Зачем Нацбанк и Рожкова обманывают украинцев о приватизации «Укргазбанка»?

Руководство Национального банка пытается замаскировать свою деятельность по внедрению новой схемы теневого дерибана госбанков. Она призвана стать «достойным продолжением» махинаций Гонтаревой, Смолия, Рожковой, Шаповалова, Писарука и Ко по выдаче стабилизационных кредитов и рефинансированию коммерческих банков, а также оборудок с ОВГЗ.

Заявление, сделанное первым заместителем председателя НБУ о том, что Международная финансовая корпорация, которая является структурным подразделением Всемирного банка, планирует в ближайшее время войти в уставной капитал государственного «Укргазбанка», сразу породило немало вопросов. Дело в том, что с одной стороны, украинские СМИ преподнесли это сообщение как начало анонсированной правительством Гончарука широкомасштабной приватизации отечественных госбанков в частности, и остальных госактивов в целом. А с другой, оно было сделано в день, когда НАБУ и САП провели обыски в центральном офисе «Укргазбанка» на предмет поиска доказательств о коррупционности выданных руководством финучреждения во главе с председателем правления Кириллом Шевченко ряда корпоративных кредитов.

Но ранее опубликованная масс-медиа информация вносит в вопрос приватизации «Укргазбанка» интригу. Так в середине октября текущего года сообщалось о намерение Международной финансовой корпорации выделить Укргазбанку 5-летний заем на 30 миллионов евро с возможностью конвертировать его в долю в акционерном капитале этого государственного финучреждения в размере до 20%. Но приватизация любого банка может проходить или путём продажи его как целостного имущественного комплекса, или посредством продажи пакета его акций на аукционе/конкурсе, или путём проведения дополнительной эмиссии акций финучреждения с последующем её выкупом сторонним инвестором.

В первых двух случаях деньги от приватизации должны пойти в Госбюджет. Это было бы закономерно, так как правительство ко второму чтению Госбюджета увеличило план доходов по этой статье с 5 млрд до 12 млрд гривен. В третьем случае деньги от выкупа дополнительной эмиссии остаются в распоряжение госбанка и идут на его развитие. Но НБУ решил внедрить новый способ разгосударствления финучреждения: оно должно взять кредит (в случае с Укргазбанком — у Международной финансовой корпорации), а потом, если ситуация в стране будет благоприятной, и финучреждение продемонстрирует рост доходности, то тогда обменять свои акции на сумму полученного займа. И при этом, если судить по имеющейся открытой информации в СМИ, ещё возвратить деньги кредитору с процентами после окончания срока договора по займу. Если дальнейшее развитие событий для страны и «Укргазбанка» будет не благоприятным, то кредитор в лице МФК всё равно не проиграет – возвратит свой займ с процентами. Беспроигрышный вариант.

Фактически это модернизированный вариант теневой приватизации госпредприятий путём загона их в долги и в процедуры банкротства, который активно использовался во второй половине 1990-х — 2000-х годах.

Если на самом деле это именно так, то получается, что руководство Нацбанка фактически даёт своеобразную взятку чиновникам Всемирного банка и Международной финансовой корпорации. Цель – заручиться их поддержкой для сохранения себя на руководящих должностях в Нацбанке, так как претензий и к Смолию, и к Рожковой за многомиллиардные злоупотребления их за время работы под руководством Валерии Гонтаревой, и в доНБУшный период предостаточно. И, параллельно, отмазать их подельников в «Укргазбанке».

Почему автор выразил неуверенность в отношение своей версии о желании НБУ «продать» 20%-й пакет акций «Укргазбанка» за возвратный кредит МФК, потому что приватизация банков в Украине всегда была самым закрытым и неурегулированным законодательством процессом. Если при продаже на конкурсах и аукционах крупных госпредприятий Фонд госимущества публиковал в установленные сроки в своём «Бюллетене приватизации» объявления о дате проведения торгов и инвестиционных условиях участия в них желающих компаний, то в трансакциях с госбанками или их пакетами акций ФГИУ, за редким исключением, не участвовал. Это всегда была епархия Министерства финансов и Нацбанка.

О документально-конкретных условиях «сделки» Минфина (а может НБУ) с Международной финансовой корпорацией практически ничего не известно. А что если ведомство Маркаровой и НБУ согласовывали кредитный договор «Укргазбанка» с МФК примерно под такие же большие проценты, какие оно предлагает под продажу ОВГЗ?

Чем привлёк «Укргазбанк» Международную финансовую корпорацию? Напомним, что правительство Юлии Тимошенко национализировало «Укргазбанк» во время кризиса 2009 года. С того момента государство внесло в его капитал 9,3 млрд грн. В 2015 году к нему присоединили неплатежеспособный банк «Киев». Начиная с 2015 года «Укргазбанк» ежегодно зарабатывал прибыль. По результатам аудита банка за 2018 год его прибыль составила 769 млн.грн. По данным НБУ, банк занимает 4 место по объему активов.

Укргазбанк раньше остальных был подготовлен к приватизации. В стратегии его развития, утвержденной в 2016 году, специализация банка была определена как green banking. За два года ему удалось стать главным эко-банком страны. По данным НКРЭ, Укргазбанк профинансировал треть новых проектов возобновляемых источников энергии в 2017 году и 55% всех новых мощностей по ВИЭ в 2018 году. Международную финансовую корпорацию привлекает то, что стоимость «зелёного тарифа» в Украине самая высокая в Европе – порядка 1,9 евро за кВт/час. То есть это подразделение Всемирного банка готово вкладывать деньги только в высокодоходный бизнес, который в Украине через ДП «Энергорынок» дополнительно дотируется государственными «Энергоатомом» и «Укргидроэнерго» (фактически из Госбюджета).

МФК обхаживает «Укргазбанк» с 2017 года, когда между Международной финансовой корпорацией и «Укргазбанком» был подписан Меморандум о взаимопонимании по поддержке приватизации финучреждения. Согласно нему, только за 2018 год кредитный портфель клиентов малого и среднего бизнеса увеличился в банке почти в 2,5 раза – до 5 млрд грн., а их количество — частных предприятий, достигло почти 58 тысяч. За год «Укргазбанк» сократил и долю проблемной задолженности. К началу 2019 года она снизилась до 12% кредитного портфеля.

В феврале 2019 года сообщалось, что МФК и Укргазбанк начали оценку и структурирование финансового инструмента для вхождения корпорации в капитал банка. В апреле 2019 года «Укргазбанк» и Международная финансовая корпорация подписали договор, который предусматривает предоставление банку консультаций для укрепления его потенциала в сфере обслуживания предприятий малого и среднего бизнеса.

Активизация в последние месяцы процесса вхождения Международной финансовой корпорации в капитал «Укргазбанка» непосредственно связана с желанием МФК принять участие и в большой приватизации госпредприятий, возобновление которой анонсировала новая власть, и в её стремлении запустить в 2020 году рынок сельскохозяйственных земель. Для этого Международная финансовая корпорация хочет восстановить свою инфраструктуру и позиции в экономике Украины. Дело в том, что в 1990-е годы она была главным инструментом Международных финансовых институций по обучению и консультированию сотрудников Фонда госимущества и коммунальных органов приватизации по разгосударствлению собственности в стране.

Правда тогда Международная финансовая корпорация организовывала всё это на деньги Всемирного банка и ЕБРР. В результате Украина получила грабительскую приватизацию, которая сформировала квазирыночную модель экономики и олигархическую систему правления. Но если в те годы роль МФК можно в целом определить положительно для страны, так как она хоть как-то помогала реформировать народное хозяйство Украины, перевести его с административно-командных «рельсов» на рыночные, то сегодня транснациональные корпорации с помощью международных финансовых институций хотят дограбить последние ликвидные госактивы и превратить наших граждан через махинации с ОВГЗ в дойную корову транснациональных компаний и фондов. А саму страну, как образно выразился Юрий Романенко, – в территорию для экономического «сафари».

«Руками» реализации этих планов в Украине должны стать вскормленные за последние 20 лет члены грандоедских организаций (прежде всего Международного фонда «Возрождение»), которые сегодня заняли много руководящих должностей в исполнительной и законодательной властях страны, и «приватизированные» за возвратные кредиты отечественные госбанки. Ведь как следует из разработанной Министерством финансов в феврале 2018 года (при руководстве им Александром Данилюком) стратегии реформирования государственных банков, рассчитанной на пять лет, вслед за «Укргазбанком» должны быть проданы частному иностранному инвестору «Приватбанк», «Ощадбанк» и даже 20% — «Укрэксимбанка». Благодаря приобретению в них тем или иным способом больших или меньших пакетов акций иностранные инвесторы смогут назначить в их руководящие органы свой менеджмент, и, соответственно, контролировать и направлять деятельность финучреждений. И их целью, повторимся, будет пробретение украинских стратегических предприятий и сельскохозяйственной земли, цена которых в сегодняшних условиях по объективным обстоятельствам очень низкая.

Таким образом, информация о якобы начатой приватизации «Укргазбанка» свидетельствует, что руководство НБУ пытается замаскировать свои практические шаги по внедрению новой схемы дерибана госбанков. Она является закономерным продолжением деятельности Национального регулятора, начатой ещё в период, когда его возглавляла Гонтарева, по расчистке финансового рынка Украины для захода на него западного спекулятивного капитала. Особенностью новой схемы «приватизации» государственных банков является внеконкурентное приобретение транснациональными «инвесторами» активов отечественных госфинучреждений «по номинальной цене» и гарантированное получение ими сверхприбылей вне зависимости от результатов будущей деятельности госбанков.

