам, за пять лет ФК недоплатил в бюджет 445 млн. грн, из которых порядка 183 млн. грн должно пойти в пенсионный фонд и около 30 млн. грн – в госбюджет в качестве военного сбора.

“Тем самым киевский клуб платил меньше 1% налогов от реальных окладов своих игроков. По данным медиа, основную часть зарплаты в “Динамо” платили через офшор Newport Management LTD, которая фигурирует в судебных исках”, – сообщало тогда “Новое время”.

Более того, летом 2018 года украинские СМИ опубликовали копию зарплатных ведомостей столичного клуба.

В соответствии с документом, футболисты клуба получают зарплату на уровне 18-20 тыс. грн на месяц.

При этом, как ранее сообщил прессе экс-динамовец Дерлис Гонсалес, его реальная зарплата в “Динамо” достигала 110 тыс. долларов в месяц.

На зарплатные ведомости игроков “Динамо” тогда отреагировали юристы, призвав Государственную фискальную службу проверить столичный клуб на предмет оптимизации налогов. Однако фискалы этот факт проигнорировали.

Владельцы “Динамо” – братья Игорь и Григорий Суркисы. Оба являются фигурантами уголовного производства относительно коррупции в энергетике. Г. Суркис сегодня является действующим народным депутатом Украины от ОПЗЖ.

Отметим, ранее СМИ писали о намерениях нового Генерального прокурора Украины Руслана Рябошапки внести представление о снятии неприкосновенности с Суркиса в ВР до 1 ноября 2019 года.

censor.net.ua

Богдан проталкивает в силовые структуры своих коррумпированных однокурсников. Тарас Дунас

Андрей Богдан все более становится похожим Петра Порошенко, когда тот был секретарем СНБОУ. Богдан, как и Порошенко старается максимально насытить силовые структуры своими однокурсниками. Столь же мутными, как и он сам. Вот что пишет об одном из них Владимир Бойко. 

РОЗУМ, ЧЕСТЬ І СОВІСТЬ ОНОВЛЕНОЇ ПРОКУРАТУРИ

Якби заступник генерального прокурора Віктор Трепак вчив у школі іісторію Стародавнього Риму, він би, напевно, пригадав розповідь Цицерона про авгурів – жреців, що тлумачили волю богів по польоту птахів і які при зустрічі один з одним не могли стриматись від сміху. Принаймні, зустрічаючись з виконувачем обов’язків начальника Департаменту кадрової роботи та державної служби Генпрокуратури Тарасом Дунасом Віктор Миколайович, напевно, не може стримати усмішку. А коли вони збираються втрьох – Трепак, Дунас і перший заступник генпрокурора Віталій Касько – то коридорами Генеральної прокуратури лунає навіть не сміх, а регіт.

Ще б пак: Тарас Омелянович Дунас нині оголошений розумом, честю і совістю органів прокуратури. Зразу ж після свого призначення генеральним прокурором Руслан Рябошапка, начуваний про виняткову чесність Дунаса, виписав його з Миколаєва, де Тарас Омелянович очолював обласну прокуратуру, до Києва й поставив на чолі кадрового департаменту, доручивши відокремлювати козлищ від агнців, а чесних прокурорів – від хабарників.

Треба думати, що генпрокурор Рябошапка, довіряючи Дунасу керувати кадровою політикою прокуратури, взяв до уваги рекомендації керівника Офісу Президента Андрія Богдана, який навчався з Дунасом на одному курсі Львівського державного університету ім. Івана Франка і який своїм чесним словом підтвердив моральну непорочність Тараса Омеляновича. Бо працювати на такій посаді може лише людина виняткових моральних чеснот: згідно з Порядком проходження прокурорами атестації, затвердженого наказом генерального прокурора від 3 жовтня 2019 року №221, при вирішенні питання щодо можливості подальшої роботи прокурора в органах прокуратури атестаційна комісія братиме до уваги не лише інформацію з офіційних джерел, але й анонімні повідомлення в соцмережах і тому подібні «докази».

А причиною веселого настрою заступника генпрокурора Трепака є та обставина, що в березні 2015 році, коли Віктор Миколайович обіймав посаду першого заступника начальника Головного управління по боротьбі з корупцією та організованою злочинністю Центрального управління СБУ, його контора ледь не вдягнула кайданки на Тараса Дунаса та його колегу Олександра Білоуса.

Дунас на той час працював першим заступником начальника Головного управління представництва та організації участі в кримінальному провадженні в суді Генеральної прокуратури, а Білоус – заступником начальника цього управління. Згідно з рапортом оперативного співробітника СБУ від 23 березня 2015 року №14/2/2-2282 Дунас і Білоус організували систему вимагання грошей з громадян за здійснення на їх користь окремих процесуальних дій типу подання чи не подання апеляційної або касаційної скарг, допомогу в пом’якшенні покарання й т.п. Гроші високі достойники отримували через адвокатську контору, підконтрольну Білоусу.

Якщо раптом Трепак призабув цю історію, наводимо витяг з постанови про заведення оперативно-розшукової справи відносно Тараса Омеляновича Дунаса та Олександра В’ячеславовича Білоуса категорії «перевірка» з класифікацією «прийняття пропозиції, обіцянки або одержання неправомірної вигоди службовою особою» за ознаками ч.4 ст. 368 КК України.

Невдовзі оперативники СБУ, переконавшись, що Дунас і Білоус є доконаними хабарниками, вийшли на реалізацію матеріалів оперативно-розшукової справи, тобто зібрались організувати передачу контрольованого хабаря з наступним затриманням попсуй-прокурорів. Але для цього треба було отримати санкцію керівника підрозділу Генпрокуратури, який здійснював нагляд за додержанням законів органами, що ведуть боротьбу з організованою злочинністю – Георгія Івановича Сватка. Зрозуміло, що Сваток таку санкцію дав, після чого попередив Дунаса, щоби той негайно згортав свою комерційну діяльність і ні в якому випадку не брав гроші – мовляв, це буде «підстава» СБУ.

Напевно, Трепак пам’ятає цю історію: річ у тім, що, окрім Дунаса та Білоуса, у злочинне угруповання входили його безпосередні підлеглі з Главку «К», які підшукували клієнтуру для прокурорів, через що оперативно-розшукову справу мало реалізувати Управління внутрішньої безпеки СБУ. Коли реалізація зірвалась, скандал, кажуть, був колосальний, тим більше, що спілкування між Сватком і Дунасом було задокументовано, бо Георгій Іванович раніше неодноразово «зливав» таємну інформацію зацікавленим особам через що керівники оперативних служб двічі доповідали колишньому генпрокурору Віктору Пшонці про його витівки.

