Смещенные приоритеты налоговой реформы

В украинском парламенте осень может стать удивительно продуктивной в плане законотворческой деятельности в сфере налогообложения.

Предложенные новации взбудоражили общество, бизнес и экспертную среду. В плановом и внеплановом порядке были проведены по меньшей мере с десяток форумов, конференций и круглых столов по налоговой реформе. Наблюдая за этими процессами, можно сделать несколько важных, по нашему мнению, замечаний.

Первоочередному реформированию подлежат элементы налогов (базы, ставки, льготы и т.п.), возможно, структура налоговой системы, а не механизм и процедуры администрирования налогов. Следует, наверное, напомнить, что система администрирования является производной от структуры налоговой системы, выбранных моделей налогов в той же степени, как последние — от экономики и нужд общества. Условно говоря, зачем вводить РРО, если дискуссионным является вопрос сохранения в существующем виде упрощенной системы налогообложения в целом, часто используемой для минимизации налоговых обязательств? Или нужна ли в существующем виде СМКОР НДС, если не удается преодолеть “скрутки”? Для чего необходим мониторинг контролируемых операций, если существует проблема “нетипичного экспорта”? И таких вопросов можно сформулировать немало.

С учетом этого абсолютно логичным шагом было бы проведение ревизии всей налоговой системы на соответствие реалиям нашей жизни и задекларированным целям развития, ведь по большому счету последние десять лет в самой системе налогообложения мало что менялось концептуально.

Кешбек, РРО, устранение “технических и логических несоответствий” — это все прекрасно, но, как видим, ничего положительного, кроме ожесточенных дискуссий, ни налогоплательщики, ни государство не получили. Нам надо заботиться о восстановлении доверия как фундаментальной основы эффективной реализации любой государственной политики — бюджетной, монетарной, налоговой и т.п., а мы, наоборот, ставим его под угрозу, принимая весьма противоречивые решения. Единодушия и кооперации при таких условиях точно не достигнешь, и мы, что называется, продолжаем находиться в состоянии плохого равновесия, когда идет борьба всех против всех. Как известно, подобная ситуация оборачивается лишь дополнительными затратами для всех агентов, а в совокупности — потерей эффективности экономической системы в целом. Пока что в окружающей нас информационной какофонии не видно и намеков на консолидацию мнений, решений и действий, которые так нужны для того, чтобы разорвать и выйти из порочного круга социально-экономических проблем, в котором оказалась Украина. Из этого следует, что все нужно упрощать, а мы, наоборот, все усложняем.

Дело в том, что желаемое качество налоговой системы любой страны в современном мире — это ее простота. Причем во всех ее проявлениях. И в понимании законодательства, и в уплате налогов. Упрощение, прозрачность, отсутствие двойных стандартов и, соответственно, понятность налоговых норм и правил важны как для крупных игроков на рынке, о привлечении которых мы все время мечтаем, так и для рядовых налогоплательщиков — физических лиц, ради которых собственно разгорелся весь этот сыр-бор с реформами и построением государства общественного благосостояния. Эти качества налоговой системы становятся в глобализованном мире еще более востребованными, поскольку современный мир динамичен и взаимозависим.

Как никогда раньше, налоговый фактор в системе мировой экономической системы становится все более существенным в перераспределении доходов и капиталов. Известнейший пример — Ирландия, буквально на протяжении одного поколения превратившаяся из аграрной страны в мощную современную инновационную экономическую систему мира благодаря благоприятным налоговым условиям, созданным для иностранных инвесторов в стране. И пока Европейская комиссия выясняет все обстоятельства ирландского кейса, в поисках тонкой грани между доброжелательной и вредной налоговой конкуренцией, благосостояние граждан этой страны увеличилось в несколько раз, а следовательно, некоторые задачи они решили и, очевидно, поставленных целей достигли. Для нас этот пример означает, что налоговую реформу нужно направить не просто в русло упрощения правил игры, а сделать их дающими именно нашей экономике конкурентные преимущества по крайней мере в восточноевропейском регионе. Налоговая система Украины должна быть простой и конкурентоспособной по сравнению с налоговыми системами наших соседей — Беларуси, Грузии, Молдовы, Румынии и др. Можем ли мы сейчас говорить об этом? Наверное, нет, ведь законодательство противоречиво, система администрирования сложна, а основные направления наших реформ постоянно меняются.

Несколько недель назад в Лондоне состоялась ежегодная конференция Международной налоговой ассоциации (IFA), на которой поднимались вопросы развития налоговых систем мира, в том числе и применения правил BEPS. Один из важных выводов заключается в том, что применение этих правил приводит к увеличению нагрузки как на плательщиков, так и на налоговые органы, а результативность в целом низкая, ведь большинство предлагаемых правил оценочные (дискреционные), что приводит к усилению неопределенности, а в наших условиях высокой коррупции и недостаточной компетенции контролирующих органов — к потере эффективности системы сразу по нескольким направлениям.

Так, затраты налогоплательщиков увеличиваются за счет роста так называемых compliance costs (подготовка отчетов по контролируемым операциям, услуги консультантов, аудит и т.п.), а со стороны контролирующих органов — это рост затрат на счет административных расходов этих органов, результативность работы которых остается неудовлетворительной. В новом отчете специалистов Института социально-экономической трансформации и Центра социально-экономических исследований CASE-Ukraine со ссылкой на отчет ГФС приведены такие данные: с контролируемых операций объемом более 10 млрд грн за 2013–2017 гг. доначислен налог на прибыль всего на 632 млн. При этом за указанный период, по оценкам тех же экспертов, из Украины ежегодно в офшорные юрисдикции выводится от 120 до 200 млрд грн прибыли, а недопоступление налогов составляет соответственно 22–36 млрд грн. Таким образом, вся сложная, но малоэффективная система контроля по трансфертным ценам не может предотвратить перемещение прибыли.

Предостережения по поводу налоговой неопределенности и дискреции звучат на различных профессиональных площадках. Летом прошлого года в Вене на рабочей встрече с представителями научного сообщества из разных стран по проблематике трансфертного ценообразования было озвучено аналогичное мнение. В частности, живо дискутировался вопрос невозможности приведения к единому знаменателю условия сопоставимости контролируемых операций во многих практических случаях в пределах одной юрисдикции.

Таким образом, с подачи G20 проблема определенности налоговых предписаний находится сейчас в центре внимания ОЭСР и МВФ, которые с 2017 г. совместно работают над поиском действенных путей уменьшения или даже предотвращения негативных последствий несогласованности налоговых требований и широкой дискреции при принятии решений налоговиками. Так, в ОЭСР 16 сентября с.г. впервые провели День налоговой определенности — мероприятие, объединившее представителей налоговых администраций из 53 развитых и развивающихся стран.

Вывод очевиден: в мире происходит оживленная дискуссия об этом, и каждая страна хочет отстоять свою позицию. А мы остаемся в стороне от этих процессов и при этом все время почему-то пытаемся имплементировать в наше налоговое законодательство не отвечающие нашим реалиям механизмы из международной практики и правила, по которым мировая экспертная среда так и не пришла к консенсусу.

Вот один из примеров. На фоне страстей вокруг наиболее дискуссионных моментов законопроекта №1210 мало внимания уделяют изменениям подпункта 141.4.7 п. 141.4 ст. 141 Налогового кодекса, в котором отмечается, что “постоянное представительство определяет объем облагаемой налогом прибыли, полученной на протяжении отчетного (налогового) периода, согласно принципу “вытянутой руки”. Облагаемая налогом прибыль постоянного представительства должна отвечать прибыли независимого предприятия, осуществляющего такую же или аналогичную деятельность в таких же или аналогичных условиях и действующего в полной независимости от нерезидента, постоянным представительством которого оно является. Объем облагаемой налогом прибыли постоянного представительства рассчитывается согласно методологии, определенной статьей 39 этого Кодекса”.

Такие изменения не стали неожиданными в свете стандартного подхода ОЭСР к определению прибыли постоянных представительств, закрепленного в ст. 7 Модельной налоговой конвенции ОЭСР. Тем не менее у имплементации подобного подхода есть и своя темная сторона, которую следует учитывать. Если кратко и по сути, то проблема заключается в том, что план действий BEPS предлагает искать универсальные решения, например, в части налогообложения постоянных представительств. А мы все разные. Развитые, переходные экономики, emerging markets. В каждой стране своя структура экономики, распределение факторов производства, степень интегрированности, исторический трек и т.п.

По этой причине, например, Индия последовательно и принципиально не соглашается с необходимостью следовать соответствующим стандартам ОЭСР и предлагает свой формульный подход, основанный на учете сущностных экономических показателей: объема продаж, наемной рабочей силы, ресурсов, которые используют компании в каждой стране, а не на базе того, где именно они размещают свои разные функции (снабжение, маркетинг, финансирование и т.п.) и декларируют свою интеллектуальную собственность.

Таким образом, негативное отношение Индии к предложенному ОЭСР подходу основано на том, что при определении прибыли постоянного представительства следует учитывать не только факторы, определяющие предложение, но и факторы, влияющие на спрос. Только в этом случае отнесенная к постоянному представительству прибыль будет отражать понятный и справедливый порядок распределения прав на налогообложение доходов резидента одного государства, полученных им от деятельности постоянного представительства на территории другого государства. Но из индийского кейса для нас главное даже не это, а то, что эта страна последовательно отстаивает свои национальные экономические интересы, в том числе и в сфере налогообложения, основываясь на сложившемся в мире распределении факторов производства и особенностях своей экономики. Никто там не собирается слепо копировать чужой опыт, а все решения принимаются значительно более взвешено.

Вряд ли кто-то будет спорить, что экономически, институционально, по уровню инноваций и технологического развития Украина значительно отстает от ведущих стран мира. Вместе с тем мы пытаемся внедрять правила игры, которые из-за наличия этого отставания обречены на неэффективность, а со временем и на обесценивание самой своей сути, а это опасно как для самих реформ сегодня, так и для перспектив всей страны в будущем.