САП и НАБУ сегодня предметно занялись махинациями руководства НБУ по выдаче стабилизационного кредита «ВиЭйБи Банку и выдаче коррупционных кредитов в государственном «Укргазбанке». Своевременное расследование и реагирование на «Ноу-Хау» Смолия, Рожковой и Кирилла Шевченко по «приватизации» госфинучреждения позволит профилактически предотвратить потери от новой схемы дерибана государственных активов.

Источник: antikor

НАБУ уличило Нацбанк в сговоре с Бахматюком: ключевые факты резонансного расследования

Национальный банк оказался в эпицентре уголовного расследования, которое вынудило все правление НБУ провести вчерашний день в Высшем антикоррупционном суде. Бывший первый замглавы НБУ Александр Писарук, который после центробанка успел поработать в МВФ и Райффайзен Банке Аваль, обвиняется в присвоении 1,2 млрд грн в сговоре с экс-владельцем ВиЭйБи Банка Олегом Бахматюком. Ни одна из сторон конфликта не рада перспективе лишиться свободы на срок до 12 лет, а НАБУ анонсирует новые задержания (укр.).

Нацбанк шестой год подряд призывает правоохранительные органы наказать виновных в расхищении средств банковской системы в период кризиса 2014-2015 годов. Правоохранители поняли этот призыв по-своему, начав задерживать не только тех, кто расхищал рефинансирование Нацбанка, но и тех, кто его выдавал.

Начались аресты

Информация о задержании детективами Национального антикоррупционного бюро (НАБУ) бывшего первого заместителя главы НБУ, нынешнего председателя правления Райффайзен Банка Аваль Александра Писарука появилась поздно вечером в понедельник. Но уже во вторник утром оказалось, что ему пока лишь сообщили о подозрении, а мера пресечения – его хотят отправить в СИЗО – еще не выбрана. Тюремным заключением НАБУ и Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) пригрозили не только Писаруку. За 11-12 ноября подозрения в завладении 1,2 млрд грн средств стабилизационного кредита НБУ уже вручены восьми лицам, в том числе трем бывшим топ-менеджерам Нацбанка. Остальные подозреваемые аффилированы с Олегом Бахматюком, владельцем ВиЭйБи Банка, который получил рефинансирование в 2014-м.

К уголовной ответственности со стороны НБУ привлечены бывший первый заместитель главы НБУ Александр Писарук, бывший директор генерального департамента банковского надзора Алла Шульга и бывший и.о. начальника управления НБУ по Киеву и Киевской области Николай Каленский, который сейчас работает членом Совета Нацбанка.

Еще два подозреваемых – это бывшая глава набсовета ВиЭйБи Банка Наталья Василюк и бывший заместитель главы правления Андрей Яцюта. Другие трое подозреваемых работают в компаниях, связанных с Бахматюком. Олигарх подтвердил, что задержания проводились в компаниях группы «Укрлендфарминг».

Что выяснили детективы НАБУ

В октябре 2014 года проблемный ВиЭйБи Банк попросил НБУ выдать ему стабилизационный кредит под залог недвижимости. «Хотя ВиЭйБи Банк не предоставил все необходимые для этого документы (например, программу финансового оздоровления, направленную на решение в период пользования стабкредитом проблем с ликвидностью, улучшение структуры активов, доходности, рентабельности), правление НБУ, вопреки требованиям законодательства (постановления НБУ № 327/2010. – Ред.), одобрило его предложение», – заявили в НАБУ. Выдачу стабкредита НБУ оформил 10 октября постановлением № 656/БТ, а кредитный договор с ВиЭйБи Банком подписал 13 октября.

В определении Соломенского райсуда Киева от 15 августа 2018 года раскрыт перечень активов, переданных в залог НБУ. Помещение цеха по производству ликеро-водочной продукции в Ивано-Франковске оценено в 1,25 млрд грн, три нежилых помещения ВиЭйБи Банка в Харькове – в 23 млн грн, 32 млн грн и 545 млн грн. Все эти оценки сделало ООО «Бизнес центр “Экспертиза”». Кроме того, в обеспечение по кредиту передавалось имущественное поручительство Олега Бахматюка, который поручился по стабкредиту своим имуществом. Это означает, что даже если бы НБУ от продажи полученных активов не смог вернуть стабкредит, Бахматюк, как собственник банка, должен был бы доплатить разницу.

НАБУ утверждает, что отчеты об оценке стоимости недвижимости, переданной в залог НБУ, были подделаны, и стоимость этого имущества была завышена почти в 25 раз. Экспертиза показала, что реальная стоимость недвижимости составляет 72,62 млн грн, а не заявленные банком 1,8 млрд грн. «Тем не менее зная о завышенной стоимости залогового имущества и отсутствии всех необходимых документов, служебные лица НБУ предоставили 1,2 млрд грн стабкредита ВиЭйБи Банку», – отмечают в НАБУ. ВиЭйБи Банк получил стабкредит на два года, но уже через 40 дней, 20 ноября 2014-го, НБУ признал его неплатежеспособным.

В НАБУ назвали три доказательства причастности топ-менеджеров НБУ к преступлению. Первое – топ-менеджеры НБУ знали о завышенной в разы стоимости объектов, переданных в залог по стабкредиту. Второе – к моменту получения стабкредита у ВиЭйБи Банка была задолженность перед НБУ по кредитам рефинансирования на 3 млрд грн, по которым просрочена уплата процентов на 50 млн грн. «Решение о выдаче стабкредита было принято после посещения собственниками и руководством ВиЭйБи Банка топ-менеджеров НБУ», – указывает НАБУ третий факт.

Действия всех подозреваемых квалифицируются по ч.5 ст.191 УК. Речь идет о присвоении, растрате или завладении имуществом путем злоупотребления служебным положением, совершенном в особо крупных размерах по предварительному сговору группы лиц. Участникам сговора грозит лишение свободы на срок от 7 до 12 лет с конфискацией имущества и запретом занимать определенные должности до трех лет.

Следственные действия продолжаются. «К реализации схемы по завладению 1,2 млрд грн стабкредита НБУ могут быть причастны свыше 15 лиц», – сообщили в НАБУ. Вручение подозрения нескольким лицам из этого списка затрудняется, поскольку они находятся за границей. Поскольку местонахождение владельца ВиЭйБи Банка Олега Бахматюка и экс-главы правления банка Дениса Мальцева не установлено, НАБУ решило отправить им сообщения о подозрении по почте – подозрения вручены жилищно-эксплуатационным организациям по месту регистрации подозреваемых.

В определении Соломенского суда описаны и другие претензии НАБУ. Сообщается, что 18 ноября 2014-го банк получил от компании Quickom Ltd., принадлежащей Бахматюку, требование о досрочном погашении кредита на $45 млн (682 млн грн в эквиваленте) уже 19 ноября. И, несмотря на присутствие в банке куратора НБУ, 20 ноября ВиЭйБи Банк перечислил эту сумму своему кредитору. В тот же день за счет этих средств четыре компании погасили свои кредиты перед банком на 682 млн грн. Выявленные в 2017 году в ходе обыска данные показали, что после получения стабкредита ВиЭйБи Банк выдавал беспроцентные займы птицефабрикам Бахматюка. При этом в нарушение запрета досрочно возвращались средства и депозиты инсайдерам и связанным лицам.

Рябошапка помог

Расследование присвоения стабкредита для ВиЭйБанка детективы НАБУ проводят с 8 октября 2016 года в рамках производства № 12016100000001664. Но в феврале 2019 года генеральный прокурор Юрий Луценко сменил подследственность в уголовном производстве с НАБУ на Главное следственное управление Нацполиции. Ее следователи 9 августа закрыли производство на основании п.2 ч.1 ст.284 УПК, то есть «в связи с отсутствием состава преступления». Это же управление, по данным Центра противодействия коррупции, к весне 2019-го закрыло четыре уголовных производства по ВиЭйБи Банку, а «сто томов этих дел были затоплены в подвале».

29 августа новым генпрокурором стал Руслан Рябошапка, уже в сентябре он отменил постановление о закрытии производства и признал подследственность по делу за детективами НАБУ.

После этого президент Владимир Зеленский в ходе встреч с правоохранителями потребовал начать «посадки». Уже в октябре Государственное бюро расследований объявило, что подозревает экс-владельца банка «Финансы и Кредит» Константина Жеваго в хищении 2,5 млрд грн. В ноябре НАБУ начало вручать подозрения по делу ВиЭйБи Банка.

НБУ отбивается

В Нацбанке сразу же заявили, что «решения в НБУ принимаются коллегиально, что делает невозможным определяющее влияние одного лица на процесс принятия таких решений». Кроме того, в НБУ назвали Писарука «профессиональным банкиром с безупречной репутацией, которую оценили и в МВФ, где он работал последние три года».

НАБУ знает о коллегиальности принятия решения правлением НБУ, поэтому «не исключает привлечение к ответственности и других членов правления, которые одобряли коллегиальное решение». Вчера НБУ опубликовал фото правления тех времен: за столом, кроме главы НБУ Валерии Гонтаревой и Александра Писарука, сидели ее другие заместители – Яков Смолий (нынешний глава НБУ), Олег Чурий и Владислав Рашкован (заместитель исполнительного директора от Украины в МВФ).