Але скарги оперативників знову ніяк не позначились на кар’єрі Дунаса, Білоуса та Сватка – річ у тім, що в 2015 році інформацію про порушення законності з боку співробітників прокуратури розглядали (згідно з розподілом обов’язків) заступники генпрокурора Віталій Касько та Давід Сакварелідзе, відомі своєю чесністю, непідкупністю та моральними чеснотами не менше, ніж пан Трепак, разом з яким Касько й Сакварелідзе на завдання американського посольства шантажували тодішнього генпрокурора Віктора Шокіна, вимагаючи припинити розслідування відносно фірми Burisma та члена ради директорів Хантера Байдена (так звана «справа діамантових прокурорів»). Тому Дунас не тільки залишився непокараним, але навіть разом з Каськом взяв участь у конкурсі на заміщення посади керівника Спеціалізованої антикорупційної прокуратури. А як тільки в кабінет на Різницькій в’їхав Юрій Луценко, Тарас Дунас пішов на підвищення й очолив прокуратуру Миколаївської області.

Олександр Білоус також не залишився без нагороди – Дунас забрав його до себе, наділивши посадою першого заступника прокурора Миколаївської області. А сина Георгія Сватка, Андрія Георгійовича, на подяку за порятунок від неминучої тюрми Дунас призначив начальником Управління нагляду в кримінальному провадженні прокуратури Миколаївської області. Про те, наскільки успішно Сваток-молодший засвоїв під керівництвом Тараса Дунаса ази прокурорської професії свідчить той факт, що в січні 2019 року Андрій Сваток, проживаючи в Миколаєві, придбав у Києві в будинку по вулиці Казимира Малевича трикімнатну квартиру вартістю 4,4 млн. грн., задекларувавши її за 2,5 млн. грн. (окрім того, ще одну квартиру площею 70 кв. м. йому подарував батько), а до свого автопарку додав автомобіль «Toyota Camry», маючи ще й «Audi A6».

До речі, у ході 14-годинного прес-марафону 11 жовтня 2019 року один з журналістів поцікавився у Володимира Зеленського як так могло трапитись, що виконуючим обов’язки начальника департаменту кадрової роботи та державної служби Генпрокуратури призначений Тарас Дунас, якого мешканці Миколаївщини звинувачують у земельному рейдерстві. Президент записав прізвище Дунаса й пообіцяв поцікавитись.

Тож дуже рекомендую главі держави зателефонувати Трепаку та Каську – вони підтвердять, що Тарас Омелянович чистий перед законом, як сеча Порошенка, яку 5-й президент публічно здавав на аналізи. Бо кому, як не винятково чесній людині, міг новий генеральний прокурор доручити перевірку анонімок стосовно співробітників органів прокуратури? Хто як не Дунас разом з Білоусом і батьком та сином Сватками зможе очистити органи прокуратури від випадкових людей, які досі не навчились заробляти свіжу копійку.

Источник: ord-ua

Замглавы ОП Андрей Смирнов: «Иногда пишу Богдану: «Вторые сутки не получал…, переживаю». И тут же находится за что»

Андрей Смирнов – известный адвокат, который назначен на пост заместителя главы Офиса президента по координации деятельности правоохранительных органов и судебной реформе.

Смирнов – депутат Днепропетровского областного совета от партии “Укроп”, получил известность как один из основных адвокатов, защищавших Геннадия Корбана в 2015-16-м годах. Близок к Андрею Богдану, и его назначение в ОП не вызвало удивления. Первое интервью в новой должности он дал “Цензор.НЕТ”.

– Какие задачи ставил вам глава государства при назначении?

– Был достаточно долгий разговор. О справедливости. О необходимости переоценки взаимодействия как правоохранительных институтов, так и о переосмыслении работы судебной ветки власти. Это был долгий разговор, в котором я смог объяснить ключевые проблемы. У меня нет сомнений, например, в том, что эпоха предыдущего начальника страны закончилась в момент, когда он лично перестал ассоциироваться со справедливостью. Каждый вправе дать свою субъективную оценку, в какой именно период это происходило. У меня свое понимание, и связано оно с соблазном личного вмешательства в каждый более-менее значимый процесс в стране. Поэтому очень важно оправдать ожидания общества, доверившего власть президенту и его команде, обеспечить справедливое отношение ко всему.

– Какие-то рамки и сроки достижения справедливости вам поставлены?

– Технически, такие рамки выставляются практически каждый день. Ежедневно ведется работа над законодательством, сводится аналитика, обсуждается с членами команды, с главой офиса – безусловно он играет очень важную роль в формировании или расставлении этих реперных точек, если хотите так назвать. Вот, например, я получаю почту 3-4 раза в день и каждый раз расписываю порядка 120-150 документов. И смысл ведь не просто поставить подпись, а вникнуть в суть, проверить соответствие проекта резолюции на документе. Ежедневно получаем сигналы “с полей”. И мы, естественно, на это реагируем. Я лично нахожусь в сложной парадигме личного восприятия. Сложно не обращать внимания на проблемы бабушки, у которой ограбили дом и вынесли последнее, что было. Когда доходят и такие письма, включаю известный всем турборежим с резолюциями на соответствующие учреждения. Иногда звоню лично, пытаюсь помочь. Не хочу об этом. Я достаточно сентиментальный человек и местами меня это подводит.

– В чем разница между работой адвоката и замглавы ОП? Как часто звонят бывшие клиенты?

– Одно могу сказать точно, с приходом на эту должность я “потерял” около 90% друзей. Это случилось где-то на второй день работы, когда уже просто отложил телефон в сторону и не прикасался к нему, так как был “горячим” от сообщений типа “срочно нужно встретиться”, “срочно обсудить”, “срочно уделить внимание вопросу”, “срочно переговорить”, “кого-то помочь назначить, перевести, уволить”, “во что-то включиться”, “кому-то позвонить” и так далее. У меня не было другой возможности, кроме как оставить всё это без внимания, больше я не замечал, чтоб писали. Ну может кто-то попробовал ещё раз. Уверен, найдутся решившие, что я зазнался, кто-то тихо обидится, кто-то громко. Поэтому через вас, Юрий, прошу всех меня понять, простить и отпустить. Как в одном старом юмористическом сериале говорилось.

– На какие задачи вас нацеливает глава Офиса Богдан, как взаимодействие?

– Очень энергичный человек и администратор. Иногда пишу ему сообщения типа “вторые сутки не получал …., переживаю”. И тут же находится за что. Ставит задачи даже не ежедневно, ежечасно. В основном касающиеся немедленных решений на ту или иную ситуацию в стране, ну и пересмотра моделей управления разными правоотношениями, которые существовали до этого. Лично я открыл в нем другого человека, нежели знал ранее.

– Главный инструмент и главный планировщик?

– Главный инструмент, планировщик или локомотив идей как раз сам президент. Богдан – прекрасный проводник этих идей. Иногда вопросы очень сложно продавить не внутри Офиса, их гораздо сложнее решить снаружи. Старая устоявшаяся система в любом государственном секторе сопротивляется изменениям. Возможно, у нас не совсем типичные ожидания от разных государственных руководителей: мы хотим очень быстрых реакций на общественные запросы или запросы Офиса по тем или иным задачам и проблемам.

– А в решении вопросов с судами у вас как?

– Каких вопросов? Если мы говорим о независимости судей, то мы должны понимать, что предыдущие пять лет каденции предыдущей власти, фактически все судьи Украины были подвешены на крючок. Более пяти тысячи человек. Они все умышленно подвешены на процедуры квалификационного оценивания, что и позволяло добиваться лояльности чуть ли не каждого человека в судебной системе при принятии необходимых власти судебных решений. Называйте как хотите – вмешательство в независимую ветвь власти, приватизацией, давлением. Но с какой бы стороны ты ни подошел, президентом и главой Офиса сформулирована задача максимально быстро вернуть status-quo судебной власти как независимой.