Источник: zn

«Наследие режима Порошенко»: главный налоговик Киева Демченко

Знакомьтесь, это Людмила Демченко. Она начальник главного управления государственной фискальной службы в городе Киеве и по совместительству… МУЛЬТИМИЛЛИОНЕРША.

Об этой «успешной» даме рассказывает сегодня популярный публицист Михаил Шнайдер.

Откровенно говоря, такой декларации как у нашей «героини» я не видел очень давно.

Людмила Дмитриевна задекларировала ДВЕ квартиры в Киеве, ПЯТЬ домов, ШЕСТЬ земельных участков, ШЕСТЬ гаражей, ЧЕТЫРЕ МИЛЛИОНА ГРИВЕН и 250 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ.

Просто фантастические цифры.

Ну, а самое смешное заключается в том, что занимая должность главного налоговика Киева, она… является фигурантом двух уголовных производств, открытых по фактам незаконной конвертации средств и служебного подлога.

Это просто не укладывается у меня в голове. Как человек с двумя уголовным делами, назначенный ещё Насировым, может до сих пор, руководить целой столичной налоговой!?

Сюрреализм в чистом виде.

И я искренне надеюсь, что наша новая власть в самое ближайшее время исправит эту огромную щшибку.

Ведь не замечать ТАКОЕ дальше уже просто НЕВОЗМОЖНО.

Источник: iamir

Насиров арендовал у профсоюза таможни за бесценок на 17 лет коттедж в Конча-Заспе

Бывший глава Государственной фискальной службы Роман Насиров арендовал у профсоюза таможни двухэтажный деревянный коттедж в Конча-Заспе. Аренда дома площадью 177 кв. м стоит 6,7 тысяч грн в месяц, сообщил руководитель Государственной таможенной службы Максим Нефедов на своей странице в Facebook

Двухэтажный коттедж состоит из пяти комнат, в нем есть мебель, сантехника, посуда. В 2006 году его арендовал Насиров. Коттедж в распоряжении экс-главы фискальной службы до 2033 года.

«Сейчас работаем, чтобы вернуть элитную недвижимость обратно в профсоюзы и продать на аукционе. Такого у нас еще много — куча активов ГФС имеет странный юридический статус», — написал главный таможенник.

По словам Нефедова, в 2000 году Киевский городской совет бесплатно передал Государственной таможенной службе 15 гектаров земли в Конча-Заспе. Оценочная стоимость участка составляет почти 300 млн грн.

«Здесь должны были построить базу отдыха и реабилитационный центр «Конча-Заспа». Вместо этого там построили 28 домов — девять деревянных и 19 кирпичных, подстанция и скважина. После этого профсоюз таможни отдала дома в аренду руководству таможни», — написал Нефедов.

Источник: skelet-info

Вместо профилактория — коттеджи топ-таможенникам: Насиров и Ко заселили «Конча-Заспу»

Бывшие топ-руководители таможни заселились в реабилитационный центр «Конча-Заспа» Государственной таможенной службы под Киевом, который строился для оздоровления и отдыха рядовых сотрудников.

Об этом сообщают журналисты «Наші гроші з Денисом Бігусом».

В 2000-м Киевский городской совет бесплатно передал ГМС в постоянное пользование 15 га земли. Участок сейчас стоит почти 300 млн грн. Здесь таможенникам позволили свести базу отдыха — реабилитационный центр «Конча-Заспа». Он должен воспринимать посменно — на отдых, реабилитацию и профилактику.

За год на огражденной территории возвели 28 домов — 9 деревянных и 19 кирпичных, подстанцию и скважину. Общая стоимость работ — более 19 млн грн.

Но оказалось, что деньги тратились совсем не для реабилитации обычных работников. Журналистам удалось получить список арендаторов государственных коттеджей. И лучшие из них оказались занятыми прежними таможенными «топами».

«Сейчас мы разбираемся со статусом этого имущества. Формально — это то, чем занимается профсоюз, — объясняет Максим Нефедов, который с июля этого года возглавил Государственную таможенную службу. Работу на новой должности начал фактически с аудита, в том числе и имущества. — Меня, на самом деле, искренне удивляет такая ситуация. Оказывается, что эти самые люди, будучи здесь руководителями в этих стенах — сами себе давали в аренду за какие-то смешные деньги землю и недвижимость в «Конча-Заспе».

Двухэтажный дом из темного дерева, со стеклянной террасой и отдельным паркингом за 4380 гривен в месяц, по документам, арендует бывший главный инспектор Киевской региональной таможни Олег Суршко. Договор аренды подписан до 2033-го.

Похожий двухэтажный коттедж из темного дерева и паркингом по документам арендует тоже до 2033-го и тоже за скромные 4360 гр в месяц Геннадий Романенко. До 2014-го он был начальником Киевской региональной таможни. СМИ называют Романенко кумом «хозяина таможни» времен Януковича Игоря Калетника. В 2015-м Романенко успел побыть советником председателя ГФС Романа Насирова.

Два этажа, камин, беседка, брусчатка ко входу. По документам дом №13 в пользовании Игоря Тимофеева до 2026-го. Месячная стоимость проживания здесь — 4360 грн. Тимофеев — председатель того же профсоюза таможенников, формально занимается реабилитационным центром «Конча-Заспа».

Пятикомнатный двухэтажный деревянный коттедж на 177 кв. м с мебелью, сантехникой и даже постелью и посудой в 2016-м арендовал бывший председатель Государственной фискальной службы Роман Насиров. В распоряжении дом до 2033-го, цена — 6770 грн в месяц. При этом в последней декларации Насирова за 2018 есть и дорогая недвижимость, и авто бизнес-класса, и миллионные счета.

Например, когда в 2017-м Национальное антикоррупционное бюро вручило Насирову подозрение за превышение полномочий и злоупотребление служебным положением в интересах бывшего нардепа Александра Онищенко и суд объявил залог в 100 млн грн — в семьи Насиров эти деньги нашлись на следующий день.

Еще один экс-чиновник на длительной реабилитации — Калетник. В прошлом скандально известный глава таможни и не менее одиозный вице-спикер Верховной Рады, которому инкриминировали протягивание «диктаторских законов».

Договор аренды между профсоюзом таможенников и Калетником подписано 15 февраля 2011-го. Буквально сразу же стороны согласовали еще один важный документ. Заявлением на реконструкцию и ремонт арендованного дома Калетник попросил буквально перестроить дом. Капитальный ремонт ему согласовали.

Инвестирование в арендованное у государства имущество — классическая схема вывода недвижимости в частную собственность, которую ранее уже использовал, например, бывший первый заместитель генпрокурора Виктора Пшонки, а ныне нардеп Ренат Кузьмин на территории комплекса отдыха «Пуща-Водица» Государственного управления делами.

По словам Нефедова, первым приоритетом является сохранение этой недвижимости.

«Вторая задача — это вернуть в государственную собственность. Третье — продать или сдавать в аренду. Потому что я сторонник маленьких государственных органов, так у всех меньше соблазн позволить себе какие-то домики», — говорит новый глава таможни.

Источник: gazeta

«Слуга народа» обогатит окружение олигарха Хомутынника

Закон, предусматривающий введение обязательной регистрации расчетных операций для физлиц-предпринимателей, лоббирует партнер бывшего «регионала».

Фракция «Слуга народа» в Раде проголосовала за законопроект нардепа Данила Гетманцева, предусматривающий введение обязательной регистрации расчетных операций (РРО) для физлиц-предпринимателей на едином налоге. Целью парламентария может быть не легализация бизнеса, как это официально заявляется, а заработок на поборах вместе со своим давним партнером — экс-нардепом Виталием Хомутынником.

Схему с РРО запустили еще при министре доходов и сборов времен Януковича Александра Клименко. Сейчас же новые правила позволят значительно увеличить масштабы. О том, кто и как берет плату «за воздух» и за что бизнес платит Хомутыннику.

Как работает схема:

— бизнес, который пользуется РРО, обязан платить 1 грн в день якобы за информационный эквайринг;

— деньги передают не напрямую налоговикам, а сторонним фирмам;

— разрешение заниматься эквайрингом выдали двум связанным с окружением Януковича и Виталием Хомутынником компаниям;

— ежемесячно за счет скрытых поборов предприниматели платят десятки миллионов гривен;

— Гетманцев своим законом обяжет устанавливать РРО практически всех бизнесменов, и каждому из них придется отдавать «дань».

Как зарабатывают на РРО

Данил Гетманцев вместе со своим партнером Виталием Хомутынником, судя по всему, вспомнили о давно существующей схеме и решили ее масштабировать. Так, еще в 2013-м изменили правила работы с РРО. Бизнес обязали платить за обслуживание и отдельно 1 грн в день – за так называемый информационный эквайринг. Простыми словами, эти деньги предприниматели платят за передачу информации налоговикам о том, что операция состоялась. Но платят сторонней компании…

Почему именно одна гривня – не известно. Более того, сама передача информации могла бы происходить и без посредников. Однако, на тот момент глава НБУ Сергей Арбузов и профильный министр Александр Клименко приняли другое решение.

В 2013-м про упомянутую схему писал целый ряд СМИ, однако эти медийные откровения на ситуацию не повлияли: для бизнеса поборы в 1 грн/день показался не столь существенным, а правоохранители просто закрыли глаза на то, что несколько компаний, по данным журналистов, связанных с Арбузовым и Клименко, собирают миллионы гривен на РРО.

Одна гривна – сумма мизерная. Но только не в том случае, если ежедневно столько платят сотни тысяч бизнесменов. В итоге эти гривни составляют сотни миллионов в год. Так, только «Укркарт» за 2017-й собрал 60 млн грн, а «Интерплат», который владеет куда более существенной частью рынка – и того больше.

Хомутынник и ко: кто стоит за компаниями

Изначально, лицензии на «информационный эквайринг» получили всего две компании: «Укркарт» и «Интерплат». В итоге команда Януковича обязала предпринимателей платить по гривне за ту услугу, без которой легко можно было бы обойтись.