Несмотря на коллегиальность принятого решения, НАБУ называет два аргумента, якобы доказывающие вину Александра Писарука, который курировал банковский надзор. В октябре 2014-го он «сообщил подчиненным о решении предоставить кредит ВиЭйБи Банку до того, как банк официально подал необходимые для этого документы». «Весь процесс получения стабкредита завершился очень быстро – в промежуток времени, пока Писарук исполнял обязанности главы НБУ (Валерия Гонтарева была в отпуске. – Ред.)», – отмечают в НАБУ.

Вчера днем все члены правления НБУ, которые на тот момент находились в Киеве, поехали в Высший антикоррупционный суд (ВАС), где подозреваемым выбирали меру пресечения. Катерина Рожкова, Олег Чурий, Дмитрий Сологуб, Роман Борисенко попросили взять экс-топ-менеджеров НБУ на поруки. Яков Смолий, как только узнал о происходящем, прервал командировку и вылетел из Сингапура в Украину, а Сергей Холод остался на Singapore FinTech Festival.

Прокурор САП в ходе судебных слушаний обвинил Бахматюка и Писарука в сговоре. Он также рассказал, что ночью 8 октября 2014-го Писарук отправил Шульге сообщение о необходимости выдать стабкредит ВиЭйБи Банку «минимум на 1 млрд, и Каленский в курсе».

После многочасовых слушаний ВАС отложил до 10:30 среды вынесение решения по мере пресечения временно задержанному Николаю Каленскому. САП требовала взять его под стражу на 60 дней с альтернативой внесения залога в 20 млн грн, изъятием паспортов и ношением электронного браслета. Каленского обвинили в том, что он согласился с предоставленной оценкой, хотя знал, что залогов было недостаточно для выдачи стабкредита.

Но в среду суд решил отправить его под круглосуточный домашний арест. Николаю Каленскому запрещено общаться с другими подозреваемыми и свидетелями, он сдал паспорта и надел электронный браслет. Судья приняла во внимание состояние здоровья подозреваемого (хронические болезни и II группа инвалидности) и 64-летний возраст. Это делает невозможным его участие в заседаниях Совета НБУ.

При этом решение по Алле Шульге суд принял еще во вторник: ее арестовали на 60 дней, дав право выйти под залог в 15,368 млн грн. Андрей Яцюта взят под стражу на два месяца с правом выйти под залог в 1,153 млн грн. Учредитель одной из фирм Бахматюка арестован с правом выйти под залог в 576,3 тыс. грн.

Меру пресечения Александру Писаруку выберут в четверг в 9:30.

Опубликованные НАБУ подробности дела в Нацбанке не прокомментировали: на запрос FinClub регулятор не ответил.

Бахматюк в белом

Первой реакцией Бахматюка стала публичная просьба к президенту Владимиру Зеленскому вмешаться в ситуацию, ведь его группу компаний «Укрлендфарминг» «безосновательно терроризируют силовики»: именно в компаниях группы проведены обыски и задержания сотрудников. Вероятно, речь идет, в частности, о компаниях «Агрофирма Березанская птицефабрика» и «Птицефабрика Киевская».

Бахматюк сказал, что Нацполиция, СБУ и Генпрокуратура за последние пять лет «провели массу экспертиз, массу следственных действий, обысков», после чего дела по ВиЭйБи Банку были закрыты, но НАБУ и новая ГПУ «работают в рамках конъюнктуры».

Экс-владелец ВиЭйБи Банка говорит, что неоднократно, последний раз 27 октября, предлагал НБУ и ФГВФЛ «конструктивно решить вопрос задолженности и выплатить 8 млрд грн в бюджет» задолженности ВиЭйБи Банка и банка «Финансовая инициатива».

Бахматюк попросил Зеленского поручить «своим подчиненным» сесть с ним за стол переговоров, но не уточнил, кого именно он считает подчиненными главы государства – сотрудников ГПУ, НАБУ, НБУ или ФГВФЛ.

В интервью ЭП он подтвердил, что сейчас его нет в Украине, поскольку он проводит переговоры в Швейцарии с Cargill. Его план реструктуризации долгов предусматривает 500 млн грн гарантийного взноса и ежегодный платеж в 1 млрд грн. С идеей реструктуризации Бахматюк ходит в ФГВФЛ, НБУ и Минфин уже два года, но «добро» он получил только от ФГВФЛ.

С мнением следствия о завышении стоимости залогов Бахматюк несогласен, поскольку с 2014 по 2019 год недвижимость подешевела, а ликеро-водочный завод утратил стоимость из-за закрытия производства. «У нас есть оценки Харьковского и Одесского университетов экспертиз, согласно которым активы стоят 1,2 млрд грн. Но наши оценки не принимаются», – говорит он.

Обвинения в выводе средств он опровергает, поскольку 0,9 млрд грн было выплачено вкладчикам, а 0,3 млрд грн – на их карты: «Ровно 1,2 млрд грн между датой получения рефинанса и введением временной администрации было выплачено физлицам», – заявил Олег Бахматюк. При этом транзакцию с Quickсom Ltd. он назвал внутрибанковской операцией – «просто свопом».

«Мой «сговор с Писаруком и другими сотрудниками НБУ» состоит в том, что Писарук созвал совещание, где был директорат департамента, бенефициар, глава правления, и якобы мы вступили в сговор», – добавил он.

Возвращаться в Украину, где ему НАБУ пытается сообщить о подозрении, Бахматюк не спешит. «Я буду нанимать юристов, и уверен, что мы выиграем европейские суды», – говорит он.

Террор, абсурд и глубокая обеспокоенность

Экс-глава НБУ Валерия Гонтарева назвала происходящее «террором» и «театром абсурда», поскольку правоохранители решили посадить в тюрьму не менеджмент и собственников обанкротившихся банков, а реформаторов НБУ. Гонтарева напомнила, что Бахматюк лично поручился по кредитам своих банков, но ничего не заплатил. При этом НБУ продолжает воевать в судах: в октябре регулятор добился восстановления судебного процесса против Бахматюка на сумму 8,6 млрд грн.

Еще в 2016 году Нацбанк подсчитал, что Олег Бахматюк должен государству, гражданам и бизнесу 37,9 млрд грн: долг его двух банков перед НБУ составлял 10,9 млрд грн, перед госбанками – 5,3 млрд грн, перед кредиторами (на момент признания банков неплатежеспособными ) – 21,7 млрд грн.

Бизнес внимательно отслеживает ситуацию вокруг Писарука, «особенно при принятии решений об инвестировании». С таким совместным заявлением выступили Американская торговая палата в Украине, Европейская Бизнес Ассоциация, Форум ведущих международных финансовых учреждений и Союз украинских предпринимателей.

Райффайзен Банк Аваль поддержал своего руководителя. «Мы убеждены в том, что с Писарука будут сняты все подозрения в неправомерных действиях и что он всегда придерживался наивысших профессиональных и этических норм, работая как в Райффайзен Банке Аваль, так и в течение многих лет в МВФ и других международных институциях», – заявил председатель набсовета Райффайзен Банка Аваль Мартин Грюлль.

Неизбежно вопросы власти об этой ситуации задаст и МВФ, где Писарук в 2016-2019 годах работал старшим экспертом финансового сектора. Уже в четверг в Киев прибывает очередная миссия Фонда.

«МВФ объявляет о прибытии миссии в Киев 14 ноября, предположительно, для продолжения переговоров по EFF. Несколько удивительно, учитывая развитие событий вокруг банковского сектора и рынка земли. Интересно, Фонд хочет заглянуть в глаза Зеленскому и посмотреть, насколько серьезно он относится к реформам», – написал экономист Тимоти Эш.

Управляющий партнер Aperio Associates Роберт Хоманс задается вопросом, кто следующий. «Гонтарева? В конце концов, она была главой в то время, когда НБУ предоставил Привату кредит в размере $1,9 млрд с личной гарантией Коломойского», – подчеркнул он схожесть ситуации Писарука и Бахматюка.

Объемы рефинансирования, больше чем Гонтарева, выдавал в начале 2014-го глава НБУ Степан Кубив, к работе которого у НАБУ уже давно не возникает вопросов.

Источник: finclub

Дело Приватбанка будет расследовать НАБУ

Генпокурор Руслан Рябошапка передал дело Приватбанка в Национальное антикоррупционное бюро.

«В банковском секторе есть большие проблемы. 4 миллиардов гривен — это сумма проблемных кредитов государственных банков или это сумма невозвращенного рефинансирования. Из них 183 миллиарда гривен — это как раз ПриватБанк», — заявил председатель НАБУ Артем Сытник в эфире 24 канала.

По его словам, в НАБУ было дело по ПриватБанка, но они расследовали его на предмет возможной причастности определенных лиц к Нацбанку Украины.

«То, что происходило в ПриватБанке, когда кредиты выдавались на привязанных человек, это все же не совсем компетенция НАБУ. Это расследовала ГПУ, но 20 ноября полностью ликвидируется следствие в этом органе. Когда генпрокурором стал Рябошапка, то мы провели с ним совещание и решили, исходя из других действий правоохранительных органов, это дело, а это почти 1800 томов, передать в НАБУ. Речь идет о деле по событиям в ПриватБанке, когда он был коммерческим», — пояснил Сытник.