– Что значит вернуть? Судебная власть никогда у нас не была независимой, всегда на ручном управлении, и остается такой же ручной и коррумпированной сейчас, и звонки судьям продолжаются.

– Все, что натворили с судебной властью в предыдущие годы, привело к ручному управлению практически каждым судом под наносными тезисами о переоценке квалификации судей. Вы зачем подвесили более пяти тысяч судей на бесконечные квалификационные оценивания без четких рамок таких процедур? Вы почему достигли такого уровня кадрового дефицита в судах первой и апелляционных инстанций по всей стране? Именно поэтому, в первую очередь, необходимо полностью перезагрузить высшую квалификационную комиссию судей, умышленно создававшую невыносимые условия для самих судей. Смотрите, в стране работают квалифицированные и честные судьи, но есть и те, кто не соответствует таким критериям. Важно незамедлительно отреагировать на этот балласт. Общество должно увидеть, что Высший совет правосудия имеет полномочия, механизмы и процедуры для быстрого привлечения недобропорядочных судей к ответственности.

– ВРП тоже вся структура будет перезагружена?

– Это конституционный орган, полномочия которого закреплены Конституцией Украины. Если не заметим эффективного дисциплинарного контроля за судебной системой, будем думать, что с этим делать.

– Какие приоритеты сейчас у ОП по реформе в судебных и правоохранительных органах?

– Отмена монополии СБУ на прослушку – это одно из невыполненных предыдущим государственным руководителем обещаний. Нужно дать право ГБР и НАБУ проводить свои негласные мероприятия самостоятельно, охотиться на больших начальников с коррупционной мотивацией в работе. Отмена позорных “поправок Лозового”, создавших немало проблем в работе правоохранительных учреждений. В приоритете всё, что может быстро и качественно улучшить работу судебных и правоохранительных институтов.

Сейчас разрабатываем процессуальные компенсаторы – это специальные нормы законодательства, позволяющие снизить нагрузку на Верховный Суд при рассмотрении ими дел. Это очень актуально в свете предполагаемого сокращения количества судей Верховного Суда. Необходимо установить четкие критерии и основания, по которым дело может быть пересмотрено в Верховном Суде. На сегодняшний день отдельные палаты завалены невероятным количеством дел, а это невыносимая нагрузка на судей. Другими словами, споры про алименты могли бы заканчиваться апелляцией.

Вторая история – пересмотреть основания для вынесения обеспечительных определений судов. Вы не поверите, но на международной официальной встрече достаточно сложно объяснить высокому зарубежному гостю, почему судья районного суда в рамках рассмотрения дела вынесла определение, которым запретила стороне процесса – гражданину Великобритании, пользоваться, например, квартирой, в которой он живет и передала её на ответственное хранение не связанному с процессом лицу. Часто этой нормой закона пользовались умышленно, с целью “отжать” имущество у стороны. Есть с чем поработать в этом направлении, активно вовлекаем в эту работу Комиссию по вопросам правовой реформы.

– Ваша оценка законопроекта №1008, принятого Верховной Радой в первом чтении?

– Хорошая инициатива. Прекрасно понимаю, что есть нормы законопроекта, вызывающие дискуссионные настроения в профессиональной среде. Знаю об активности представителей судебной ветви власти, Высшего совета правосудия, принимавших участие в заседании парламентского комитета. Самую острую реакцию вызывает вопрос сокращения численности Верховного Суда с 200 (фактически 192) до 100 человек. Создается впечатление, что руководство Верховного Суда думает, мы не учитываем нагрузку на палаты, количество дел, отправленных на новое рассмотрение, нестабильность судебной практики, когда одно решение по спорным правоотношениям опровергается другим решением в точно таких же спорных правоотношениях с отступлением от судебной практики. Во избежание спекуляций не буду сравнивать нашу систему кассационного контроля с другими странами, но пересмотрев критерии допуска дела в Верховный Суд и формирование действительно стабильной судебной практики, можно только лишь повысить эффективность его работы. От стабильной судебной практики вообще многое зависит. И дисциплинарный контроль за деятельностью судьи тоже заживет новой жизнью в этом контексте.

– Глава Верховного Суда Валентина Данишевская заявила в своем недавнем интервью, что президент Зеленский находит время на встречу с актером Томом Крузом, а с ней найти не может. Почему так происходит?

– Мне сложно будет ответить на этот вопрос, не знаком с деталями. Но в самом сообщении госпожи Данишевской наблюдаю больше эмоций, нежели конкретики. Я еще раз повторюсь, она несколько раз была на заседаниях профильного комитета Верховной Рады, где отстаивала свое видение на законопроект № 1008. Мы внимательно ознакомились также и с позицией Верховного Суда, и некоторые дискуссионные вопросы были сняты из законопроекта. Скажу больше, внимательно отслеживаем активность отдельных работников Верховного Суда, проводимые ими консультации с депутатами, о которой депутаты нам и рассказывают. Ничего страшного не происходит, любая система сопротивляется. Теперь слово за парламентом.

И еще. На днях встречались с послами стран “Большой семерки”. Вопрос все тот же, – сокращение количества судей Верховного Суда. Когда слышат действительный мотив и причины, подтолкнувшие к такой инициативе, вопросы снимаются сами собой.

Во второй декаде октября приезжают инспекторы-аудиторы из Европейского союза. Будет проведен полноценный аудит многомиллионных средств доноров, потраченных на судебную реформу. Должно быть интересно всем.

– Какие цели создания президентом комиссии по вопросам правовой реформы?

– По большому счету, цель одна – создание мощной интеллектуальной экспертной среды, способной в сжатые сроки, не растягивая на года, предложить необходимые для улучшения правовой системы законодательные изменения. Президент провел первое заседание комиссии. До Нового года просим их выйти на первые ощутимые результаты от работы групп этой комиссии. Она наполнена очень компетентными людьми, специалистами в своих юридических отраслях, отсюда и наши высокие ожидания от ее работы.

– Какие жалобы приходят сейчас в ОП на действия судей при президенте Зеленском?

– К нам приходит много жалоб на действия судей, на конкретные действия правоохранителей. Важно понимать, что офис президента – не структура, которая может давать оценку фактам, изложенным в жалобах. Мы внимательно изучаем полученную информацию, и обращаем на нее внимание органов контроля за деятельностью судей или правоохранителей, отслеживаем реакцию этих органов.

Если на судью годами складывались жалобы, и им не была дана оценка Высшим советом правосудия или правоохранителями, значит, вопросы не только к судье. Мы многого не хотим. Быстрый компетентный ответ регулирующего органа. Если судья не виноват – не бойтесь сказать об этом официально. Виноват – быстро привлеките к ответственности. Но не накапливайте эти обращения и жалобы годами, делая заложниками ваших решений всех: судью, жалобщика, институты власти.