«Укркарт». Компания принадлежит экс-главе «Партии регионов» в Киевсовете Алексею Омельяненко. Он широко известен благодаря своим схемам в Укргазбанке, где он являлся одним из руководителей. Сейчас правоохранители вменяют ему кражу 100 млн грн. Связь с властью времен Януковича позволила ему не только проводить махинации в финучреждении, но и собирать миллионы гривен с предпринимателей.

«Интерплат». На этой фирме зарабатывают, судя по всему, бывший партнер Клименко и Арбузова: экс-нардеп Виталий Хомутынник (партнер олигарха Павла Фукса). «Хомут» (как его называют коллеги по ВР) в указанной схеме, очевидно, участвует с помощью Ильи Серикова, учредителя «Интерплата» и крупного производителя кассовых аппаратов «Юнисистем».

О связи Хомутынника с Сериковым говорят все участника рынка. Более того, их отношения можно проследить и юридически – через череду партнерских проектов и «Каскад-Инвест» (принадлежит экс-нардепу).

При чем здесь Гетманцев?

После принятия законопроекта №1073 количество предпринимателей, обязанных использовать с РРО, значительно увеличится. Без регистратора смогут только те ФЛПники, которые не используют труд нанятого сотрудника, и зарабатывают до 300 тыс. грн. в год.

То есть, ФЛП на второй и третьей группе единого налога будут вынуждены вести учет. Исключение коснется только единщиков на первой группе. Аналитики Youcontrol подсчитали, что на данный момент в Украине на второй группе единого налога оформлены 198 тыс. предпринимателей, а на третьей – 589 тысяч. То есть уже вскоре появятся сотни тысяч новых плательщиков «дани».

Фактически, если закон Гетманцева начнет действовать, обогащать Хомутинника начнут даже малообеспеченные слои бизнеса, – «единщики», они ежегодно будут отдавать связанным с Хомутынником компаниям десятки и сотни миллионов гривен.

Сам Гетманцев – держатель корпоративных прав и один из сооснователей компании «М.С.Л». Оператора лотерей также обслуживает его юридическая фирма Jurimex. Гетманцев в интервью фактически признался, что лотерейный оператор долгие годы работал в «тени». «Частично, возможно, в тени, частично с использованием схем, разработанных юристами, кстати, абсолютно легальных», – сказал он в ответ на прямой вопрос журналиста. То есть его же компания разработала схемы уклонения от уплаты налогов для лотерейного оператора. Здесь и прослеживается его связь с экс-нардепом.

Непублично долю в компании имеет и председатель группы «Возрождение» Виталий Хомутынник. Его тесть – Виктор Сопельник – ранее был вице-президентом «М.С.Л.». Президентом «М.С.Л.» ныне является Георгий Ложенко, который, по слухам, считается человеком Хомутынника. Потому не удивительно, что партнер Гетманцева, сооснователь Jurimex Елена Полосенко – родственница Ложенко. Это также говорит о том, что один из членов команды Зеленского работает в системе координат одиозного экс-регионала.

В 2015 году «М.С.Л.» попала в санкционный список из-за информации о связи с российским капиталом. Формулировка СНБО: создание угроз нацбезопасности и финансирование терроризма. Тогда «М.С.Л.» инициировала уголовное производство, чтобы СБУ проверила ее на причастность к терроризму. Однако производство закрыто – финансирование терроризма не доказано.

Теперь же, вполне возможно, что благодаря связям с «М.С.Л» Хомутынник имеет влияние на Гетманцева, а тот в свою очередь под видом благих намерений может позволить своему же фактически партнеру десятки миллионов гривен, собирая с предпринимателей скрытую дань.

Ранее эксперты предполагали, что одиозного нардепа будет в первую очередь интересовать налоговая политика в парламенте. Используя теневые схемы, он уже не первый раз находит способы незаконного заработка. Теперь же на роль представителя «Хомута» поставили Данила Гетманцева. Но если ранее о последствиях их порочной связи можно было только рассуждать, сейчас их можно легко проследить.

Введение РРО для всех – правильная инициатива. Но при этом вместо того, чтобы собирать поборы, можно всего лишь напрямую связаться с системой ГФС и отменить «эквайринг». Или же вместо 1 грн/день, например, брать 10 коп. и дать возможность предоставлять услуги всем украинским банкам, а не избранным компаниям.

Кстати, таким же образом создали прокладку, которая собирала деньги с нотариусов за регистрацию оценки недвижимости. Так, Фонд госимущества выдал четырем связанным между собой фирмам право брать любую сумму за то, чтобы переслать документ об оценке недвижимости в базу и вернуть результат. И на этом также зарабатывал Хомутынник.

Источник: polygraf

Как оформить субсидию с 1 октября и кто сможет ее получить

Украинцы будут получать субсидии по новому. С 1 октября, в аккурат к началу нового отопительного сезона, вступает в силу постановление Кабмина №807, которое правительство утвердило в середине августа этого года.

Нововведений несколько.

Во-первых, обещают немного упростить процедуру оформления субсидии. Так, подать документы можно будет лично, по почте или в электронном кабинете. То есть, в теории, человеку, чтобы получить компенсацию по коммуналке, вообще не нужно никуда ходить.

Неработающим пенсионерам субсидии станут начислять автоматически. Плюс — «простят» отдельные долги (скажем, по коэффициентам на газ, которые считаются спорными).

Собственно, именно этот блок нововведений позволил властям анонсировать новое постановление как «упрощение получения субсидий».

Во-вторых, максимально расширяют программу монетизации субсидий, которую «обкатали» нынешней весной, на этапе предвыборной кампании. Но получать живые деньги смогут только те, у кого долги по коммуналке не превышают 340 гривен.

В-третьих, заметно ужесточат проверки субсидиантов, которые не смогут пойти по упрошенной схеме (то есть, не входят в категорию пенсионеров и льготников). «Всю информацию о претендентах будут тщательно изучать. Армия социальных инспекторов станет лично ходить по домам и проверять не сделал ли человек новый ремонт и не появилась ли у него новая бытовая техника. Многие попросту вылетят из субсидиальной программы», — прогнозирует экономист Алексей Кущ.

Армию субсидиантов хотят уменьшить радикально — минимум, на 500-600 тысяч.

Поэтому заложенных в бюджете на следующий год 48 млрд гривен (против 55 млрд на этот год) может оказаться даже много, хотя прогнозируется рост коммунальных тарифов на 10-20%.

«Но стоит готовится к резкому росту долгов по коммуналке, что может окончательно добить наше коммунальное хозяйство», — предупреждает глава Жилищного союза Украины Александр Скубченко.

«Страна» разбиралась кто сможет получить субсидию по новым правилам.

Непросто даже для бедных

Формально процедура оформления субсидии становится максимально простой: вам просто нужно подать пару документов (заявление о назначении субсидии, декларацию или справку о доходах всех членов семьи, а также договор аренды жилья, для тех, кто живет в съемной квартире) лично, по почте или в электронном кабинете.

Причем, если вы уже получаете субсидию, и за это время никаких изменений в ваших доходах нет, то в соцслужбу можно вообще не ходить — субсидию должны переназначить автоматически. Это касается, прежде всего, пенсионеров, малообеспеченных семей, льготников, то есть, самых бедных украинцев.

Для пенсионеров — дополнительный бонус. Им, вместо совокупного дохода за предыдущий год при расчете субсидии будут учитывать доход только за предыдущий месяц, то есть, станет меньше бумажной волокиты.

Но тут есть исключения. Скажем, могут быть проблемы у тех, кто официально не работает или же работодатель не платит за него ЕСВ. В этом случае им засчитают в общем доходе семьи сразу три прожиточных минимума, что фактически сводит шансы получить субсидию к нулю. Как вариант — придется  платить налог со своего кармана.

«Но если есть задолженность по зарплате, и, соответственно, по ЕСВ,  — это будет смягчающим обстоятельством», — говорит исполнительный директор Украинского института анализа и менеджмента политики, эксперт по вопросам ЖКХ Андрей Никончук. Впрочем, неизвестно будут ли его брать во внимание все социальные службы на местах. Между тем число претендентов на субсидии «без справки о ЕСВ» будет только увеличиваться, ведь задолженность по зарплатам в Украине снова пошла в рост.

Интересно по ФОПам. Судя по всему, к ним станут больше придираться по поводу уплаты налогов и доходов. Можно сколько угодно скрывать реальную прибыль, но упрощенцам первой группы в любом случае насчитают доход на уровне минимальной зарплат, второй — двух минималок, третей — трех.

Также в постановлении указано, что при расчете субсидии учитываются доходы всех членов семьи, даже тех, кто не проживает в квартире или доме, на которые, собственно, просят компенсации за коммуналку. При этом социальные нормы потребления на них насчитываться не будут, если, впрочем, факт «не проживания» подтвердит специальная инспекция.

Это ставит под вопрос субсидии даже для пенсионеров, дети которых живут в других городах, но неплохо зарабатывают.

Список «на вылет»

Заново оформлять субсидии нужно:

— внутренне перемещенным лицам (им больше не нужно предъявлять договор аренды жилья, но придется выдержать личную инспекцию представителей соцслужбы, которые составят акт обследования материально-технических условий семьи).

— гражданам, которые хотят получить деньги на закупку твердого топлива или газа (жителям частных домов)

— семьям, в которых изменилось число фактически проживающих в квартире или доходы (скажем, были крупные покупки).

При этом вовсе не факт, что решение будет положительным.

В новом постановлении изложен полный список причин, по которым человеку могут отказать в субсидии. Часть из них была прописана Минфином еще в прошлом году.

Это, к примеру, наличие у вас квартиры больше 120 квадратных метров или дома от 200 квадратов, авто не старше 5 лет или покупки на сумму больше 50 тысяч гривен.

При этом в новых правилах указано, что решение по претендентам из «черного списка» станут принимать специальные комиссии при органах соцзащиты.

«Будут смотреть в каждом случае индивидуально. Скажем, допускается положительное решение, если у человека площадь жилья до 30% превышает предельные нормативы. Ведь ситуации бывают разные: в большом доме может жить небогатый пенсионер», — говорит Никончук.