Источник: gazeta

Как Украине «отмыть» «серое» зерно

Вы удивитесь, но ведущие сети продуктовых и строительных супермаркетов, сети АЗС, производители алкоголя являются экспортерами зерна. Что это значит?

Правительство робкими шажками пытается выстраивать контроль над финансовыми потоками, которые прячутся от украинского налогообложения в других странах.

Парламент ратифицировал соглашение с США о раскрытии украинскими банками информации о счетах американцев в Украине, рассчитывая на зеркальный ответ со стороны американцев.

С декабря 2019 года в Украине вступит в силу конвенция MLI — часть плана BEPS. Она предполагает, что налоговое соглашение между странами не может использоваться для уклонения от уплаты налогов.

Компаниям украинских собственников в других государствах необходимо будет доказывать реальность ведения бизнеса и отсутствие искусственно сформированной структуры.

Впрочем, говорить о какой-либо эффективности и отдаче от принимаемых мер сложно. Это долгий и непростой путь, предусматривающий также модернизацию украинского законодательства. Легких больших побед на этом пути не будет.

Тем не менее, у правительства Алексея Гончарука есть возможность продемонстрировать быстрый результат в борьбе с теневыми финансовыми потоками. Стоит лишь всерьез заняться темой «серого» зерна, которое превратилось в основной инструмент конвертеров.

О нарастающей проблеме «серого» зерна говорится не первый год, но воз и ныне там. «Тема» удобна бизнесу, политикам, чиновникам, правоохранителям. К «отмывочным» конвертационным технологиям причастны и транснациональные компании, которые пользуются поддержкой самых влиятельных посольств.

Не секрет, что в Украине значительная часть операций проводится за «кэш». Торговля на рынках, продажа контрабанды через интернет-магазины, строительство — все эти направления генерируют большие объемы наличности.

Аграрный экспорт стал механизмом, который позволяет наиболее беспроблемно вывести и легализовать за границей черный «нал» и еще заработать на «отмывке».

Конвертационная цепочка начинается с фермера. Почти каждый аграрий заинтересован продать часть урожая за наличные, ведь «кэш» — это его чистая прибыль без потерь на налогах. Агрохозяйства иногда намеренно занижают урожайность, чтобы реализовать «избыточное» зерно нелегально.

На рынке сформирована целая сеть посредников, скупающих зерно у фермеров за «черный» «нал» в хозяйствах или прямо из-под комбайна. Продукция оформляется на фиктивное предприятие с подставным директором, водители везут товар на приемку на терминал в порту или элеватор с «левыми» ТТН.

Вокруг основных мест экспорта или переработки сельхозпродукции (терминалы, элеваторы) вырос настоящий теневой рынок. Здесь экспортеры расплачиваются наличными с первичными скупщиками без оформления каких-либо документов.

Этот рынок имеет открытые телеграмм-чаты. Там ежедневно передают информацию о том, на карточку какого предприятия завозить зерно, точки приема, цены. По документам, зерно передается экспортеру по договору комиссии.

Дальше экспортер перепродает товар связанной c ним компании-нерезиденту на условиях CPT (доставка до портового терминала). Три года назад это были классические офшоры: Панама и Британские Виргинские острова.

После скандала с Panama Papers для прогонки средств от реализации зерна стали использовать английские и шотландские партнерства. Обслуживающими финансовыми учреждениями были в основном балтийские банки.

Последний тренд — чешские и польские компании, открытые на украинцев, часто уроженцев Донбасса. Получив право на реализацию зерна, польский, чешский или эстонский резидент продает его реальному покупателю — офшорной компании крупного международного трейдера, а тот уже платит за перевалку и фрахт судна.

Так мы подходим к самому главному. Оплата за зерно попадает к нашему нерезиденту, но на счета украинского экспортера-комиссионера не возвращается.

Выручка уходит на счета «инвестора», профинансировавшего в Украине покупку зерна за «кэш». Таким образом, находящийся в Украине «черный» «нал» через зерно конвертируется в «безнал» на зарубежных счетах.

Фиктивные предприятия, на которые оформляется зерно, регулярно «хлопает» налоговая милиция. Открываются уголовные производства, но проблему это не решает. Экспортеры-комиссионеры, отработав пять-шесть месяцев и отгрузив 100-300 тыс тонн зерна, уходят в «спящий» режим. На их место заходят другие.

Схема успешно работает во всех крупных морских портах, на всех крупных зерновых терминалах, в том числе уважаемых транснациональных компаний.

Схема связана не только с зерновыми. Невозврат валютной выручки — привычное явление и при переработке подсолнечника на заводах в Николаеве и Днепре. Отличие от зерновой схемы в том, что фиктивные компании завозят купленный за наличные средства подсолнечник на МЭЗ и сразу же получают таможенные декларации на масло и шрот, погруженные на корабли.

Масштаб этого бизнеса впечатляет. Приведу несколько цифр.

Первое место в Украине по экспорту зерновых удерживает Николаевский морской торговый порт. За 2018-2019 маркетинговый год он экспортировал 13,8 млн тонн зерновых. На втором месте порт «Черноморск» — 12,8 млн тонн. Лидеры перевалки в этих портах — терминалы транснациональных компаний.

За два года каждый из них перевалил 3,7-4,3 млн тонн зерна. Причем 20-25% от общего объема, до 1 млн тонн зерна, на каждый терминал поставлено «серыми» экспортерами. В деньгах это в среднем 150-250 млн долл. Такая сумма «отмывается» только на одном крупном зерновом терминале.

Схема не смогла бы работать так успешно, не будь в нее вовлечены международные трейдеры. Украинские «теневики» лишь доставляют зерно на терминал. Скупают у них продукцию, переваливают и вывозят из страны ТНК.

Уважаемые международные трейдеры половину зерна приобретают официально у своих украинских представительств, половину — у «теневиков». Это легко отследить и проверить, ведь и «белое», и «серое» зерно грузится на один корабль.

Как корпорации мирового уровня могут участвовать в «отмывочных» схемах?

На первый взгляд, международные аграрные корпорации установили жесткие правила, ограждая себя от сотрудничества с сомнительными поставщиками.

Чтобы заехать на терминал международного зернового трейдера в порту, компания-поставщик должна быть аккредитована как добросовестная и иметь прозрачную структуру акционеров. ТНК обязаны проводить процедуру compliance, проверяя поставщиков не менее тщательно и жестко, нежели банки.

Увы, система дает сбой на уровне менеджмента представительств международных трейдеров. Многие из них закрывают глаза на легальность происхождения зерна. Скажу больше: некоторые, вероятно, «в доле».

Как только налоговая милиция приходит на терминал с ордером на арест «серого» товара, зерно мгновенно задним числом переводится на резервные легальные украинские компании, или оказывается, что товар передан на комиссию и для его ареста неправильно оформлены документы.

Знают ли об этом в центральных офисах ТНК? Вопрос риторический. Возможно, их убедили, что по-другому вести бизнес в Украине не получается. Блокировать «серый» рынок можно быстро и эффективно. Удар нужно наносить с двух сторон.

Во-первых — изменить нормативную базу: запретить расчеты за зерно в валюте с условием поставки CPT, оставив только условие FOB. Как только «серые» экспортеры будут вынуждены платить за перевалку, это сделает их более уязвимыми для налоговых и правоохранительных органов.

Во-вторых — инициировать аудит всей системы зернового экспорта. ГФС, где остается налоговая милиция, таможне и налоговой необходимо проанализировать базу данных таможенных деклараций, сделать выборку по кораблям, установить, какие украинские компании оформляли ГТД на эти корабли.

Простой проверки YouControl достаточно, чтобы определить фиктивных экспортеров. Дальше нужно добиваться получения информации у служб финансового мониторинга ЕС и США о движении валютной выручки, фактически украденной у Украины и отмытой в европейских и американских банках.

Понадобится политическая воля руководства страны, ведь мы затронем интересы влиятельных глобальных игроков. Однако без перекрытия схем с зерном любые шаги по деофшоризации будут лишь красивой картинкой для избирателя.

Ликвидация рынка покупок за «кэш» принесет миллиарды гривень дополнительных налоговых поступлений в бюджет и усложнит жизнь бизнесу, сидящему на наличных расчетах. Также следует закрыть зерновые схемы с фиктивным НДС. Они хорошо известны и ГФС, и ГНС, но все еще активно используются.

Коротко о том, как это работает. Импортеры завозят в Украину китайские и турецкие товары, продают оптовикам на рынках за наличные, после чего у них остаются большие объемы уплаченного импортного НДС. Чтобы не бросать НДС, его «сворачивают» с зерном. Тариф — около 8% от общей суммы платежа с НДС.

Купив «серое» зерно или продукты переработки масличных, импортеры поставляют их на экспорт. Возместить НДС из бюджета в этом случае невозможно, так как не прослеживается производитель продукции, но зачесть внутри себя и не заплатить НДС в бюджет — можно.

Вы удивитесь, но ведущие сети продуктовых и строительных супермаркетов, сети АЗС, производители алкоголя являются экспортерами зерна.

Мы обращались в различные государственные структуры с предложением создать совместную рабочую группу, куда вошли бы представители ГНС, ГФС, ГТС, Нацбанка, Минфина, СБУ, профильного комитета Верховной Рады.