Точно так же и с правоохранителями. В щадящем режиме с достаточно амбициозными руководителями правоохранительных институтов общаться никто не будет. Спрос постоянный. Не можете поменять ситуацию, будем менять вас.

Кстати, к вопросу офиса. Уже на второй день после моего назначения на должность повылазили из кустов разные негодяи, занимающиеся очень нехорошими делами.

– Кто такие?

– Проходимцы, указывающие пальцем на Офис президента. Очень обтекаемо расскажу один случай. В одной из областей судят чиновника за взятку. Прокурор вносит в суд ходатайство на содержание под стражей с альтернативой 500 тысяч гривен залога. Сообщают, что первая версия ходатайства в части суммы залога была согласована в разы больше. При этом этот же прокурор с хитрым прищуром глаз сообщает о некой политической воле и звонке из Офиса президента. Сообщил Генеральному прокурору. Процессуальный руководитель заявил о каком-то недоразумении, мол, на самом деле ходатайство было согласовано на 500 тысяч гривен и никаких других вариантов и версий не было. Представляете удивление, когда нашлось то самое первое его ходатайство на сумму залога, согласованную следователем с процессуальным руководителем в 6 раз больше? Надеемся, что новое руководство Генпрокуратуры делает быстрые выводы из таких случаев. И подобные ситуации происходят ежечасно, повсеместно. Кто-то кому-то звонит, называет фамилии руководителя офиса и заместителей, о чем-то просит. Разумеется, дежурить под каждым кустом мы физически не сможем, но очень рассчитываем, что ваши читатели прочтут наше сообщение на этот счет.

– Хотите сказать, что вы или кто-то еще в офисе не звоните или встречаетесь с прокурорами, не убеждаете принимать решения?

– Офис президента не формирует политическую волю в судебных решениях, не согласовывает никакие ходатайства и не встречается с процессуальными руководителями. Если поймаем кого на горячем на исполнительском уровне, ждите беды. Если кто-то ходит и рассказывает о политической воле, нужно незамедлительно информировать об этом органы правопорядка, желательно сразу все: СБУ, НАБУ и ДБР. Мы живем в достаточно разнообразном обществе и должны понимать, что всегда найдутся умельцы или желающие, показав фотографию, например, со мной, сделанную 5 лет назад на каком-то концерте и сказать – смотрите, я вот знаком, я там все решаю, поэтому давайте решать вопрос или просто займите мне деньги. Очень просил бы не стесняться посылать таких просителей в давно известном всем направлении. Я очень просил бы, чтобы вы донесли это своим читателям. Нужно не ждать, не перепроверять информацию, а сразу же обращаться в органы. Буду очень признателен, если заявитель сочтет нужным проинформировать меня о фактах, где упоминается моя фамилия или фамилия любого из сотрудников офиса Президента, который по мнению заявителя сформировал у кого-то политическую волю. Обещаем быструю реакцию.

– Какие приоритеты в вопросе координации правоохранительных органов?

– Это, возможно, одна из самых болезненных точек. Все межвидовые и межведомственные войны пора прекращать. Не без того, что если в поле зрения одного ведомства попадает сотрудник другого ведомства, то нужно работать с таким материалом. Но объявление публичных войн руководством одного учреждения другому – от такой практики нужно уходить. Это подрывает доверие к правоохранительным институтам, к власти. Это подрывает доверие к конкретному руководителю данного ведомства и всем сотрудникам. Мы будем пресекать любые попытки стравливания правоохранительных институтов. Надеемся, что такую координацию под силу обеспечить новому руководству Генеральной прокуратуры.

– Это про НАБУ и САП, очевидно?

– Очевидно же, что вопросы громких посадок коррупционеров – зона ответственности НАБУ. 4 года расследуется невероятный объем материалов. Вы сможете назвать хотя бы 5 громких производств, по которым есть обвинительный приговор? Президент Зеленский дал старт работе антикоррупционного суда. Покажите результат! Я долгое время работал адвокатом и в достаточной степени представляю, что не все производства могут иметь судебную перспективу. Так говорите об этом прямо, а не создавайте видимость работы. Заканчивайте с пресс-конференциями о жучках в аквариумах. Для вас выделили миллиарды государственных средств, и вам каждый раз чего-то не хватало. Вам не хватало Антикоррупционного суда, теперь он есть. Права автономной “прослушки” – пожалуйста. Поймайте коррупционеров так, чтоб дело не умерло в судах. Нам же известны цифры, потраченные на создание антикоррупционной архитектуры, и известен экономический эффект от вашей работы за 4 года в части возмещения ущерба в бюджет. Такая себе история.

– Да, но раньше все эти дела разваливались в судах.

– Так передавайте уже в антикоррупционный, если раньше вы не доверяли судам общей юрисдикции и хотели специализированный. Кто-то вообще может сформулировать суть этой проблемы? Если, например, у антикоррупционных органов есть или была информация о недобросовестности конкретного судьи и, допустим, он взял взятку, ведет об этом переговоры или другим образом заинтересован в результатах рассмотрения дела – ну “реализуйте” материал по человеку, задержите, привлекайте к уголовной ответственности. А если суд, например, отказывается удовлетворять ваше ходатайство, потому что оно, мягко говоря, не совсем ходатайство, не приведены доказательства существования рисков, не приложены обосновывающие материалы, которые позволили бы следственному судье принять решение об избрании меры пресечения как хотите вы, так вы не суд обвиняйте, а возьмитесь за ум. Почему в данном случае плохой суд? Может вам нужно пересмотреть критерии эффективности работы ваших сотрудников? Почитайте законы, которые регулируют вашу деятельность, прочитайте уголовно-процессуальный кодекс, не пинайте все время на судей. Судьи тоже в первую очередь люди, которые не чувствовали защиты никогда и ни от кого, всегда были крайние. Нельзя обвинять судей без фактов. Или вы думаете, что такие ваши действия укрепят доверие людей к судебной системе, усилят независимость…

– А кстати, как там дела по представителям прошлой власти, которые работали с судебной системой и которых власть новая не раз обещала привлечь к ответственности? Что там по Порошенко, Грановскому, Филатову, Кононенко?

– Что касается известных функционеров, влиявших на правовую и судебную систему страны, сразу хочу заметить, что у меня нет никакого личного конфликта с ними. Я никогда не видел Порошенко, Филатова, Кононенко. Даже не знаком с ними. Грановского видел несколько раз. Оперировать аргументами должны правоохранительные органы, а не я, у меня нет ни аргументов, ни механизмов процессуального воздействия. Но заинтересованность правоохранительных институтов ими могу спрогнозировать. Думаю, этой заинтересованности будет достаточно, чтобы выяснить кто, в какой степени, когда, на основании каких полномочий вмешивался в работу судебной системы, правоохранительной системы, кто ходил по предпринимателям, кто брал у них деньги, кто создавал бизнесу проблемы и тут же предлагал бизнесу эти проблемы решить, кто посягал на имущество бизнесменов. Это вопросы, которые предстоит решить правоохранительным институтам. Насколько мне известно, блок вопросов очень широкий. Больше никакой информацией не владею.

– Есть какой-то шорт-лист – по кому будут работать, говорят, на совещаниях в ОП это озвучивается?