Но этот же «индивидуальный подход» теоретически позволяет договориться о выделении субсидии и совсем небесному владельцу особняка. То есть, пресловутый «человеческий фактор», который хотят нивелировать власти, все равно остается.

Из новых претендентов на вылет из субсидиального списка можно отметить, к примеру, владельцев сдающегося внаем жилья,(с него должны быть уплачены налоги, а арендная плата — идти в общий доход). Не дадут помощи по коммуналке также тем, у кого несколько машин, и кто сдает их под такси или сам подрабатывает частным извозом. Или, к примеру, тем, что получил в течение последнего года в наследство землю или недвижимость.

«После открытия рынка земли черный список пополнится также владельцами паев, так как их продажа — это в любом случае не меньше 50 тысяч гривен», — добавил Скубченко.

Как будут проверять

Как видно, в списке причин для отказа много таких, о которых соцслужбы, в принципе, могут и не узнать, если вы им об этом сами не сообщите.

Но обольщаться не стоит. Государство планирует существенно ужесточить контроль. Хотя закон о верификации получателей льгот и субсидий пока не принят, все делается с прицелом на него, — говорит Алексей Кущ. Напомним: законопроект о проверке получателей государственных средств уже в парламенте, и он предусматривает три этапа верификации — до назначения помощи, во время ее получения и после этого. То есть запускается некая система тотальной слежки «Большой брат» — будет учитываться максимум персональной информации, вплоть до банковских счетов. А если поймают на обмане — деньги придется вернуть, — отмечает Кущ.

Фактически уже сейчас, до принятия закона, отдельные его нормы постепенно начинают действовать. Особенно в части проверок на этапе получения субсидий. «Указано, что вся информация будет вносится в единый реестр получателей субсидий и анализироваться», — отмечает Андрей Никончук. В постановлении Кабмина отдельно прописано, что соцслужбы смогут получать по запросу информацию о пересечении границы (а это — выявление заробитчан или тех, у кого есть деньги на заграничные туры), о регистрации авто и недвижимости и пр.

По словам Андрея Никончука,  особую ставку власти сделают на армию социальных инспекторов, которая будет ходить по домам и лично проверять по средствам ли живет претендент на государственные деньги. В свое время Конституционный суд уже блокировал похожую инициативу Кабмина, но, как видно, власти этот факт не остановил.

В такой ситуации практически нет шансов на субсидию у семей заробитчан, — говорит Олег Попенко. Если работающий за границей украинец перечислит им деньги на банковскую карту, это станет известно соцслужбам в рамках договоренностей об обмене информацией с банками. А если передаст неофициально, скажем, через систему «бусиков», то заподозрить «лишние доходы» могут социальные инспекторы.

Монетизация для всех

Но даже если у вас нет состоятельных родственников, налоговых «хвостов» или «лишнего» имущества, и субсидию вам все же дали, рассчитывать на то, что она покроет 100% коммуналки, не стоит.

Есть обязательный платеж, который обязательно нужно внести. Причем, рассчитывается он на основании социальных норм потребления, которые во многих случаях завышены. На форумах люди жалуются, что, к примеру, за воду им насчитали обязательный платеж в 100 гривен, тогда как по счетчику они потратили только на 50 гривен. Получается, что государство не только не компенсирует тариф, но еще и берет себе «комиссию». Такие переплаты могут быть, в частности, по воде и по газу.

Причем, именно на таких завышенных социальных нормах у нас будет вводиться всеобщая монетизация субсидий. Если весной этого года она работала как эксперимент, то с 1 октября должна стать массовой. Люди будут получать живые деньги через отделения «Укрпочты» или на банковскую карту и рассчитываться ими за услуги.

При этом если обнаружат, что деньги ушли не по назначению, вас переведут обратно — на безналичную субсидию. А при возникновении двух-месячной задолженности и вовсе лишат компенсации по коммуналке.

«Монетизация — это один из способов срезать часть получателей. В любом случае будут люди, которы не устоят перед соблазном пустить полученные деньги не на коммуналку, а на жизнь, скажем, купить лекарства.  Возникнет долг, из которого они могут лине выпутаться. Таким образом можно оставить без субсидии до 10% самых бедных украинцев, которых в другой ситуации лишить выплат было бы практически нереально, ведь по критериям отбора они однозначно проходят», — говорит Кущ.

Минус 500 тысяч получателей

Эксперты уверены — армию получателей субсидий будут сокращать. «За этот сезон ее уменьшат на 500-600 тысяч», — прогнозирует Кущ.

Именно поэтому, по его мнению, в бюджет на следующий год заложили на субсидии меньше, чем в этом году — порядка 48 млрд гривен.

При этом реальные потребности людей в субсидиях вырастут, так как ожидается рост тарифов.

«Гозсбыты просят пересмотреть им тариф на транспортировку газа. Требуют повышения в три раза, а это плюс 20% на стоимости газа для населения и 10% на тарифе по топлению и горячей воде. Не дожидаясь решения по поставщикам, теплокомунэнерго уже нечинают лоббировать пересмотр своих тарифов на тепло и горячую воду. К примеру, по Киевской области недавно отопление подорожало почти вдвое — до 2,5 тысяч гривен за Гкал. На подходе и другие регионы», — отмечает глава комитета по вопросам жилищно- комунальной инфраструктуры, благоустройства, экологии и охраны окружающей среды Общественного совета при КГГА Олег Попенко.

Если тарифы повысят, а выдачу субсидии ограничат, станут расти долги. Как было в 2017-2018 годах: когда субсидии получало 6,4 млн семей, задолженность по ЖКУ составляла 29 млрд гривен, а когда получателей осталось 3,2 млн долг взлетел до 60 млрд, — говорит Скубченко,

«Нафтогаз» уже вывесил список теплокоммунэнерго- должников по регионам и предупредил — пока не рассчитаются, газа им не дадут. Это чревато, как минимум, задержками с началом отопительного сезона.

Очередная долговая волна ударит по и без того «убитой» жилищно- коммунальной сфере. Тепловики жалуются, что сети уже и так изношены на 80%, а ремонтировать их не за что. Это чревато ухудшением качества услуг, то есть, на нормальное снабжение теплом, водой и газом не смогут рассчитывать даже те, кто исправно оплачивает космические платежки.

Как оформить субсидию онлайн

На сайте Минсоцполитики есть возможность подачи документов в электронном виде. Для этого нужно получить электронный ключ (на сайте есть перечень порядка 20 аккредитованных ЦСК, в частности, специальный центр ГФС, центры ряда банков — Приватбанка, Ощадбанка, Укрсиббанка и др.).

Получить цифровой ключ можно, к примеру, через приложение Приватбанка «Приват 24», выбрав в меню строку «Электронная цифровая подпись» и скачав соответствующий сертификат. Правда для этого нужно еще скачать специальные плагины для Google Chrome Windows (ссылки тоже указаны).

В некоторых центрах получение электронного ключа может быть платным (от 100 гривен на год) Получив ключ, можно зайти в систему, заполнить стандартные бланки заявления и декларации и подать документы на предварительное рассмотрение.

Если по документам возникнут вопросы, ответить на них можно тоже в онлайн-режиме. Также можно зайти в эту же систему и подать документы через Bank ID (От Приватбанка или НБУ, проведу оформления похожа на получение электронного ключа).

Понятно, что такая «упрощенная схема» подойдет далеко не всем гражданам. Более простой способ — выслать документы по электронной почте. Но там нужно сначала отправить по почте предварительно распечатанные, заполненные и отсканированные копии — на предварительное рассмотрение, а потом все равно понести бумажные варианты документов.

Источник: strana

Насиров проиграл дело в Верховном суде. Теперь его ждет Антикоррупционный

В четверг, 26 сентября, Кассационный административный суд Верховного суда Украины отменил решение судов предыдущих инстанций, которые решили, что экс-председатель Государственной фискальной службы Роман Насиров выполнял только «церемониальную функцию», подписывая незаконные рассрочки по уплате налогов на 2 млрд грн компаниям беглого народного депутата Александра Онищенко.

Об этом сообщает Центр противодействия коррупции.

«Заседание продолжалось более 8 часов. В ходе него были рассмотрены все ходатайства Насирова: экс-председатель ГФС пытался устранить из дела НАБУ и САП, просил передать дело в другую палату ВСУ. После того, как ему отказали, он хотел во второй раз заявить об отводе судей, злоупотребляя своими правами. Однако судьи, не нарушая процесс, рассмотрели дело и поставили точку», — говорится в сообщении.
Как отмечают в ЦПК, решение окончательное и обжалованию не подлежит.

«Двухлетняя история о «церемониальных функциях» наконец закончилась. Теперь Насирова ждет полноценное судебное разбирательство уголовного дела против него в антикоррупционном суде», — прокомментировал решение Верховного суда юрист ЦПК Андрей Савин.

Как сообщалось, 10 ноября 2017 года прокуроры САП направили в суд обвинительный акт в отношении тогдашнего председателя ГФС Насирова и его подчиненного — руководителя Департамента погашения долга ГФС Новикова.
Насирову инкриминируется злоупотребление властью или служебным положением и служебный подлог по ст. 364 и 366 Уголовного кодекса Украины, его подчиненному — совершение преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 27 (виды соучастников), ч. 2 ст. 364 (злоупотребление властью или служебным положением).

По версии следствия, Насиров в 2015-2016 годах, действуя в интересах народного депутата Александра Онищенко, инициировал необоснованные решения о рассрочке налогового долга трем компаниям, что причинило государству ущерб на сумму почти 2 млрд грн.

Кабмин 3 марта 2017 года отстранил Насирова от исполнения обязанностей председателя ГФС на время проведения расследования, а 31 января 2018 года освободил от этой должности.
11 декабря 2018 года Окружной админсуд Киева признал противоправным решение, которым Насиров был освобожден от должности председателя ГФС.

В январе 2019 года Кабмин обжаловал решение о восстановлении Насирова в должности.

11 января Шевченковский райсуд Киева разрешил Насирову покидать пределы Киева и области.