Совместно с экспертами и представителями общественных организаций группа могла бы оценить масштаб проблемы и выработать законодательные предложения. В ответ услышали, что на это нужна «политическая воля».

Ввиду этого обращаюсь к Владимиру Зеленскому и Алексею Гончаруку: дайте сигнал перечисленным структурам, что у вас есть политическая воля для борьбы с теневым рынком. Без вашей отмашки они не решаются заняться проблемой.

Источник: epravda

По всем показателям очень сдержанный госбюджет-2020 как брат-близнец напоминает бюджет этого года.

Из 1195 млрд грн расходов госбюджета в следующем году 424 млрд государство потратит на погашение долгов и их обслуживание, 294 млрд — на социальные выплаты и пенсии, 258 млрд — на образование и медицину, 246 млрд грн — на безопасность и оборону. И все.

 Если сложить эти статьи расходов, становится понятно, что больше средств у государства нет. И несмотря на то, что бюджет-2020 правительство традиционно назвало “бюджетом развития”, а программа правительства предусматривает ускорение экономического роста до 7% в год, никакого развития и тем более стимулов к росту ВВП в проекте документа нет. Это очередной бюджет долгов и проедания.

По сравнению с предыдущим вариантом смета принципиально не изменилась (мы ее уже анализировали и вообще выглядит вполне прилично: дефицит государственного бюджета должен сократиться до 2% ВВП, перераспределение ВВП через бюджет — уменьшиться до 24, а соотношение доли долга к ВВП — до 52,4%.

Если сравнить с редакцией законопроекта, поданной к первому чтению, то доходы государственного бюджета (без трансфертов) на 2020 г. предложено увеличить на 14,18 млрд грн, в том числе по общему фонду — на 11,9 млрд и по специальному — на 2,3 млрд. Дефицит составит 2,09% ВВП. Расходы доработанного проекта бюджета выросли до 1180,1 млрд грн.

Расходы на медицину по сравнению с текущим годом увеличили на 15 млрд грн. Среди нововведений — закупка 470 карет экстренной медпомощи и создание 25 новых отделений скорой. Расходы на образование повышены на 16,4 млрд грн. Отдельный бюджет в 3,5 млрд грн выделен на программу “Состоятельная школа для лучших результатов”, предусмотрена денежная поддержка молодым учителям. В социальном обеспечении среди нововведений — выделение дополнительных 806 млн грн для увеличения надбавки по уходу одиноким пенсионерам старше 80 лет. В качестве программ развития нам предлагают программы мобильности молодежи и раскрытия туристического потенциала, на первую предусмотрено 500 млн грн, на вторую — 240 млн. Драйверами инвестиций, по мнению Минфина, должны стать большая и малая приватизации, что в сумме может принести бюджету 12 млрд грн, и легализация азартных игр, которая добавит еще 3 млрд. А развитие обеспечат реконструкции дорог и аэропортов.

По всем показателям очень сдержанный госбюджет, который как брат-близнец напоминает бюджет этого года. Но госбюджет-2019 готовился с учетом многих рисков — от будущих президентских и парламентских выборов до пиковых выплат по внешним долгам. Тогда осторожность Министерства финансов была оправдана. Но сейчас уже пройдены все периоды политической турбулентности, Минфин доказал свою способность эффективно управлять государственным долгом, парламентское монобольшинство работает в турборежиме, а у правительства есть масштабные планы по реформированию государства. На этом фоне госбюджет-2020, фактически скопированный с предыдущей сметы, выглядит как молчаливый отказ Минфина воплощать амбициозную программу правительства.

И не потому, что Минфин — саботажник, а по той причине, что по сути в этой программе нечего воплощать.

И при чрезвычайном единстве в действующей власти ее органы продолжают жить и работать отдельно друг от друга, каждый в своем, как правило, выдуманном, мире. НБУ проводит монетарную политику, подавляющую экономический рост, ради контроля над инфляцией, которую все равно не контролирует. Правительство хочет вдвое увеличить темпы роста ВВП и привлечь невиданные объемы иностранных инвестиций, но даже ни одной строки в своей программе не уделяет развитию реального сектора экономики. Минфин окончательно превратился в “министерство бухгалтерии” и просто “качественно делает свою работу”, балансируя доходы с расходами.

Если бы речь шла об экономической политике развитой страны, озабоченной не тем, что до нынешнего уровня Польши ей расти еще 50 лет, а проблемами изменений климата, никаких претензий ни к правительству, ни к проекту бюджета на следующий год не было бы. Но Украина не может позволить себе такую роскошь, а правительство, поставившее перед собой чрезвычайно амбициозные цели, — тем более.

Сейчас основными стимулами роста украинского ВВП остаются потребительский спрос и очередной рекордный урожай украинских аграриев. Индекс промышленного производства начиная с 2016-го только снижается. И нет никаких предпосылок для того, чтобы в следующем году ситуация принципиально изменилась. Несмотря на улучшение всех возможных макропрогнозов, темп роста ВВП в 2020-м составит 3,5%.

Государство, которое и само является одним из крупнейших инвесторов в экономику, в следующем году планирует потратить 75 млрд грн на программы Дорожного фонда, 7,5 млрд — на программы Фонда регионального развития и аж 1,8 млрд грн — на национальные инвестиционные проекты. В сумме это добавит нам немного прироста в секторе строительства, но всей экономики не вытянет.

Министерство развития экономики с начала года фиксирует сокращение производства в промышленности, причем по всем видам деятельности, кроме производства пищевых продуктов и фармацевтики. Причины хрестоматийные — неблагоприятная внешняя конъюнктура, сокращение спроса на определенные виды продукции, неспособность отечественных производителей конкурировать с импортными товарами.

Сами производители оценивают ситуацию несколько иначе. По результатам последнего ежеквартального опроса, проводимого НБУ, среди основных факторов, ограничивающих развитие производства, предприниматели указывают слишком высокие цены на сырье, материалы и энергоносители (почти 40% ответов), нехватку квалифицированных кадров (34%), недостаточный спрос (35%) и нехватку оборотных средств (33%). Казалось бы, при чем здесь государственный бюджет? Конечно, мы не предлагаем напрямую поддерживать производителей за государственный счет и дружеским советом. Но мы предлагаем правительству помогать реальному сектору в решении его неотложных проблем.

Недостаточный спрос можно стимулировать более быстрым ростом заработных плат, например. Вспомните, как повышение минимальной заработной платы существенно помогло предыдущему премьеру подпитать потребительский спрос, который до сих пор является едва ли не единственным стимулом нашего экономического роста, а косвенно и налоговые поступления увеличить. Но проект бюджета в следующем году предусматривает, что минимальная зарплата вырастет на 11,5%, с 4173 до 4723 грн. Больше, чем инфляция, и на том спасибо.

Нехватка квалифицированных кадров в антирейтинге предпринимателей сейчас на самом высоком уровне за последние десять лет. И главная причина не только в физической нехватке людей, но и в несоответствии квалификационных требований работодателей и уровня подготовки тех, кто ищет работу. И правительство, которое напрямую финансирует сферу образования и содержит Госслужбу занятости, могло бы прибегнуть к креативным решениям, чтобы решить эту проблему бизнеса. Но правительство без каких-либо требований продолжает по старым лекалам финансировать слабые высшие учебные заведения, выпускающие на рынок труда специалистов с сомнительными квалификациями и навыками, и содержать государственную службу, функции которой прекрасно и с большей эффективностью выполняют сайты по поиску работы. При этом Министерство образования весь реформаторский и дополнительный финансовый ресурс бросает на новую украинскую школу, а Министерство социальной политики вообще делает вид, что темы безработицы и переквалификации — это не к ним.

Со средствами, необходимыми бизнесу для развития, тоже беда. Основным источником финансирования капитальных инвестиций остаются собственные средства компаний — свыше 73%. Потребность в заемных средствах есть у почти 35% компаний. Основным препятствием для привлечения кредитных средств около 70% предпринимателей считают высокие ставки по кредитам. Благодарите НБУ, монетарная политика которого напрямую подавляет рост экономики.

Уровень покрытия ВВП банковскими корпоративными кредитами с 2014 г. снизился с 51,7 до 23,5%, и если учесть, что половина из этих кредитов — неработающие, то и 23,5 можно смело делить пополам. В соседней Польше — 70%, в Турции — 80, в странах ЕС — 140–160%. Вот вам и инвестиционный потенциал. Но никаких стимулов кредитования в бюджете нет, только программы Всемирного банка, которые само же правительство выполняет кое-как. Зато есть аж четыре отдельные бюджетные статьи, предусматривающие компенсации жилищных кредитов разным слоям населения. Ну тоже важно, почему нет.

Бизнес кредитов получить не может, даже если готов сам за себя компенсировать проценты. Реальное количество денег в экономике за последние пять лет снизилось более чем на 40%. Уровень монетизации экономики упал с 62% в 2014-м до 36% — в 2019-м. Для понимания, оптимальным считается уровень в 70–80%.

Все свободные средства коммерческие банки вкладывают в депозитные сертификаты НБУ и минфиновские ОВГЗ. И те и другие благодаря политике “дорогих” денег Нацбанка являются чрезвычайно прибыльными и к тому же безрисковыми инструментами. Зачем банкам еще и бизнес кредитовать?