– Никакого шорт-листа не существует. Библейская заповедь: “да воздастся вам по заслугам вашим”. Не сложно выяснить, что происходило последние пять лет на юридическом рынке, кто дергал за все ниточки, которые открывали двери в учреждения, кто влиял на принятие решений, кто не давал жизни судьям, кто формировал мнение у органов досудебного следствия. Я думаю и верю в то, что правоохранительные органы смогут быстро дать ответы на эти вопросы. Я уверен, что если у тебя, как у уже бывшего народного депутата, например, в кодексе не было написано право звонить в суд или присылать туда своих друзей, чтобы сформировать мнение у судьи по кейсу, если в кодексе не указано, что ты имеешь право на внепроцессуальное общение с судьями, следователями, прокурорами, то ты должен это объяснить. Я верю, что с такой задачей смогут справиться компетентные правоохранительные органы. Я наблюдаю достаточную волю и желание разобраться в том, кто незаконно влиял на судебную и правоохранительную систему страны. И, прогнозирую, вопросы будут не только к бывшим функционерам отрасли.

– Как вы думаете, может ли оставаться судьей судья Вовк после распространения НАБУ скандальных разговоров с его участием?

– Подобные случаи требуют оценки и внимания всех компетентных органов. В силах и в праве этих органов обращаться с ходатайствами, представлениями про отстранение судьи от должности. Чисто человеческое мнение – это одна из главных причин, которая побуждает нас к перезагрузке и ВККС и ВРП. Но посмотрим на эту ситуацию со стороны – на записи. Как они появились в сети?

– На официальной пресс-конференции НАБУ и ГПУ.

– Все верно. А вы не замечали, что часто самопиар бежит впереди даже самых перспективных уголовных производств? Вот давайте предположим, что пленки есть и они перспективны в плане доказывания правонарушения. Вызовите к себе человека, вручите уведомление о подозрении и необходимые представления, проведите допрос, закройте первый процессуальный цикл, сложите целостную картину ситуации и идите хоть на пресс-конференцию, хоть на саммит по борьбе с коррупцией. Нет, вы сначала выходите на пресс-конференцию, на всю страну показываете плёнки, на которой засвечиваете всех предполагаемых участников ситуации, а потом вызываете людей на допросы. Один вопрос вам: не слишком ли вы заигрались в политику? И должны ли вы в нее играть вообще? Вы ж своими действиями даёте право защитникам этих людей эффективно пользоваться ситуацией, ставя под сомнение любое ваше действие, а также пленки и способ их получения. Руководители-блогеры, ежедневно пишущие посты и ведущие телеграмм-каналы, это, наверное, не то, что бы мы хотели. И не нужно по каждой пойманной мыши выходить на пресс-конференцию. Уже сам факт вручения уведомления о подозрении судье – это новость. Вызовите его, вручите уведомление о подозрении, напишите на своих фейсбуках, что вручено уведомление о подозрении такому-то судье, вызовите человека на допрос, допросите. Смотрите какая логика – если человек отказывается от допроса, тем более в таком статусе как судья, пользуясь статьей 63 Конституции, это же вредит самому фигуранту. Он же уже формирует мнение у публики о том, что он не хочет давать показания. Используйте процессуальный инструментарий и после этого к вам сами придут журналисты и попросят провести брифинг. А не анонсируйте его за два дня для показа кино с пленками. Ситуация типична практически для всех учреждений. У гражданского общества, президента и офиса президента немного другие ожидания от этих институтов.

– А будет ли сам президент делать то, что от него зависит для повышения эффективности работы НАБУ? Конфликт между НАБУ и САП отчасти был спровоцирован действиями президента Порошенко, который за четыре года не назначил аудиторов НАБУ. Когда аудиторов назначит Зеленский?

– Допустим, имела место быть ситуация, что Порошенко столкнул лбами два этих органа. У меня первый вопрос – а какой вообще уровень субъектности руководителей этих учреждений, чтобы не допустить такой ситуации? Вы в детском садике, где вас в кружок-хоровод поставили и водят вокруг ёлочки? Не вызывает ли у вас сомнения уровень компетентности руководства таких учреждений? У меня вызывает. Аудит, по моему мнению, был заблокирован не без участия Порошенко и ряда известных других фамилий. Разблокируем. Порошенко уже нет четыре месяца. Антикоррупционный суд сейчас заработал. Четыре месяца прошло, – как с эффективностью у нас дела? Когда будет дан ход производствам, вызвавшим очень большой общественный резонанс? “Укроборонпром”, Аграрный фонд и многие другие. Может там ничего нет и общество ошибалось? Так скажите нам всем об этом. Простите, но я остро реагирую на тезисы о сложности расследования, когда следствие длится больше года. И вне зависимости от власти, руководители правоохранительных институтов должны наконец-то понять, что дела, связанные с чиновниками, являются рейтингообразующими прежде всего для самих правоохранителей.

– Зачем вы так об “Укроборонпроме”? Игорь Коломойский сказал, что Гладковскому, возможно, еще и орден нужно дать.

– Останусь при своем мнении. Есть факты, которые требуют быстрого ответа на запрос общества. Если вы считаете, что Гладковский и компания заслуживают ордена, я прошу орган досудебного следствия, понимая общественный резонанс, выйти и сказать об этом обществу. Давайте наградим. По представлению НАБУ только. Хватит играть в прятки, хватит прятать под сукно производство. Выйдите и скажите о том, что мы внимательно изучили и пришли к выводу, что состава преступления там не существует – давайте награждать. Или дайте сигнал, на какой стадии у вас сейчас производство. Общество просит. Не офис президента, не мы с вами вдвоем.

– Как вы оцениваете работу ГБР и господина Трубы?

– Вы же меня не просили оценить работу Сытника… Аудиторы оценят. И простые люди.

– Хорошо. Ваша оценка действий Сытника, Холодницкого и Трубы?

– Молодые и амбициозные. С характером.

– А серьезно?

– Мои личные ожидания прямо корреспондируются с ожиданиями людей: меньше возни – больше отдачи, больше эффективности в тех резонансных производствах. Мы заинтересованы увидеть положительный рост доверия к ним. Вместе с тем, мы имеем уже нового Генерального прокурора, на нем самая важная координирующая роль во взаимоотношениях этих правоохранительных учреждений. Очень рассчитываем, что с приходом нового начальства, ГПУ получит новый интеллектуальный толчок в развитии, которого не было очень давно. И надеемся, что им под силу выстроить достаточно эффективное взаимодействие всех органов.

– Вы были адвокатом по многим резонансным делам. Первое политическое дело какое было?

– Корбан. Хотя многие называют фамилию Дмитрия Яроша. Но это не было политическое дело, потому что Ярош уголовно не преследовался. Мы с паном Дмитрием познакомились, я сопровождал его как кандидата на пост президента Украины в ЦИК с правом совещательного голоса. А первый кейс с политической компонентой – это дело Геннадия Корбана. В рамках этого производства были задержаны два человека – Геннадий Корбан и Михаил Кошляк. С самого начала я вошел в дело Геннадия Олеговича непосредственно.