В феврале Шевченковский райсуд Киева арестовал почти 300 тыс. долларов на британских счетах Насирова.

4 марта Шевченковский райсуд Киева продлил действие мер экс-председателю ГФС и руководителю департамента службы, однако уменьшил залог для Насирова со 100 млн грн до 36 млн грн.

25 апреля в САП заявили, что назначение судебного заседания по делу Насирова и Новикова на 6 мая исключает своевременное продление им срока действия меры пресечения, который, в соответствии с постановлением суда от 4 марта, истекал 2 мая.

24 июня 2019 года Шестой апелляционный админсуд оставил в силе решение Окружного админсуда от 23 ноября 2017 года, которым ответственность за предоставление рассрочек компаниям народного депутата Александра Онищенко фактически переводится с председателя ГФС Насирова на руководителей налоговых инспекций.

22 августа Коллегия судей Кассационного административного суда Верховного суда Украины перенесла рассмотрение кассационных жалоб на решения Шестого апелляционного суда, который оставил без изменений решение Окружного админсуда Киева удовлетворить иск экс-председателя ГФС Романа Насирова к ГФС.

Источник: ord-ua

Верховный Суд отменил все решения судов предыдущих инстанций в пользу Насирова: дело будет рассматривать Антикоррупционный суд

В четверг, 26 сентября, Кассационный административный суд Верховный Суд Украины отменил решения судов предыдущих инстанций, которые принимались в пользу экс-главы Государственной фискальной службы Романа Насирова.

Заседание продолжалось более 8 часов, сообщает Цензор.НЕТ со ссылкой на пресс-службу ЦПК.

Во время него были рассмотрены все ходатайства Насирова: экс-глава ГФС пытался устранить из дела НАБУ и САП, просил передать дело в другую палату ВСУ. После того, как ему отказали, он хотел во второй раз заявить об отводе судей. Однако судьи рассмотрели дело и поставили точку, отменив решения судов предыдущих инстанций.

Как отмечают в Центре противодействия коррупции, решение окончательное и обжалованию не подлежит.

Теперь уголовное дело против Насирова будет рассматривать Антикоррупционный суд.

Напомним, Роман Насиров возглавил ГФС Украины с 5 мая 2015 года. Антикоррупционная прокуратура подозревает Насирова в нанесении государству 2 млрд грн ущерба: он принимал решения, помогавшие Онищенко воплотить в жизнь коррупционные схемы. Также в САП не исключают, что сумма нанесенных госубытков, которые инкриминируются Насирову, будет уточнена. В свою очередь, Онищенко заявил:”Следствие ничего не докажет: в моих взаимоотношениях с Насировым денег не было”.

3 марта 2017 Кабмин отстранил Насирова от должности главы ГФС на время следствия. Врио главы ГФС назначен Мирослав Продан.

В ходе судебного заседания защита Насирова попросила о проведении судмедэкспертизы состояния здоровья подозреваемого. В прокуратуре, в свою очередь, заявили, что защита Насирова использует право на медпомощь для затягивания дела. В итоге, Соломенский райсуд отказал в проведении судмедэкспертизы, а вызванный в суд представитель Института кардиологии им. Стражеско заявил: “Состояние Насирова позволяет ему участвовать в суде”. Также в ходе заседания стало известно, что Насиров имеет гражданство Великобритании и Венгрии. Цензор.НЕТ публиковал детальный репортаж из Соломенского райсуда Киева, где трое суток рассматривали меру пресечения для Насирова.

В итоге, судья Соломенского райсуда Киева Александр Бобровник после 3 часов ночи, 7 марта, частично удовлетворил ходатайство следственных органов, избрав для временно отстраненного председателя ГФС Романа Насирова меру пресечения в виде содержания под стражей сроком 60 дней, до 30 апреля 2017 года, с возможностью внесения залога в размере 100 млн грн.

13 марта 2017 года Апелляционный суд подтвердил арест Насирова с залогом 100 млн грн. Подозреваемый сказал, что не собирается вносить залог: “Я сейчас возвращаюсь в СИЗО”, а также не будет просить об этом друзей: “Это очень большая сумма”. Насиров содержался в Лукьяновском СИЗО Киева: “Насиров в четырехместной общей камере. У него один сокамерник. Это не та камера, в которой был Луценко”. Позже Насиров вышел из-под стражипод установленный судом залог в размере 100 млн гривен.

В сентябре 2018 года Шевченковский райсуд освободил Насирова от обязательства носить электронный браслет.

11 декабря 2018 года стало известно, что суд восстановил Насирова в должности главы ГФС.

Пресс-секретарь Государственной фискальной службы Наталья Непряхина заявляла, что даже если Насиров и явится на работу, то в помещение ГФС его не пустят.

По мнению секретаря оборонного комитета ВР, нардепа Ивана Винника, даже при оптимистичном сценарии у Насирова нет шансов восстановиться в должности главы Государственной фискальной службы.

16 января 2019 года Насиров подал в Центральную избирательную комиссию документы для регистрации в качестве кандидата в президенты.

censor.net.ua

В Украину вернули налоговые «схемы Клименко»: опубликованы разоблачающие документы

Советник новоиспеченного главы Налоговой службы Сергея Верланова вместе с высокопоставленными чиновниками ведомства, как заявляют правоохранители, организовал масштабную схему отмыва.

По их данным, несколько месяцев налоговики вовлекали предпринимателей в незаконную деятельность, отмывали и прятали миллионы. В результате бюджет мог недополучить огромные суммы, а чиновники – “заработать” целое состояние.

В распоряжение OBOZREVATEL попали некоторые решения судов и материалы правоохранителей, которые раскрывают фамилии замешенных в схемах чиновников и проливают свет на незаконную деятельность десятков компаний.

Схема отмыва по данным правоохранителей:

  • в Налоговой службе предлагали бизнесу продать свою экспортную продукцию “ручным” компаниям за границу по копеечным ценам;
  • налоги платили с заниженных в разы оборотов;
  • “ручные” компании перепродавали товар уже на открытом рынке и по высоким рыночным ценам;
  • прибыль они перечисляли украинским компаниям, которые проводили фиктивные сделки купли-продажи для того, чтобы обналичить незаконный заработок;
  • налоговики покрывали схему, получали свой процент;
  • бизнесмены недоплачивали десятки миллионов в государственный бюджет.

Разоблачили масштабные махинации

В Украине провели громкие обыски в помещениях налоговиков. Как удалось выяснить OBOZREVATEL, Печерский районный суд дал добро на “визит” по двум адресам: площадь Львовская, 6 (здание рядом с главным офисом ГФС, где работали организаторы схем) и площадь Львовская, 8 (главный офис ГФС). С перечнем замешанных компаний можно ознакомиться в решении суда.

Следственный судья принял решение, что Генеральная прокуратура предоставила достаточно доказательств незаконной деятельности налоговиков. Они сами предлагали экспортерам прятать реальные выручки, а потом через свои же компании отмывали средства уже в Украине и обналичивали их.

Косвенные подтверждения этой схемы появились еще несколько месяцев назад. Как уже сообщал OBOZREVATEL, начиная со второй половины 2019 года, согласно данным Единого государственного реестра, в некоторых регионах резко возросла экономическая активность. Массово начали регистрироваться новые предприятия, демонстрирующие колоссальные обороты и широкую разнонаправленность своего бизнеса.
Параллельно с этим Верховная Рада отменила уголовную статью за фиктивное предпринимательство. И, как видим, за последние 3 месяца зарегистрировано более 20 тыс. новых предприятий, из них более 7 тыс. – плательщики НДС. Сейчас же, после целого ряда обысков и разоблаченных схем, удалось выяснить, что львиная доля указанных предприятий скорее всего проводила фиктивные операции только для того, чтобы отмыть деньги, спрятанные от налогов.

Кто участвовал в схеме

Этой схемой пользовались еще при министре доходов и сборов времен Януковича Александре Клименко. Сейчас же новый главный налоговик Верланов окружил себя людьми, которые хорошо знакомы с механизмами отмыва. По данным СМИ, часть из них работала и с самим Клименко.

Действующие лица:

Чиновник ГНС Станистав Худар

Как сообщили источники OBOZREVATEL в ГФС, заместитель директора Департамента борьбы с отмыванием доходов Станислав Худар был негласной “крышей” указанной схемы. Он покрывал членов организованной преступной группировки, которая занималась незаконной конвертацией денег с помощью зерновых культур, отправляющихся на экспорт.

Как сообщили правоохранители, Худар, используя служебное положение, решал вопросы по разблокировке налоговых накладных. В частности, он давал указания членам ОПГ по кадровым, финансовым и юридическим вопросам. Следствие также считает, что он решал вопрос о “взаимодействии” с правоохранительными органами и консультировал фиктивных руководителей по вопросам предоставления объяснений сотрудникам таких органов. Таким образом, по факту Худару вменяют лоббирование интересов подконтрольных компаний.

Еще одним соорганизатором значится Руслан Дадыкин, среди обязанностей которого – проведение “договоренностей” с банковскими учреждениями, организация безопасности, поиск “клиентской базы”.

Вербовщик Дмитрий Рублевский и региональные руководители

Рублевский, как выяснили правоохранители, выдавал вознаграждение за регистрацию в системе хранения данных.

В схеме также фигурирует заместитель начальника Главного управления ГФС в Николаевской области Дмитрий Прокофьев. “Оказывает помощь Худару в прикрытии его незаконной деятельности (имеют деловые и дружеские отношения). Контролирует регистрацию накладных, любые проверочные мероприятия правоохранительных органов. Оказывает помощь в регистрации и закрытии ФСПД”, – пояснили силовики. Помимо этого, в схеме участвовал замначальника оперативного управления в Николаевской области Эдуард Римар.

Реформа налоговой, разделение Государственной фискальной службы по факту на ситуацию в стране никак не повлияла. Планы по поступлениям срывают, а чиновники не только не борются со схемами, но и сами их создают.