По состоянию на октябрь 2019-го на балансах банков находятся ОВГЗ на сумму свыше 345 млрд грн, или 42% от всех ОВГЗ в обращении. Что интересно, на балансе НБУ в это же время находится 41% всех ОВГЗ. Вот на что центробанк тратит деньги, полученные от продажи депозитных сертификатов коммерческим банкам, — он вкладывает их в долговые инструменты государства, финансируя государственные долг и бюджет. Учитывая, что банки и НБУ вместе владеют 83% ОВГЗ в обращении, — именно они сейчас являются основными кредиторами государства. Но не реального сектора, которому и кусочка от этого пирога не перепадает. И, согласитесь, откровенным издевательством было недавнее подписание между правительством и НБУ меморандума о взаимодействии “для достижения устойчивого экономического роста”.

Что действительно можно было бы сделать ради устойчивого экономического роста, так это начать реформу финансовой системы государства, что обеспечило бы эффективное распределение и перераспределение средств между кредиторами, инвесторами и заемщиками. Потому что на самом деле развитые страны, как и Украина, не могут похвастаться значительными внутренними сбережениями. Но их правительства могут заинтересовать инвесторов, гарантируя им стабильность и предсказуемость государственной политики, а их финансовые системы — предложить инвесторам разные инструменты и услуги. А что может предложить инвестору украинская финансовая система, кроме государственных ОВГЗ?

Индекс финансового развития Украины — 0,21, на уровне таких стран, как Гондурас (0,22), Суринам (0,20) и Белиз (0,21). У стран, близких к нам по ВВП, он составляет от 0,35 до 0,44, у развитых стран — в пределах 0,60–0,90. Мы не просто отстали, мы даже бежать еще не начали. Капитализация нашего фондового, извините за слово, рынка — менее 10% ВВП, в структуре его инструментов на акции приходится менее 1%, большинство операций вообще происходят вне бирж, а основным инструментом на рынке ценных бумаг являются государственные облигации. Так что не очень уж мы и ждем этих инвесторов, если честно.

На самом деле представленный проект государственного бюджета — это бюджет бедняка, который, оказавшись в затруднительном положении, не ищет возможности для дополнительного заработка, а придумывает, на чем бы еще сэкономить, чтобы как можно дольше протянуть. И больше всего угнетает осознание, что “как можно дольше протянуть” — это и есть наша экономическая политика.

Источник: zn

Что стоит за «делом банкиров»

Аресты экс-чиновников НБУ и менеджеров Олега Бахматюка могут свидетельствовать как о борьбе за украденные стабкредиты, так и о давлении на неугодных

Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) заявило, что задержало семь человек по подозрению в завладении 1,2 млрд грн стабилизационного кредита, предоставленного Нацбанком в 2014 году для ВиЭйБи Банка. «Речь идет о бывших и действующих должностных лицах Национального банка Украины, ПАО «ВиЭйБи Банк» и частных компаний, связанных с конечными бенефициарами ликвидированного «ВиЭйБи Банка», — заявили в НАБУ.

Среди подозреваемых Александр Писарук – экс-первый замглавы Нацбанка времен Валерии Гонтаревой, который после НБУ работал в МВФ старшим экспертом, ныне – глава правления Райффайзен Банка Аваль. А также экс-директор Генерального департамента банковского надзора, бывший и.о. начальника управления НБУ по г.Киеву и Киевской области, экс-председатель наблюдательного совета ПАО «ВиЭйБи Банк», экс-зампредседателя правления ПАО «ВиЭйБи Банк» и три должностных лица частных компаний, связанных с бенефициарными владельцами ПАО «ВиЭйБи Банк». Претензии правоохранителей касаются рефинансирования Нацбанком банка Олега Бахматюка (у бизнесмена есть еще один банк «Финансовая инициатива», оба признаны неплатежеспособными и находятся в процессе ликвидации. — Авт.).

Банкир — профессия опасная

В официальном комментарии Райффайзен Банк Аваль подтвердил, что 11 ноября сотрудники НАБУ допросили главу правления финучреждения Александра Писарука. «Причина этих действий никоим образом не связана с выполнением им обязанностей председателя правления Райффайзен Банка Аваль», — отмечается в сообщении. «Мы убеждены, что с г-на Писарука будут сняты все подозрения в неправомерных действиях и что он всегда придерживался высоких профессиональных и этических норм, работая как в Райффайзен Банке Аваль, так и в течение многих лет в МВФ и других международных институтах», — прокомментировал событие председатель наблюдательного совета Райффайзен Банка Аваль Мартин Грюль.

Пресс-служба НБУ заявила, что ни один из членов правления и директоров департаментов Нацбанка не был задержан в ходе проводимых антикоррупционными органами следственных действий в отношении обстоятельств выдачи стабилизационного кредита в 2014 году ПАО «ВиЭйБи Банк». Однако глава НБУ Яков Смолий прервал служебную загранкомандировку и возвращается в Украину.

«Правление Национального банка возмущено вручением подозрения правоохранительными органами Александру Писаруку, бывшему первому заместителю главы НБУ. Вместе с первой постреволюционной командой руководства центробанка он стоял у истоков реформы банковского сектора, благодаря которой мы сегодня имеем здоровые, прозрачные и надежные банки. Решение в НБУ принимаются коллегиально, что делает невозможным определяющее влияние одного человека на процесс принятия подобных решений», — говорится в сообщении Нацбанка.

Бывшая глава НБУ Валерия Гонтарева в комментарии журналистам НВ назвала аресты политически мотивированными — она ​​считает обвинения абсурдными, а давление на свою бывшую команду, которая пыталась спасать банки-банкроты в 2014-2015 годах, неприемлемым. «Задержание следователями НАБУ бывшего заместителя главы Национального банка Александра Писарука является усилением террора в отношении старой власти», — убеждена Валерия Гонтарева.

Со своей стороны владелец агрохолдингов «Укрлендфарминг» и «Авангард» Олег Бахматюк заявил о незаконности возобновления уголовного производства и обратился к президенту Владимиру Зеленскому с просьбой помочь в разрешении конфликта с государством за столом переговоров.

По его словам, в конце октября он и его агрохолдинг «Укрлендфарминг» направили Фонду гарантирования официальное предложение о поэтапном погашении 8 млрд грн долгов перед «ВиЭйБи Банком» и банком «Финансовая инициатива», а также о внесении 500 млн грн гарантийного взноса. «Далее — по 1 млрд грн в год. Это предложение остается в силе, и я активно работаю над обеспечением такого финансирования <…> Такого предложения не делал ни один из владельцев ликвидируемых или признанных неплатежеспособными банков. Мы не ожидали таких шагов, потому что, по нашей информации, Фонд гарантирования активно работал над нашим предложением. Это попытка поломать всю договоренность и показать внешним инвесторам, что это не сработает. Это какой-то сюр и двойные стандарты», — отметил Олег Бахматюк в комментарии для агентства «Интерфакс-Украина».

Дело не в деньгах, дело в их количестве

Как известно, в октябре 2014 года Нацбанк выделил «ВиЭйБи Банка» стабилизационный кредит на сумму 1,2 млрд грн. При этом Олег Бахматюк заключил с Национальным банком договор поручительства, взяв на себя личные обязательства по погашению этого кредита. Но деньги, по данным расследования, пошли не на спасение банка, а были выведены на счета «родных» компаний — как оффшорных, так и отечественных.

Детективы установили, что деньги выводились из банка тремя путями. Сначала в банке неожиданно вспомнили, что имеют долг перед кипрской фирмой. Сразу после получения стабкредита банк перевел $45 млн на счета компании Quickom Limited. И как оказалось, Quickom Limited была не обычным «заемщиком», а контролировалась непосредственно Бахматюком. То есть «долг» отдали сами себе. Далее «ВиЭйБи банк» срочно вернул 380 млн грн депозитов Тростянецкому мясокомбинату и фирме «Рассвет», которые также контролировал Бахматюк. При том, что в то время уже действовал запрет НБУ на досрочное возвращение депозитов связанным компаниям. Остальное вывели путем снятия наличных. Куратор от Нацбанка, который контролировал все финансовые операции «ВиЭйБи банка», по версии следователей, этого «не заметил». (У Олега Бахматюка, конечно, хищения отрицают. — Авт.)

Уже через месяц — в ноябре 2014 года — НБУ вынужден был признать банк неплатежеспособным и ввести временную администрацию. Ликвидация финучреждения началась в марте 2015 года.

Нацбанк начал вести работу по возвращению этих денег в начале 2016 года. И сначала он демонстрировал успехи в судах, но затем Фемида начала принимать решение в пользу должников. В октябре 2016 года за дело взялось НАБУ. Интересно, что когда следователи, как утверждают в антикоррупционном бюро, вышли на финишную прямую, тогдашний генпрокурор Юрий Луценко внезапно решил передать дело в полицию. При этом сто томов уголовного дела о злоупотреблениях в «ВиЭйБи банка», которые хранились полицией в подвале постороннего предприятия, были… случайно затоплены.

Со сменой власти подследственность вернули и активизировали расследование. Как утверждает следствие, на сегодня есть основания полагать, что «в 2014 году бенефициар VAB Банка Олег Бахматюк вступил в сговор с первым заместителем председателя НБУ Александром Писаруком о выдаче миллиардного кредита под залог имущества, стоимость которого завысили». При этом НАБУ напоминает, что расследование еще продолжается и не исключено, что подозрения также вручат и Бахматюку. «Важно помнить: до вынесения приговора суда лицо считается невиновным», — говорится на официальной странице НАБУ в FB.