– У вас были личные связи с Корбаном и Богданом на тот момент?

– Да. Я на тот момент уже был знаком и с Андреем Богданом, адвокатом Корбана, мы с ним поддерживали рабочие отношения. Юридический рынок, если мы говорим об адвокатах, ведущих большие серьезные кейсы, очень понятный, все друг друга знают. Сначала я зашел как адвокат в дело Корбана, затем приступил к защите Михаила Кошляка в этом же деле.

– Вы же были членом партии “Укроп”, которая стояла на патриотических радикальных позициях. Что поменялось, почему стали брать дела регионалов?

– Я не был членом партии никогда. А по поводу регионалов вы наступаете на те же грабли, что и многие ваши коллеги, пытаясь привязать меня к фамилиям. Вы же не знаете, что было между этими громкими фамилиями, вы не представляете какое количество клиентов без громких фамилий мы сопровождали, помогали людям с очень выраженным патриотическими настроениями.

После назначения, уже не имеет значения, кто клиент, насколько он токсичен в нынешней политической ситуации или не токсичен. Линия одинаково ровная для всех. Существует большая проблема – отождествление адвоката с клиентом. Я перестал общаться с достаточно хорошими людьми, о которых я по сей день хорошего мнения, но нельзя упрекнуть адвоката в том, что он защищает человека, который вам не нравится. Адвокат – это прежде всего профессия. И основная его функция заключается в том, чтобы обеспечить соблюдение прав своего клиента. То же самое с хирургом, который не вправе принимать решение оперировать по идеологическому признаку.

– С Андреем Денисенко, бывшим товарищем по “Укропу”, был из-за этого конфликт?

– Вообще никакого конфликта не было. Это идеологические и мировозренческие разногласия, но не конфликт. Ему не нравились клиенты, которых я защищаю и я пришел к выводам, что даже не хочу пробовать убеждать Денисенко в обратном. Есть профессия адвоката и самая большая ошибка – пытаться сроднить адвоката с его клиентом. Или передать на адвоката весь тот негатив, который сконцентрирован на фамилии клиента. Клиентов было очень много, они были очень разные. Были позапрошлые властные элиты, прошлые властные элиты, активисты, патриоты, люди с разными сомнительными репутациями. Самое интересное из того, что произошло за последние 5 лет, – формирование абсолютно другой полноценной юридической ниши – политических кейсов. И очень надеюсь, эта ниша долго не проживёт.

– Судя по всему – проживет. Сразу после вашего назначения, суд принял решение отпустить Александра Ефремова, даже не назначая ему домашний арест. Внешне это выглядит так, что адвокат Ефремова зашел во власть и сразу же принято решение в угоду его клиенту.

– Во-первых он уже был на домашнем аресте, а не под стражей, по-моему, с июля. Важный сигнал, который я хочу передать и через ваше издание. Я прекрасно понимаю, что любой очевидный и заметный процессуальный успех, в случае если он будет преследовать моих бывших клиентов, будет весьма негативно сказываться на мне. И любой процессуальный успех будет связан с моим нахождением на этой должности. Я узнал, что суд изменил меру пресечения с домашнего ареста на личное обязательство на следующий день после того, как это произошло. Причем, когда начали связывать должность, на которой я нахожусь с итогом этого заседания в СМИ. Важный сигнал судьям, важный сигнал стороне обвинения, всем сторонам процессов, где я выступал адвокатом – я не формирую политическую повестку в делах, я не влияю на ход судебных разбирательств, я не звоню судьям, я не звоню прокурорам, я не общаюсь со своими бывшими клиентами. Такое решение следовало принять. Я не общаюсь ни с кем из них, потому что любое общение, даже если ты со своим клиентом поддерживаешь хорошие отношения, этому будет дана совершенно другая публичная оценка. В любой факт встречи, звонка будет вложен абсолютно другой контекст. Это вынужденная для меня мера. Я очень надеюсь на понимание своих бывших клиентов, с которыми мы работали и прошу их не рассчитывать на мою поддержку. Скажу вам больше – приблизительно такое же отношение и к моим коллегам адвокатам. В адвокатской среде очень много моих друзей. Я бережно храню свое хорошее теплое отношение к ним. Но я точно так же вынужден был провести черту и не допустить попытки воздействия на меня с целью побуждения к принятию какого-либо решения, помочь, посоветовать. Эта история унифицирована по отношению ко всем – к моим друзьям, к моим бывшим клиентам, к моим хорошим знакомым. Я прошу отнестись к этому с пониманием. Это прямая угроза субъектности в принятии решений, репутационные риски. Мне не нужно ничье частное мнение, мне не нужен ничей частный совет. Здесь, в офисе президента работает большая команда экспертов, очень квалифицированный персонал, способный вовремя подсказать, где и на что нужно обратить внимание. И даже без намека на конфликт интересов.

– Ефремова сейчас защищает ваша компания?

– Нет. Ефремова не может защищать моя компания. Больше того – такое понятие как “моя компания” уже не существует. Из того адвокатского объединения, где я был учредителем и того, в названии которого присутствовала моя фамилия – больше не существует. Люди, которые работали со мной в партнерских отношениях в адвокатской компании поменяли состав партнеров, переименовали компанию. А в кейсе Ефремова от нашей бывшей компании выступал только один я. Насколько мне известно, там представляет интересы Евгений Солодко – это партнер компании Саенко-Харенко и адвокат Мельников. Два адвоката там, по-моему, осталось.

– Говорят, что вы – агент Портнова, распространяют ваши фотографии с Портновым. Какие у вас отношения?

– Всю жизнь мечтал стать каким-то агентом, но точно не Портнова. Секретным хотел, как в кино. А фотографии вы почему-то упомянули в множественном числе. На самом деле существует только одна фотография с ним. Сделана в Вене в прошлом году. И эта фотография прежде всего с высококлассным юристом. Давайте честно, его уровень квалификации не ставится под сомнение никем – ни его друзьями, ни врагами. В равной степени все люди, которые его любят или ненавидят сходятся на высоком уровне его компетенции в юриспруденции.

– А по Портнову черта проведена? Когда он вам пишет – вы читаете сообщения?

– А с чего вы вообще взяли, что он мне пишет или о чём-то просит? Вы переоцениваете из-за одной единственной фотографии мои с ним отношения. Я даже не припомню, когда с ним общался последний раз. Я абсолютно ответственно утверждаю, что Портнов не влияет никаким образом на Офис президента, на меня, не формирует повестку дня, ни о чем меня не просит, это не проявляется ни на ком из моих коллег. Но есть конечно и небольшой минус в этой всей ситуации. Я, как и Порошенко, читаю его телеграмм-канал.

– Но Портнов часто озвучивает информацию по обыскам. Он каким-то образом координируется с ГБР, имеет там какие-то источники информации?

– Спросите у ГБР, с кем он там координируется. Я могу сделать вывод со стороны. Общеизвестно, что Портнов является инициатором всех этих громких дел, о которых он пишет. Будучи адвокатом и инициируя уголовные преследования, я сам очень часто обращался с ходатайством, в котором просил сообщать мне о любом допросе свидетелей и обеспечить мое участие в них. У меня тоже могут быть вопросы к свидетелям. Это же нормальная просьба, верно?! Это его процессуальное право, как участника в этих производствах, где он же допрошен как свидетель. Поэтому юридически, я исключаю вопросы координации руководителя ГБР с Портновым. Чтоб публиковать информацию о допросах, не такая координация.