Кстати, совсем недавно президент Владимир Зеленский заставил уволиться Александра Власова, который на тот момент исполнял обязанности главы ГФС. Причина – он не стал увольнять нескольких региональных руководителей своей службы. Сейчас же новый глава Верланов не только провалил кадровую политику, но и позволил (даже если без своего согласия, то как минимум под своим носом) провернуть масштабную схему воровства бюджетных денег.

OBOZREVATEL продолжит следить за расследованием указанных фактов и вскоре опубликует расследование о том, кто и как вернул “схемы Александра Клименко”. Также мы обращаемся к министру финансов Оксане Маркаровой, которая принимала участие в назначении руководства ГФС и реформировании службы. На случай, если она не в курсе масштабных схем, мы также направим в ее ведомство письменный запрос с просьбой разобраться в махинациях.

Источник: obozrevatel

Изменения в Налоговый кодекс Украины от команды Зеленского и опасность для украинского бизнеса

В Верховной Раде зарегистрирован законопроект №1210 от 30 августа 2019 года «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно усовершенствования администрирования налогов, устранения технических и логических несогласованностей в налоговом законодательстве». Учитывая, что автор этого законопроекта — народный депутат от «Слуги народа» Данил Гетманцев — один из членов команды президента, ответственных за налоговую политику, к его инициативам следует присмотреться внимательнее.

Наиболее революционными являются предлагаемые изменения в сфере налогообложения контролируемых иностранных компаний.

Довольно часто проблему контролируемых иностранных компаний отождествляют с проблемами деофшоризации бизнеса и борьбы с уклонением от уплаты налогов. Однако такое отождествление является примитивным популизмом, поскольку в действительности этот вопрос носит более фундаментальный характер. Поэтому перед тем, как начать анализ конкретных новелл законопроекта №1210 о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины, было бы целесообразно сделать небольшое теоретическое отступление.

Налоговый кодекс Украины: от чего зависит могущество государства

Могущество государства напрямую зависит от его экономики — чем мощнее экономика страны, тем мощнее государство, которое функционирует в этой стране. На уровень развития (мощности) экономики влияет много различных факторов, но одним из основных является общее количество действующих экономических субъектов и уровень их деловой активности. Здесь все понятно: чем больше в стране предпринимателей и предприятий и чем активнее они, тем лучше. Поэтому каждое государство заинтересовано в том, чтобы как можно больше иностранных предпринимателей начинали и вели свою деятельность на его территории и как можно меньше отечественных предпринимателей начинали и вели деятельность в других странах.

Однако желание предпринимателей создавать новые предприятия и начинать свою деятельность напрямую зависит от условий ведения бизнеса. Прежде всего, конечно, это уровень налогообложения, но не только. На деловую активность значительное влияние оказывают также безопасность и удобство ведения бизнеса в стране.

Недобросовестная конкуренция, офшоры и Налоговый кодекс Украины

Некоторые государства конкурируют недобросовестно — полностью освобождают иностранных предпринимателей от налогообложения и обязанности вести отчетность. Раньше даже раскрывать имя владельца бизнеса не требовалось. Налогов от таких компаний эти государства не получают, но имеют косвенную выгоду от их существования, обеспечивая доходами свои юридические фирмы и банки. Такие страны получили название офшоры (от английского «вне берега»).

Понятно, что использование офшоров крайне выгодно для бизнеса, и предприниматели всего мира массово начали использовать офшорные схемы в своей деятельности, законно уменьшая таким образом налоги, которые подлежали уплате в их родных странах. Это явление приобрело такие масштабы, что заставило правительства многих стран активно ему противодействовать.

На первый взгляд, самым простой способ борьбы с офшорными схемами — применение прямых административных запретов, однако на практике это оказалось невозможным. Такие способы могли работать в странах с закрытой экономикой, вроде бывшего Советского Союза, где предприятия вообще не имели права осуществлять внешнеэкономическую деятельность без специального разрешения государства. Однако современная мировая экономика базируется на принципах свободной торговли и свободного движения капитала, а потому введение любых односторонних административных мер одной страной немедленно приведет к введению аналогичных мер в отношении этой страны.

Поэтому противодействие офшорным схемам осуществлялось косвенными методами — в основном путем внесения изменений в налоговое законодательство (составление официальных перечней офшорных зон, применение правил трансфертного ценообразования и т. д.).

Одним из способов, позволивших решить проблему массового использования офшорных схем, не мешая при этом деятельности обычного бизнеса, стало появление законодательства о налогообложении нераспределенной прибыли иностранных контролируемых компаний (controlled foreign corporation), а именно — доходы, полученные офшорной компанией, в определенных случаях начали включаться в годовой налогооблагаемый доход владельца этой компании. Такой механизм противодействия офшорным схемам продемонстрировал свою эффективность и применяется в большинстве развитых стран мира, в частности, в США, Великобритании, ФРГ, России и др.

Более 100 стран присоединились к Многосторонней конвенции о выполнении мероприятий, касающихся соглашений о налогообложении, с целью противодействия размыванию базы и выведению прибыли из-под налогообложения от 24 ноября 2016 года (была подписана Украиной 23 июля 2018 года, а ратифицирована 28 февраля 2019 года). Эта конвенция пытается гармонизировать налоговое законодательство разных стран и предусматривает возможность налогообложения доходов контролируемых иностранных компаний. Таким образом, предпосылки для соответствующих изменений украинского налогового законодательства возникли уже давно, и появление подобного законопроекта было лишь вопросом времени.

Изменения в Налоговый кодекс Украины: хорошо забытое старое

Впервые такой законопроект был подготовлен и обнародован Минфином и Национальным банком в октябре 2018 года (законопроект «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины с целью имплементации Плана противодействия размыванию базы и выведению прибыли из-под налогообложения»). Он стал объектом довольно жесткой критики и так и не был внесен в парламент.

Однако, как оказалось, положения нового законопроекта №1210 о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины по своему содержанию являются почти идентичными проекту закона, подготовленному год назад. То есть в этой части законопроект №1210 не является новым документом, разработанным командой Зеленского, а представляет собой лишь на скорую руку перелицованный законопроект правительства Гройсмана!

Этот законопроект содержит такие существенные недостатки, которые делают его принятие реально опасным для украинского бизнеса. В который раз прикрываясь благородной целью предотвратить уклонение от уплаты налогов, государство фактически пытается накинуть на предпринимателей новое ярмо. Чтобы объяснить, в чем заключается опасность этого законопроекта, нужно сделать еще одно теоретическое отступление.

Офшоры, стереотипы, популисты и Налоговый кодекс Украины

В сознании рядового украинца существует стереотип: любая иностранная компания, которой владеет украинец, — это офшор, используемый им для уклонения от уплаты налогов. Соответственно, каждый украинский бизнесмен, владеющий иностранной компанией, — априори вор и неплательщик налогов. Эксплуатируя этот стереотип, большинство политических партий провозглашают, что если заставить украинских бизнесменов вернуть выведенные ими в офшоры средства, то в Украине как по мановению волшебной палочки сразу все станет хорошо. Это крайне опасная популистская манипуляция.

Довольно часто бизнесмены регистрируют компании в странах, где налоги не меньше, чем на родине, где нужно вести бухгалтерский учет, представлять отчетность и выполнять требования финансового мониторинга. В противоположность офшорным такие иностранные компании получили название оншорных — то есть компаний, которые не используются для сокрытия доходов и уклонения от уплаты налогов. Вопреки общественным стереотипам кипрские компании, которые широко используются украинским бизнесом, являются именно оншорными, а не офшорными. Именно поэтому Кипр отсутствует в украинском перечне офшорных зон.

Создание и содержание иностранной компании — недешевое удовольствие. Если ее использование не приводит к экономии на налогах, то что тогда побуждает украинских бизнесменов нести соответствующие расходы?

Обобщая, украинцев, которые пользуются иностранными компаниями (как офшорными, так и оншорными), можно условно разделить на несколько групп.

Первая группа

Наибольшая по численности группа — это люди, которые беспокоятся о безопасности своих активов. С советских времен существует поговорка «был бы человек, а статья для него найдется». Представители украинского бизнеса постоянно находятся под риском стать объектом уголовного преследования и/или рейдерства. Оформление активов на иностранные компании позволяет немного уменьшить такие риски.

В офисе иностранной компании украинские правоохранители не проведут обыск с «маски-шоу», не смогут давить на ее должностных лиц, изымать документы. Любые юридические действия, направленные против иностранной компании (истребование документов, арест активов и т. п.), им придется согласовывать с иностранными правоохранителями и судом. Иностранному директору компании (тем более номинальному) не предъявишь надуманное обвинение, а для того, чтобы обвинить фактического владельца, нужны доказательства, которые из другой страны получить непросто.

Участие в хозяйственных отношениях иностранной компании иногда предоставляет шансы вывести судебные споры в юрисдикцию международных или иностранных судов.

Деньги клиента в иностранном банке не арестуют просто так. Риск того, что иностранный банк станет банкротом, существует, но он намного меньше, чем такой же риск в отношении украинских банков. К тому же процедуры урегулирования по проблемным иностранным банкам являются намного более цивилизованными, чем в Украине.

В Украине действуют очень низкие ставки налога на дивиденды и на отчуждение недвижимости — 5%. Поэтому с точки зрения минимизации налогов украинским бизнесменам выгоднее лично владеть корпоративными правами своих украинских предприятий и/или недвижимым имуществом как физическим лицам. Несмотря на это они тратят значительные средства на оплату услуг иностранных юристов и консультантов, на создание и обеспечение деятельности иностранных компаний, через которые и осуществляют управление своими активами. Недоверие представителей украинского бизнеса к правоохранительной и судебной системе Украины настолько высоко, что они готовы нести значительные дополнительные расходы даже ради тех небольших юридических преференций, которые хоть немного освобождают их от произвольного давления украинских правоохранителей.