«…НАБУ пришло в Нацбанк с обвинениями. И это можно трактовать по-разному. Или непрофессионализм, или чье-то большое желание отомстить правлению НБУ. А остальное можете додумать сами…», — прокомментировал события инвестиционный банкир, специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергей Фурса.

Между тем, ситуация выглядит двояко — с одной стороны, МВФ требует не прощать долги бывших владельцев олигархических банков. И это касается не только банков Бахматюка, но и ПриватБанка Игоря Коломойского, который государство не рискнуло ликвидировать, а национализировало. С другой, выглядит, что на команду НБУ, проводившую очистку банковского сектора в 2014-2018 годах, начинают давить. Конечно, в этой ситуации мы должны полагаться на беспристрастность нового антикоррупционного суда, который будет рассматривать дело. Но уже очевидно, что НАБУ придется серьезно «попотеть», чтобы доказать злоупотребление служебным положением и использования коррупционных «мотиваторов» тех, кто разрабатывал для банков-банкротов планы спасения и контролировал их.

Иначе посланцы МВФ, которые вот-вот приедут с миссией, логики не поймут.

Источник: for-ua

Під НБУ понад півтисячі протестувальників вимагають відставки Смолія (фото, відео)

Безстрокова акція протесту “Зупинимо корупцію в НБУ” почалася 13 листопада біля Національного банку України. Її ініціатор – ГО “Стоп корупції”. Активісти вимагають, щоби керівників Нацбанку в особі Якова Смолія та його заступниці Катерини Рожкової притягли до відповідальності за корупційні схеми.

Люди вимагають відставки керівництва НБУ Фото: “СтопКор”

Вранці під стінами НБУ зібралося понад 500 мітингарів і їх стає дедалі більше. Серед гасел: “Смолій, не грабуй народ”, “Очистити злочинне керівництво НБУ”, “Банківська система НБУ – економічний геноцид українців”.

Близько 500 протестувальників вийшли до НБУ Фото: “СтопКор”

Учасники акції стверджують: люди втомилися від безкарності в НБУ. А ще їх обурює те, що гучні затримання, як правило, закінчуються “пшиком”.

Як повідомляв раніше “СтопКор”, 30 жовтня правоохоронці затримали головного спеціаліста Нацбанку Євгена Піскотіна за хабар у 50 тисяч доларів. Головного юриста операційного управління НБУ також недавно спіймали “на гарячому”: вимагала 30 тисяч доларів.

Початок акції протесту не обійшовся без інцидентів: поліцейські порвали та згорнули намет протестувальників, не посоромилися кинути на брук старенького дідуся.

stopcor.org

Нацбанк безосновательно потратил 250 млн гривен на услуги частных юристов

В октябре 2019 года Счетная палата осуществила проверку выполнения сметы административных затрат и обязательств НБУ по перечислению средств в бюджет за 2018 год. Об этом редакция 368.media узнала из отчета Счетной палаты.

Аудиторы выявили ряд нарушений, самые «громкие» из которых сегодня, глава НБУ Смолий и его заместитель Екатерина Рожкова, пытаются скрыть и «замять». В частности, имея в структуре юридический департамент численностью 80 человек, Нацбанк потратил больше 250 млн гривен на юридические и консультационные услуги юридическими компаниями, согласно заключенным договорам.

Услуги предоставлялись компаниями AlixPartners Services UK LLP и «Астерс Консалт» на основании договоров, заключенных с НБУ для реализации юридической стратегии защиты интересов государства и «решений государственных органов в связи с выводом «ПриватБанка» с рынка при участии государства.

Во время проверки установили, что компания «Астерс Консалт» в течение 2016- 2018 годов привлекали в качестве посредника по договору с Alixpartners Services UK LLP. Однако, НБУ решил провести тендер на закупку консультационных услуг. Департамент безопасности НБУ рассмотрел предложения шести компаний и выявил связь между «Бейкер Макензи» и «Астерс Консалт». Несмотря на это, рабочая группа определила коммерческое предложение «Астерс Консалт» как лучшую. В дальнейшем, в октябре 2018 года, и.о. председателя НБУ Екатерина Рожкова подписала с представителями компании договор о предоставлении юридических услуг.

Тендерный комитет НБУ решил определить компанию-победителя новым координирующим советником вместо Alixpartners Services Alixpartners Services UK LLP. Сумма договора за весь срок его действия, а именно до 31 декабря 2019 года, не может превышать 312,4 млн гривен.

Кроме того, Счетная палата обнаружила систематические нарушения со стороны тендерного комитета НБУ во время проведения процедур закупок.

Так, НБУ проводил тендер на создание корпоративного сайта национальной платежной системы «Украинское платежное пространство». Для участия в торгах поступили предложения от двух компаний: «Айти Крон» с первичным ценовым предложением 700 тыс. гривен и «Украинский Дата-Центр» — 744 тыс. гривен. По результатам аукциона окончательное ценовое предложение «Айти Крон» в размере 620 тыс. гривен признали наиболее экономически выгодным и этого участника объявили победителем торгов. Однако, анализ тендерного предложения участника показал несоответствие условиям тендерной документации.

Компания предоставила в составе тендерного предложения справку о выполнении аналогичных договоров без информации о периоде предоставления услуг. В то де время, тендерный комитет НБУ не отклонил тендерное предложение «Айти Крон».

Также, согласно договору, срок завершения работы по сайта должны были закончить до конца декабря 2018 года. Компания не выполнила своих обязательств по договору, в результате чего проект не реализовали.

368.media

«Золотая акция» Шапрана: как он может вывести Совет НБУ из кризиса

Депутаты финансового комитета выбрали будущего представителя парламента в Совете НБУ: с большим перевесом голосов победил Виталий Шапран, знакомый с внутренней «кухней» работы Совета. Его сильными конкурентами были экс-министр финансов Виктор Пинзеник и несколько экс-банкиров. FinClub следил за тем, как депутаты в течение двух заседаний комитета выбирали финансиста, который может помочь Совету НБУ выйти из управленческого тупика.

Финансовый комитет закрыл вакансию

Выборы нового представителя Верховной Рады в Совет Национального банка 6 ноября заняли всего 5 минут. Члены комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики с помощью рейтингового голосования заполняли вакантное место, возникшее после перехода Тимофея Милованова из Совета НБУ на работу в правительство: депутаты могли поддержать любого из 23 кандидатов или даже всех сразу. Победителем должен был стать финансист с наибольшим количеством голосов, а в случае равного распределения голосов проводился бы второй тур.

Победителем стал Виталий Шапран, кандидатура которого понравилась 17 депутатам. В комитете числятся 32 депутата, но на его заседания ходят не все.

Виталий Шапран известен финансовому рынку как член исполкома Украинского общества финансовых аналитиков, а также бывший главный финансовый аналитик, заместитель директора рейтингового агентства «Эксперт-Рейтинг», где он проработал с 2006 по 2018 год. С 17 декабря минувшего года он изучает работу Совета НБУ изнутри – на должности главного эксперта по вопросам денежно-кредитной политики Совета, являясь «действующим сотрудником НБУ».

Конкуренцию ему на конкурсе составили экс-министр финансов Виктор Пинзеник (10 голосов), экс-почетный президент Укргазбанка Василий Горбаль и экс-глава ликвидированного Евробанка Олег Кобзев (по 9 голосов). Остальные кандидатуры не заинтересовали депутатов (см. график).

 

Совет Нацбанка разрабатывает Основные принципы денежно-кредитной политики и контролирует ее проведение, а также систему внутреннего контроля НБУ. В Совет входит девять человек: по четыре представителя от парламента и главы государства, а также глава НБУ.

Парламент в 2016 году направил в Совет четырех «банкиров» – Виктора Козюка, Елену Щербакову, Веру Рычаковскую, Тимофея Милованова. 29 августа 2019-го Тимофей Милованов стал министром развития экономики, торговли и сельского хозяйства, и 3 сентября его уволили из Совета. Только 23 сентября финансовый комитет объявил конкурс на заполнение вакансии.

«Сотрудничество с МВФ является безальтернативным»

Голосование за кандидатов, оказавшихся в финале конкурса, в среду прошло в их отсутствие. 19 из 23 предварительно отобранных кандидатов еще 16 октября на специальном открытом заседании финансового комитета (тогда не явились Дмитрий Гриджук, Игорь Корнийчук, Павел Ризаненко и Павел Щербань) рассказали скучающим депутатам, «почему их стоит назначить в Совет НБУ».

Кандидаты выступали в алфавитном порядке. Виталий Шапран получил слово предпоследним. После краткой автобиографической справки он «поделился впечатлениями от работы на Совет НБУ». «Это не только монетарная политика, это еще и аудит, и система внутреннего контроля. По отдельным темам систем контроля не все аудиторы «большой тройки» берутся проводить аудит. Много сложных специфических вопросов, которые касаются работы Нацбанка», – рассказал он.