– Портнов анонсировал задержание Сергея Пашинского по делу Химикуса. Как известно, у Портнова с Пашинским был конфликт, они поддержали разных акционеров предприятия “Житомирские ласощи”, а затем стали политическими противниками на Майдане. И вот теперь Портнов заявил, что власти посадят Пашинского, и вдруг все происходит точно так, как он сказал. Задержание Пашинского – политическое решение?

– Мне даже сложно что-то комментировать по этому вопросу ввиду его чрезвычайной активной дискуссионности. Вы уже своим вопросом поставили меня в рамки выбора ответа: правосудие ли это или политическое решение. Ни то, ни другое. Это решение суда. Такое, какое есть. Пусть апелляционный контроль скажет, правильно ли суд его принял. Если не правильно, конечно отпустят. Прошу вас, давайте уходить от рамочных вопросов.

– Будет проведен аудит громких антикоррупционных процессов, которые сейчас буксуют, начиная с дела Романа Насирова, с дела Крючкова, Суркиса и “Запорожьеоблэнерго” и других?

– Считаю, что спрос с руководителей правоохранительных органов по резонансным производствам должен быть велик. Но громкие и известные фамилии давайте избегать. Потом возьмут мое интервью и пойдут просить политический статус где-нибудь в Австрии. Адвокаты распечатают интервью с фамилией фигуранта громкого дела, поедут в зарубежную юрисдикцию просить политическое убежище и получат его. Как адвокат я бы поступил именно так. Вину устанавливает суд, а не офис президента.

Никаких процессуальных подсказок, инструкций, руководств к действию руководителям правоохранительных органов не выдается, и выдаваться не будет. Это не полномочия Офиса и этого нельзя делать. Но мы постоянно требуем от них статистику успешности работы органа, по ней и делаем выводы по эффективности. Сколько вручено подозрений, сколько материалов было отправлено в суд, сколько людей осуждено и сколько государству Украина компенсировано убытков, сколько было возвращено в бюджет. Мы здесь не слепые и прекрасно понимаем, как “решается” на таможне, как “решается” в судах, как можно “порешать” в полиции и за сколько можно откосить от пьянки за рулем.

– А суды тоже подвергаются контролю? Суды, как правило, помогают топ-чиновникам.

– Опять у вас суды виноваты. Главные участники процедуры – это стороны процесса. Процессуальное законодательство требует балансировки, для уравновешивания возможности сторон. Не без того, что по обе стороны процесса бывают злоупотребления процессуальными правами. Но так кодексы написаны, извиняюсь.

– Почему так затягиваются расследования и процессы?

– Сторона обвинения может обращаться с запросом в порядке международно-правовой помощи в другие страны для получения материалов. Вот они и обращаются. И сроки досудебного следствия не исчисляются. Представьте себе запрос в Катманду или в любую другую далёкую юрисдикцию. Это месяцы и годы. А человек в это время находится с подозрением. И этим злоупотребляют очень часто. Это своего рода неспособность органов досудебного следствия принять решение, взять на себя пусть и небольшие репутационные риски и сообщить о том, что, извините, но мы облажались и мы закрываем уголовное производство в отношении лица, потому что мы собрали недостаточное количество доказательств для составления обвинительного акта. Будьте смелыми, не бойтесь сказать это. Вы ж тем самым наращиваете доверие к себе. Это доверие к правоохранительному институту.

Есть и другая сторона медали. Обвинительный акт ушел в суд, есть юридические уловки и механизмы, как можно долго слушать дело в суде, тем самым отсрочивая вынесение приговора. Начиная от чтения обвинительного акта, как по некоторым фигурантам, например, происходит – его можно годами читать. Сторона защиты подает ходатайство и просит суд, чтобы прокурор огласил текст обвинительного акта целиком и прокурор методично изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год читает обвинительный акт на миллиард страниц. И только потом они переходят к процедурным вопросам рассмотрения дела по сути. Болезнь, умышленные неявки, другие способы. Я вам привел два примера как с одной, так и с другой стороны, присутствует нездоровый дисбаланс, в котором с одной стороны интересы человека, с другой государства. Более конкретно говорить не могу – это деликатная тема, но, думаю, всем понятен смысл.

– Что планируется сделать для того, чтобы резонансные дела быстро доходили до суда, и не затягивались до бесконечности?

– Надо убрать эти ненужные флажки, инструментарий, который умышленно используется с одной стороны для нарушения прав человека, и с другой стороны наносит вред государственным интересам. Президент провел первое заседание Комиссии по вопросам правовой реформы и до Нового года мы хотим увидеть серьезные законодательные наработки во многих отраслях права, в том числе для решения и озвученной проблемы. Вижу основной задачу – чтобы доступ к правосудию, право на справедливое судебное решение и доверие к силовикам были ощутимы в самом скором будущем.

Источник: censor

Точка входа: зачем Зеленский хочет перезагрузить Госбюро расследований

Президент Владимир Зеленский предлагает существенно расширить полномочия директора Государственного бюро расследований (ГБР). Соответствующий законопроект вскоре рассмотрит Верховная рада. 

Воспользуется этим нынешний глава ГБР Роман Труба или на его место власть поставит нового человека – вопрос открытый. Подробнее – в материале РБК-Украина.

Государственное бюро расследований во главе с Романом Трубой в последние недели активно генерирует информационные поводы. Чаще всего о ГБР вспоминают в контексте уголовных дел против представителей прошлой власти.

На данный момент экс-президент Петр Порошенко фигурирует уже в 13 уголовных производствах ГБР (но во всех – в качестве свидетеля). По двум делам проходит и бывший спикер Верховной рады Андрей Парубий. Одно из них касается событий в Одессе 2 мая 2014 года.

А 7 октября под двухмесячный арест отправился влиятельный нардеп прошлого созыва Сергей Пашинский. Это дело касается бытового конфликта, который случился еще 31 декабря 2016 года, тогда депутат стрелял в Вячеслава Химикуса. Закрытое Генпрокуратурой дело в начале октября было реанимировано как раз следователями ГБР.

Пашинский и его соратники трактуют активность Госбюро расследований однозначно – как желание Трубы угодить новой власти и доказательство “антимайдановского реванша”. Чаще всего при этом упоминается имя Андрея Портнова – бывшего первого заместителя главы Администрации президента Януковича.

Именно по его заявлениям ГБР регулярно возбуждает дела против видных представителей прошлой власти. Сам Портнов всегда отлично проинформирован о происходящих в Госбюро процессах и нередко первым сообщает о них в своем Telegram-канале.

Роман Труба вынужден регулярно отбиваться от обвинений в “сливе” информации. На брифинге 9 октября он рассказал, что из-за утечек информации в его ведомстве было проведено внутреннее расследование с применением полиграфа.

“Я убежден: ни один следователь, в том числе директор ГБР, не причастен к распространению какой-либо информации”, – заверил Труба.