Вторая группа

Во вторую группу входят предприниматели, использующие иностранные компании в качестве инструмента для ведения бизнеса. Почти 26 лет (с 1993 по 2019) в Украине действовал Декрет Кабинета министров «О системе валютного регулирования и валютного контроля», предусматривающий существование жесткой разрешительной системы валютного регулирования. В большинстве зарубежных стран условия для проведения валютных банковских операций были гораздо либеральнее. В сочетании с более простой системой учета и отчетности (или вообще отсутствием потребности в ведении учета и представлении отчетности) это делало иностранные компании удобным инструментом для международной торговли.

Каждый предприниматель, который хоть раз имел дело с подразделениями валютного контроля украинских банков при экспортно-импортных операциях, вряд ли захочет это повторить. Поэтому многие украинские бизнесмены создавали и использовали иностранные компании не для минимизации налогов, а для того, чтобы иметь эффективный инструмент ведения бизнеса, не обремененный бессмысленными украинскими бюрократическими процедурами.

В последнее время ситуация начала меняться. В связи с усилением борьбы с легализацией и отмыванием средств правила финмониторинга банковских операций в иностранных банках ужесточились, и проводить операции стало гораздо сложнее. С другой стороны, в начале февраля 2019 года в Украине вступил в силу закон «О валюте и валютных операциях», который должен был либерализовать валютный рынок Украины и, в частности, позволил иностранным компаниям открывать текущие валютные счета в украинских банках.

Теоретически это был очень разумный шаг украинской власти: сложность новых процедур в иностранных банках побуждала бы украинских бизнесменов открывать счета своих иностранных компаний в украинских банках. Это создавало стимулы для возвращения в Украину ранее выведенных капиталов. Однако суровая украинская действительность развеяла эти надежды: задекларированная свобода валютных операций или возможность открытия счетов иностранным компаниям были обременены такими формальными условиями, которые фактически свели их на нет (анализ нового валютного законодательства Украины — отдельная интересная тема для исследования).

Поэтому несмотря на все изменения, украинские бизнесмены продолжают практику использования иностранных банковских счетов. Юридические услуги, связанные с открытием счетов в иностранных банках, в настоящее время являются одними из самых актуальных в этом сегменте.

Третья группа

К третьей группе можно отнести предпринимателей, использующих иностранные компании в качестве инструмента для законного уменьшения (оптимизации) налогообложения. Украинский бизнес использует два основных способа оптимизации налогообложения с помощью иностранных компаний.

Во-первых, в торговых операциях контролируемые украинцами иностранные компании выступают в качестве посредников, которые покупают украинскую продукцию по минимальным ценам, а поставляют продукцию иностранных производителей по максимальным ценам. В результате основная часть торговой выручки оказывается в стране с минимальными ставками налогообложения. Для противодействия этому способу оптимизации налогов уже применяется законодательство о трансфертном ценообразовании. Дополнительное введение налогообложения доходов контролируемых иностранных компаний делает подобные способы оптимизации полностью невыгодными.

В такой ситуации возникает вопрос: возможно ли одновременное существование сразу двух различных механизмов противодействия офшорной оптимизации налогов (правил трансфертного ценообразования и правил налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний)? Если украинской компании будет доначислена условная прибыль по правилам трансфертного ценообразования в операциях с соответствующей иностранной компанией и взыскан с этой прибыли налог, то почему эту же прибыль украинский владелец иностранной компании должен повторно включать уже в свой доход и повторно платить с нее налог?

Во-вторых, в операциях купли-продажи инвестиционных активов (недвижимости, корпоративных) контролируемые украинцами иностранные компании выступают номинальными держателями активов. Предметом соглашения в данном случае становится не один актив, а и иностранная компания, которая им владеет. Как следствие фактически в Украине вообще не происходит никаких хозяйственных операций, а потому облагать нечего. Одной из самых известных подобных сделок стала продажа Леонидом Черновецким ПАО «Правэкс Банк» за 1 млрд долл., которую он вполне законно осуществил через свои контролируемые иностранные компании без какого-либо налогообложения в Украине.

Введение налогообложения доходов контролируемых иностранных компаний действительно перекрывает возможность для такой оптимизации налогов.

Четвертая группа

В эту группу входят лица, которые используют иностранные компании для прикрытия незаконных операций, в частности, как инструмент для мошенничества, умышленного уклонения от уплаты налогов или легализации денежных средств или имущества, полученного преступным путем, перевода средств в наличные и т. п. Такие лица были раньше, есть сейчас и будут в будущем. Противодействие им — это задача правоохранительных органов. Принятие законопроекта №1210 о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины никак на эту борьбу не повлияет. Во всех подобных нелегальных схемах используются подставные лица, которые ничего декларировать не будут и дальнейшая судьба которых мало интересует организаторов.

Подытоживая, можно сделать вывод, что попытка избежать уплаты налогов не является тем мотивом, который побуждает большинство украинских предпринимателей использовать иностранные компании.

Изменения в Налоговый кодекс Украины: анализ предложений и последствий

Теперь проанализируем предложения, изложенные в законопроекте №1210 о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины, и попробуем оценить последствия для украинского бизнеса в случае его принятия.

Если обобщить, то этот законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины вводит в налоговом праве новое понятие — «контролируемая иностранная компания», под которым понимается любое иностранное юридическое лицо или организация (фонд, траст, партнерство и т. д.), принадлежащее на 50% и более украинским резидентам или фактически контролируемое ими.

На украинских налогоплательщиков, которые являются владельцами контролируемых иностранных компаний, законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины предлагает возложить ряд новых налоговых обязательств:

  1. Ежемесячно сообщать ГФС о приобретении и отчуждении контролируемых иностранных компаний (п. 39-2.5.5 законопроекта). За невыполнение этого обязательства предусмотрен штраф в размере 500 минимальных зарплат, что на сегодняшний день составляет более 2 млн грн (п. 120.7 законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины).
  2. Ежегодно подавать ГФС отчет о деятельности контролируемых иностранных компаний (п. 39-2.5.2 законопроекта) и копию финансовой отчетности, представленной иностранным органам. За невыполнение этого обязательства предусмотрен штраф в размере 1000 минимальных зарплат, что составляет на сегодня более 4 млн грн (п. 120.7 законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины).
  3. В случае, если совокупный размер годового дохода всех контролируемых компаний одного налогоплательщика превышает 1 млн евро, — платить в Украине налог с доходов, полученных такими контролируемыми иностранными компаниями (пп. п. 39-2.2, п. 39-2.4.2.1).
  4. В случае, если размер годового дохода всех контролируемых компаний налогоплательщика превышает 2 млн евро, — вести раздельный учет доходов и расходов контролируемых иностранных компаний и определять их прибыль для налогообложения в Украине по специальным правилам (пп. п. 39-2.3.2, 39-2.3.7).
  5. По требованию ГФС представлять первичные документы по хозяйственной деятельности контролируемых иностранных компаний на украинском или английском языке и аудиторское заключение по финансовой отчетности этих компаний (п. 39-2.6.4.3).
  6. По требованию ГФС представлять личные объяснения по поводу деятельности контролируемой иностранной компании (п. 39-2.6.2) и обеспечивать возможность провести опрос работников контролируемой иностранной компании, в том числе путем организации видеоконференции (п. 39-2.6.4.7).

На первый взгляд все обязательства, предусмотренные изменениями в Налоговый кодекс Украины, выглядят логично, но не следует забывать, что дьявол кроется в деталях.

Изменения в Налоговый кодекс Украины: сделать так, чтобы украинцы отказались от использования своих иностранных компаний

Во-первых, первоначальной целью внедрения механизма налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний было противодействие использованию офшорных схем. Поэтому в большинстве развитых стран законодательство о налогообложении контролируемых иностранных компаний:

  • распространяется не на все доходы, а только на доходы от отдельных видов рисковых операций;
  • не распространяется на доходы контролируемых иностранных компаний, зарегистрированных в развитых странах, где не существует возможностей для искусственной минимизации налогообложения;
  • не распространяется на контролируемые иностранные компании, размер прибыли которых меньше установленного необлагаемого лимита (в США и Российской Федерации это 1 млн долл.).

Пункты 39-2.4.1 и 39-2.4.2. законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины содержат аналогичные критерии и предусматривают освобождение от налогообложения контролируемых украинцами иностранных компаний, годовой доход которых не превышает 1 млн евро, и/или зарегистрированных в странах, где ставка налога на прибыль не ниже 13%.

Однако законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины в этих случаях предполагает освобождение украинского налогоплательщика только от обязанности платить налог в Украине, однако не освобождает от обязанности подавать в ГФС информацию о приобретении иностранных компаний и отчеты об их деятельности.

В случае принятия законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины все без исключения украинские владельцы иностранных компаний будут обязаны подавать ежегодную отчетность об их деятельности, независимо от того, работала такая компания вообще и получила ли она хоть какую-то прибыль. Нигде в мире подобной практики нет. Даже в РФ отчетность должны подавать только в отношении тех контролируемых иностранных компаний, прибыль которых облагается налогом.

Зачем авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины хотят поручить ГФС собирать информацию о бизнесе всех без исключения иностранных компаний, принадлежащих украинцам, если эта информация не нужна для их налогообложения?

За невыполнение этих требований предусмотрены гигантские штрафы. При этом предложенный размер штрафов вообще не имеет никакого разумного объяснения и никоим образом не соотносится с тяжестью допущенного нарушения. Для чего штрафовать на 2‒4 млн грн предпринимателя, который для удобства ведения бизнеса приобрел себе иностранную компанию, осуществившую за год одну операцию на 1000 долл.?

Здесь есть еще одна скрытая опасность. В 2005‒2010 годах среди украинских предпринимателей возникла некоторая мода на владение иностранными компаниями. Многие из них приобрели себе такие компании без конкретной цели. На всякий случай. Однако за содержание этих компаний надо ежегодно платить. Если компания не используется, то возникает резонный вопрос: зачем эти расходы? Лучше ее ликвидировать.

Но вот незадача, оказывается, что за ликвидацию тоже надо платить. Иногда больше, чем за регистрацию. Кто-то заплатил и ликвидировал. В то же время многие украинцы действовали «по-украински» — просто бросали компанию на произвол судьбы и переставали платить за ежегодное обслуживание международным юридическим компаниям. Такие фирмы попадали в стоп-листы и прекращали функционировать, но официально они продолжают существовать как юридические лица, и украинские резиденты продолжают оставаться их участниками или конечными бенефициарными собственниками и согласно законопроекту №1210 о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины будут обязаны подавать отчеты.

Создается впечатление, что эту норму законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины пролоббировали некоторые международные юридические компании, которые таким элегантным способом заставят бывших недобросовестных украинских клиентов сразу по самым высоким тарифам оплатить свои услуги за все годы ожидания.

Единственное логическое объяснение таким положениям законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины — это намерение его авторов создать украинским собственникам иностранных компаний такие невыносимые условия, чтобы они сами отказались от любого использования иностранных компаний.

Изменения в Налоговый кодекс Украины: облегчить работу органам ГФС

Во-вторых, законопроект предусматривает, что украинский налогоплательщик должен не только подать в ГФС отчет о деятельности своей иностранной компании по специальной форме, но и одновременно представить надлежащим образом заверенные копии официальной иностранной финансовой отчетности.

Авторы законопроекта, наверное, забыли, что нотариальное заверение, апостилирование и перевод иностранных официальных документов требуют затрат в сумме от 300 до 500 евро, которые украинские резиденты теперь будут вынуждены платить просто за возможность подать свою налоговую декларацию. Так может, проще сразу сделать подачу ежегодных налоговых деклараций платной? Кроме того, во многих развитых странах (например, в Великобритании) финансовая отчетность компаний публикуется на соответствующих официальных сайтах.

Также очевидно, что, составляя отчет о деятельности своей контролируемой иностранной компании, украинский налогоплательщик будет использовать имеющуюся у него иностранную официальную отчетность, просто перенося из нее нужные цифры в украинский отчет. Какой смысл в этой ситуации заставлять его тратить средства на копию иностранной отчетности?

Во всем мире налоговая система действует по декларативному принципу: налогоплательщик декларирует свои доходы, просто сообщая о них государству, и только в случае проверки контролирующими органами он обязан представить документы, подтверждающие достоверность декларации. Непонятно, зачем авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины хотят отступить от этого основополагающего принципа и обязывают всех налогоплательщиков представлять подтверждающие документы заранее?

Украина в ближайшее время должна присоединиться к международной системе автоматического обмена налоговой информацией. Зачем ГФС заверенные бумажные копии финансовой отчетности, если она может получить их напрямую от иностранных налоговых служб в электронном виде?

К тому же в случае проведения налоговой проверки одной только иностранной финансовой отчетности будет недостаточно. ГФС будет вынуждена истребовать и собирать соответствующие первичные документы и другие доказательства. Так какой смысл обязывать налогоплательщика сначала подавать только иностранную финансовую отчетность? Для того, чтобы потом при проведении проверки повторно истребовать у него дополнительные документы? Не лучше ли истребовать все одновременно, но уже после принятия решения о необходимости проверки?

Законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины предусматривает, что по требованию органов ГФС налогоплательщик должен представить им первичную документацию о деятельности принадлежащей ему иностранной компании на украинском или английском языке. Опять вопрос: почему только английский? Кто и каким образом должен осуществлять перевод? Достаточно ли перевода, сделанного самой компанией, или же потребуется официальный нотариально заверенный перевод каждого документа?

Законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины предусматривает, что по требованию органов ГФС налогоплательщик должен представить им положительное аудиторское заключение на финансовую отчетность компании. Однако если компания много лет работает в стране, где не предусмотрен обязательный аудит финансовой отчетности, то это требование выполнить будет невозможно. Для получения положительного заключения аудитора нужно представить ему оригиналы всех первичных документов о деятельности иностранной компании. Но если компания работает много лет, то оригиналы за давние периоды времени могли не сохраниться.

Законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины содержит революционную процессуальную новеллу — он обязывает украинского владельца иностранной компании обеспечить органам ГФС возможность получить объяснения от работников и должностных лиц иностранной компании, в том числе через видеосвязь. Технически это сделать не очень сложно, но возникает другая проблема: согласно ст. 63 Конституции Украины и нормам законодательства других стран лицо вправе отказаться от дачи показаний в отношении себя. Если украинец является единоличным владельцем компании, то он может угрожать работникам увольнением и таким образом пытаться заставить их давать объяснения. А если иностранная компания — это совместное предприятие, где 50% принадлежит иностранцу, который может заблокировать любое решение украинского совладельца?

Логическое объяснение этим обстоятельствам только одно: авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины пытаются максимально облегчить работу органам ГФС, возлагая на налогоплательщиков дополнительные обременительные обязательства, не думая о том, как они будут вынуждены их выполнять.

Изменения в Налоговый кодекс Украины: лимит на налогообложение

В-третьих, законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины предусматривает, что объектом налогообложения в Украине будет прибыль контролируемых иностранных компаний. Это общемировой подход. Администрирование такого налога требует значительных трудозатрат как со стороны налогоплательщика, так и со стороны контролирующих органов. Поэтому во всех развитых странах, облагающих налогом контролируемые иностранные компании, устанавливается определенный лимит на размер налогооблагаемой прибыли. Если прибыль меньше установленного лимита, то правила специального налогообложения контролируемых иностранных компаний к таким юридическим лицам не применяются.

В разных странах размер лимита, с которого начинается налогообложение, отличается: в США и России это 1 млн долл., в Великобритании — 50 тыс. фунтов стерлингов, но сам принцип остается неизменным — лимит устанавливается именно на размер прибыли иностранной компании.

Однако авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины №1210 и здесь попытались найти для Украины свой отдельный путь: п. 39-2.4.1 предлагается облагать налогом прибыль тех контролируемых иностранных компаний, совокупный валовой доход которых превышает 1 млн евро.

Прибыль и валовой доход — это разные экономические категории. Реальный бизнес имеет небольшие показатели рентабельности: 10% прибыли в год — это уже неплохой результат, а 25% — отличный. Но в спекулятивных операциях и при использовании схем оптимизации налогообложения уровень рентабельности может быть значительно выше, а в случаях, когда реальные расходы отсутствуют, весь полученный доход может составлять прибыль компании.

По искривленной логике авторов законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины, владелец реально работающей иностранной компании, которая имела годовой оборот 1 млн евро и получила 50 тыс. евро чистой прибыли, должен будет платить в Украине налог с этой прибыли, а владелец такой же иностранной компании, но созданной для оптимизации налогов при продаже недвижимости, не имевшей никаких расходов и получившей доход = прибыль 999 тыс. евро, не должен платить налог вообще.

Кроме того, законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины предусматривает, что объектом налогообложения будет скорректированная прибыль контролируемой иностранной компании согласно данным ее финансовой отчетности, составленной за отчетный календарный год, но ничего не упоминает о налоге с этого дохода, который такой компанией уже уплачен в стране регистрации.

Авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины, очевидно, забыли, что кроме офшорных зон, где нет налога на прибыль вообще, существует также огромное количество контролируемых украинцами иностранных компаний, зарегистрированных в странах, где они уже платят налог на прибыль в соответствии со своей финансовой отчетностью.

Скрытые коллизии законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины

Давая определение понятию «контролируемая иностранная компания», авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины продемонстрировали неплохую эрудицию и попытались охватить все возможные организационные формы ведения бизнеса. Однако они, вероятно, забыли о существовании таких организационных форм, как дискреционные трасты, семейные фонды, паевые фонды совместного инвестирования и некоторые другие разновидности учреждений, имеющих несколько иную юридическую природу, чем та, которую они себе представили. В частности, основатель безотзывного дискреционного траста не является его конечным бенефициарным владельцем, и ни он, ни потенциальные выгодоприобретатели не управляют таким трастом. Поэтому во многих положениях законопроекта уже заложены скрытые коллизии.

И если речь зашла о коллизиях, то нельзя не вспомнить о запрете дискриминации в любых формах, предусмотренном и Конституцией Украины, и рядом международных договоров, в том числе по вопросам устранения двойного налогообложения. Искусственное установление различных правовых режимов налогообложения и отчетности для владельцев украинских и иностранных компаний является дискриминацией и приведет к огромному количеству судебных споров.

Логическое объяснение для таких инициатив лишь одно: авторы законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины в первую очередь думали о создании механизма для максимально широкого контроля за деятельностью украинских бизнесменов за пределами Украины, и только в последнюю — о налоговых поступлениях и администрировании налога.

Идеи либертарианства и изменения в Налоговый кодекс Украины

Политическая партия «Слуга народа» пришла к власти под лозунгом либертарианства — то есть минимального вмешательства государства в экономику. Однако представленный ею законопроект №1210 носит совершенно противоположный характер — он вводит ряд бюрократических процедур, которые влияют не только на вопросы, связанные с налогообложением, но и на вопросы организации ведения бизнеса.

Фактически законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины создает предпосылки для явно непропорционального вмешательства государства в деятельность украинских предпринимателей за пределами Украины с целью создания неофициальной системы контроля за ними. Если он будет принят в таком виде, то это не приведет к положительному результату.

Олигархи и крупные предприниматели (отдельные члены их семей) просто изменят страну налогового резидентства и таким образом автоматически выйдут из-под действия новых правил. Те, кто использовал офшоры в нелегальных схемах, так и продолжат их использовать.

Основное бремя, связанное с выполнением требований нового законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины, падет на средний бизнес, в частности, на тех, кто создавал иностранные компании не для оптимизации налогов или схем, а для обеспечения безопасности своих активов.

Органы ГФС будут завалены информацией о большом количестве контролируемых украинцами иностранных компаний и физически не смогут проверить их все. Это сразу создаст предпосылки к политической и обычной коррупции, когда иностранные компании неугодных бизнесменов будут тщательно проверяться с начислением гигантских штрафов за каждое мелкое нарушение, а иностранные компании лояльных бизнесменов продолжат работать без помех.

Источник: racurs

1 2 3 13