Информированный в делах ГБР источник РБК-Украина утверждает, что ведомство взялось за дело Пашинского во многом из-за того, что его обстоятельства были установлены давно, еще Генеральной прокуратурой.

“Там уже вообще ничего не надо изучать, да и само дело очень простое и понятное обывателю: пистолет, выстрел, раненная нога. Это не какая-то коррупционная афера с кучей подписей, схем, оффшорных компаний и т.д., тут все можно доступно объяснить”, – уточнил собеседник.

Сергей Пашинский

По информации издания, ГБР также намерено довести до суда еще одно громкое дело, относительно экс-нардепа и мультимиллиардера Константина Жеваго, которого недавно объявили в розыск. Его подозревают в растрате 2,5 млрд гривен банка “Финансы и кредит”.

На этом фоне с подачи президента Владимира Зеленского полномочия директора Госбюро расследований могут быть существенно расширены. Это предполагает президентский законопроект №2116, который уже получил позитивный вывод комитета ВР по правоохранительной деятельности. Вскоре Верховная рада рассмотрит документ в первом чтении.

Его главная практическая новация – убирается принцип коллегиальности в управлении ГБР. Сейчас Роман Труба обязан принимать решения совместно со своими заместителями, Ольгой Варченко и Александром Буряком.

Всех троих в свое время отобрала на эти должности внешняя конкурсная комиссия. Теперь же предлагается ввести принцип единоначалия, предоставив Трубе право увольнять и назначать своих заместителей без всяких конкурсов.

“Конкурс проводился под конкретные полномочия, и нынешних руководителей ГБР выбирали именно под эти полномочия. Сейчас же их сконцентрирует один человек. А у президента будет больше возможностей влиять на решения ГБР, ведь именно президент дает расширенные полномочия главе Госбюро, и политически он будет вынужден ориентироваться на президента”, – рассказал основатель организации StateWatch Александр Леменов.

Директор ГБР также сможет самолично определять организационную и территориальную структуру этого ведомства, убирается норма о предельной численности сотрудников в 1500 человек. Решение о привлечении к дисциплинарной ответственности будет в руках руководителя Госбюро, ему же должна приходить информация о коррупции в структуре, выявленная подразделениями внутреннего контроля.

Наконец, законопроект №2116 предусматривает, что ГБР из центрального органа исполнительной власти станет правоохранительным органом. Переводить в него сотрудников других государственных органов можно будет без конкурса.

Сам Роман Труба отрицает, что в случае принятия законопроекта получит слишком обширные полномочия. “Вы не назовете ни одного факта, где усиливается роль директора ГБР, в сравнении с руководителями других правоохранительных органов. Наоборот, она приводится в соответствие с полномочиями, которые должен иметь руководитель, чтобы отвечать полностью за свои задания и за деятельность правоохранительного органа”, – заявил Труба журналистам.

Позже на заседании комитета по правоохранительной деятельности он убеждал и депутатов, что без расширения полномочий директора Госбюро не обойтись. В итоге президентский законопроект получил предварительное одобрение комитета.

“Когда принимался закон про ГБР, в него было заложено много экспериментальных новаций, которые не сработали на практике. В частности, это принцип коллегиальности управления, который не оправдал себя ни в случае с Нацагентством предотвращения коррупции, ни в случае с ГБР. Накопилась и масса других вопросов, которые надо снять через внесение изменений в профильный закон”, – отметил глава комитета Денис Монастырский в комментарии РБК-Украина.

В парламенте зарегистрирован и альтернативный законопроект №2116-1, написанный группой депутатов от фракции “Голос”. В отличие от президентской инициативы, он предполагает полную кадровую перезагрузку ГБР, включительно со сменой директора.

“Труба меняет свои решения в зависимости от политической конъюнктуры, вполне очевидно, что руководитель правоохранительного органа не может так себя вести”, – рассказала изданию одна из соавторов документа, депутат Александра Устинова.

При этом, по ее словам, необходимо поменять принцип формирования внешней конкурсной комиссии, которая как раз и должна заниматься отбором кандидатов в руководство Госбюро.

“Президентский законопроект предлагает оставить такой же состав внешней комиссии: по три человека от президента, Кабмина и Рады. В нынешних политических реалиях это означает, что назначать всех членов комиссии будет одна политсила, а это, конечно, неправильно”, – добавила Устинова. Она предлагает, чтобы комиссия состояла из шести человек, трое из которых были бы предложены международными организациями.

Глава СБУ Иван Баканов, руководитель САП Назар Холодницкий и глава ГБР Роман Труба

В любом случае, состав внешней конкурсной комиссии явно стоит изменить с учетом новых политических реалий. Если президент Зеленский поменял людей в своей квоте из трех человек, то остальные шесть членов комиссии назначены еще прошлыми составами парламента и правительства. Так, тот же Монастырский до сих пор формально числится членом комиссии по квоте Кабмина, хотя уже полтора месяца является народным депутатом.

Среди других озвученных Устиновой замечаний: необходимость назначать людей на должности в ГБР исключительно на основе открытых конкурсов, обеспечить влияние общественности на работу дисциплинарной комиссии, оставить в силе норму, по которой отдел внутренней безопасности мог сообщать о нарушениях в ГБР напрямую в Генпрокуратуру, минуя руководство и т.д.

Денис Монастырский признает, что перед окончательным принятием законопроекта над его текстом нужно будет много поработать. “Мы не будем сокращать срок на подачу поправок до одной недели. Вопросов накопилось достаточно, надо все серьезно проработать ко второму чтению. Самих поправок, думаю, подадут сотни”, – уточнил он.

Глава комитета, среди прочего, предлагает, чтобы перевод людей на работу в ГБР без конкурса проводился лишь в исключительных случаях, и таких сотрудников было не более, к примеру, 10% от общего штата. А вот о персоне главы Госбюро и полной кадровой перезагрузке руководства структуры Монастырский говорит очень аккуратно.

“Я считаю, что на данном этапе стоит говорить об укреплении именно институции, а не о персоналиях. Еще не исполнилось года с момента начала работы ГБР, вот тогда было бы корректно оценивать работу”, – сказал он изданию.

Нет сомнений, что решение оставлять Романа Трубу на должности или проводить новый конкурс будет политическим. Технически для этого потребуется лишь внесение одной правки в переходные нормы законопроекта при его подготовке ко второму чтению. Но возможен и другой вариант.

По словам Александра Леменова, сейчас разрабатывается еще один законопроект, касающийся процедуры увольнения главы ГБР. Он предусматривает, что 150 народных депутатов смогут инициировать отчет директора Бюро и простым большинством голосов снять его с должности, если отчет их не устроит.

“Есть два варианта персональных перспектив Трубы, первый – он останется до конца своей каденции (до ноября 2022 года, – ред.), ориентируясь на Банковую. Второй – фракция власти найдет на его место какого-то своего, надежного человека. Второй вариант мне импонирует больше”, – резюмировал Леменов.

В любом случае, именно полная кадровая перезагрузка ГБР вполне укладывается в политическую логику, которой пользуется нынешняя команда власти.

Источник: rbc

1 2 3 14