Виталий Шапран акцентировал внимание на существовании проблемы коммуникации НБУ с парламентом. «Никаких специальных отчетов, никаких специальных официальных коммуникаций мы не ощущаем. По крайней мере, при предыдущих созывах Рады. Я так понимаю, что парламентарии в основном используют публичную информацию, которая есть на сайте, но мне бы хотелось, чтобы эта коммуникация была более углубленной. И, возможно, это позволило бы избегать конфликтов или недопонимания», – предложил претендент в члены Совета НБУ.

Главный эксперт Совета НБУ напомнил, что нерезиденты купили ОВГЗ почти на $4 млрд, что составляет 18% валютных резервов НБУ. «Сотрудничество с МВФ в текущем тактическом состоянии является безальтернативным. Я призвал бы и комитет, и парламент приложить максимум усилий для содействия развитию этого сотрудничества», – сказал он. Для активизации кредитования он предложил оптимизировать резервы и помочь предприятиям получить доступ к торговому финансированию на сумму до $2,5 млрд. «Основная причина проблем – высокие уровни «ФОПизации» экономики и оптимизационных схем между группами юрлиц», – сказал он.

Глава комитета Даниил Гетманцев попросил его перечислить «ошибки Нацбанка за последний год». «Поскольку я сотрудник Нацбанка, то вынужден придерживаться этических стандартов, поэтому скажу, что деятельность правления пусть комментирует само правление», – ответил он.

Член комитета Нина Южанина задала вопрос по валютному контролю и сумме невозвращенной валютной выручки, но Виталий Шапран не знал это число. Больше у депутатов вопросов не было.

Расспрос с пристрастием

Многие кандидаты пытались заинтересовать депутатов своими идеями реформирования Совета. «Совет Нацбанка не является независимым органом, к примеру, я не помню, чтобы мы последние четыре-пять лет знакомились с материалами Основных принципов денежно-кредитной политики авторства Совета. Мы всегда рассматриваем то, что готовит правление, – возмущался Станислав Аржевитин. – Я глубоко убежден, что Совет НБУ должен устанавливать ориентир не только на инфляционную цель, но и, возможно, в нашей украинской ситуации взять контроль над учетной ставкой Нацбанка, как это было сделано в Польше». Аржевитин предложил, чтобы глава НБУ перед подписанием меморандума с МВФ передавал документ в Совет НБУ для «заключения».

Исполнительный директор Центра социально-экономических исследований CASE Украина Дмитрий Боярчук поддержал политику инфляционного таргетирования НБУ, но порекомендовал также таргетировать монетарную базу. Укрепление гривны из-за притока денег нерезидентов в ОВГЗ он назвал «нерациональным» и призвал смотреть на мировую ситуацию. «Курс гривны должен быть прогнозируемым», – заявил экс-почетный президент Укргазбанка Василий Горбаль.

Он считает, что Совет НБУ не в полной мере использует рычаги влияния. «Несмотря на норму о невмешательстве в оперативную деятельность правления, Совет имеет достаточно полномочий реагировать на те или иные вызовы или недостатки в текущей работе правления НБУ», – сказал Василий Горбаль. Глава правления Института экономических исследований и консультаций Игорь Бураковский поддержал политику НБУ и необходимость сохранения его независимости.

Экс-министр финансов Виктор Пинзеник похвастался наличием «опыта решения сложных макроэкономических задач» и заявил о необходимости согласования монетарной и бюджетной политики. «Эта согласованность должна быть как на этапе формирования бюджета, так и в процессе его выполнения», – сказал он. Депутаты пытались выудить из экс-министра оценку действий НБУ во время кризиса, поэтому он признал, что НБУ не должен был «проедать валютные резервы».

«Практикующий банкир» Олег Кобзев сейчас работает «линейным руководителем», потому что Евробанк, которым он руководил, ликвидирован в 2016-м «в силу определенных политических и экономических мотивов». Эта информация заинтересовала Даниила Гетманцева и его заместителя Александра Дубинского. «Временная администрация была введена из-за потери ликвидности, которая была абсолютно мгновенной и быстротечной. В Интернете началась глобальная информационная атака на акционера (Адарича. – Ред.), что один банк упал (Фидобанк. – Ред.) и вот следующий. И все произошло буквально за две недели», – рассказал он. Аналогичные вопросы о работе в банках-банкротах пришлось услышать Андрею Климову (работал в Реал Банке), Светлане Кузьминой («Финансовая инициатива») и Александру Ярецкому («Форум», «Юнисон»).

Экс-глава Госфинуслуг Виктор Суслов пытался убедить депутатов проголосовать за него, так как из восьми членов Совета пять непосредственно связаны с Нацбанком: «были в правлении или сотрудниками аппарата» и «Совет НБУ фактически подчинен руководству НБУ и неэффективен». Депутаты с последним тезисом не согласились, раз проголосовали за сотрудника НБУ Виталия Шапрана.

Трехнедельная выдержка

В 2015 году голосование состоялось всего через час после выступления кандидатов. В этот раз депутатам понадобилось три недели. Даниил Гетманцев 16 октября закрыл заседание, объявив, что им «необходимо время, чтобы изучить личные дела и принять сбалансированное решение». «Я объявляю перерыв в заседании, и мы сообщим вам, когда мы вернемся к решению этого вопроса. Это будет или завтра, или послезавтра», – сказал он. «А почему не сегодня голосуем? Потому что вы все по ходу решаете!» – возмутилась депутат от «Европейской солидарности» Нина Южанина.

Но ни в четверг, ни в пятницу комитет кадровое голосование не провел. 18 октября обсуждение на комитете законопроекта об электронных площадках оценщиков завершилось конфликтом, который перерос в скандал с вероятным подкупом членов финкомитета на общую сумму до $330 тыс. Это противостояние довело замглавы финкомитета Александра Дубинского и лидера фракции «Слуга народа» Давида Арахамию до прохождения полиграфа. В последующие недели конфликт был улажен, и депутаты теперь подают совместные законопроекты во благо банковского рынка.

Дело за Радой

Нацбанк не советовал депутатам, за кого им голосовать, хотя и был заинтересован в избрании финансиста с безупречной профессиональной репутацией. Теперь кадровое решение финкомитета должен утвердить парламент. И в комитете, и в сессионном зале у «Слуг народа» большинство, поэтому Виталий Шапран должен быть проголосован автоматически. Но политический процесс бывает непредсказуем.

В прошлый раз Рада растянула кадровое решение почти на год: выбрала представителей в ноябре 2015-го, а назначила их в Совет НБУ только в июле 2016-го. Не обошлось и без скандала: комитет сделал Аржевитина одним из четырех «избранных». Но до сессионного зала его кандидатуру не донесли, а заменили на Виктора Козюка, который пришел к «финишу» в лучшем случае десятым.

Экс-глава совета Ассоциации украинских банков это не забыл. «Предыдущим комитетом меня тоже рекомендовали на семь лет членом Совета Нацбанка, но в результате манипуляций со стороны «Блока Порошенко» меня исключили из списка, вероятно, за мою критику, которую я постоянно высказывал в адрес не совсем корректных действий Нацбанка», – напомнил Станислав Аржевитин.

Возможно, поэтому Шапран сдержанно прокомментировал свою победу в конкурсе. «Для меня это проявление и высокого доверия, и одновременно большая ответственность. Верю, что Верховная Рада в ближайшее время легитимизирует соответствующую рекомендацию комитета», – написал он. Проект постановления № 2400, который вчера зарегистрировал Даниил Гетманцев, парламент сможет рассмотреть не раньше 12 ноября, когда состоится следующее пленарное заседание.

При этом в постановлении «всплыл» важный нюанс. Поскольку Виталий Шапран заменит в Совете НБУ Тимофея Милованова, которого 7 июля 2016-го назначали на пять лет, срок его будущих полномочий в Совете НБУ завершится уже через полтора года – 7 июля 2021 года.

Миссия выполнима

Но даже за такой короткий срок Виталий Шапран сможет сделать многое в Совете НБУ, как минимум – вывести его из управленческого тупика, в котором Совет оказался в конце октября.

Трехлетние полномочия главы Совета Богдана Данилишина истекли 26 октября, поэтому за четыре дня до этого, 22 октября, в ходе заседания Совета он поставил на голосование вопрос о продлении своих полномочий «до проведения очередных выборов главы Совета». Так как эту идею поддержали лишь четверо из восьми членов, а не требуемые пять, она не считается принятой. Исполнять обязанности главы Совета мог бы его заместитель, но эта позиция остается вакантной с момента ухода Милованова. Член Совета Виктор Козюк раскрыл манипуляции Данилишина и заявил, что процедура выбора главы Совета может состояться «после избрания девятого члена». Кроме того, он назвал антиконституционными инициативы Данилишина по реформированию НБУ.

Но Нацбанк не мог больше ждать. Поскольку сейчас у Совета нет формального руководителя, он не может подписать смету административных расходов Нацбанка на 2020 год, которую, согласно закону «О Национальном банке», Совет должен утвердить до 15 ноября – до следующей пятницы. В НБУ пояснили, что этот документ влияет на расчетную цифру прибыли Нацбанка за 2019 год, которая должна быть заложена в уже переданный Кабмином в парламент проект бюджета-2020.

Поэтому глава НБУ Яков Смолий инициировал на 7 ноября внеочередное заседание Совета, на котором переворот не произошел: восемь голосов вновь распределились поровну уже на вопросе выбора того, кто будет вести заседание. Теперь НБУ придется ждать доукомплектации Совета.

Результаты голосования не раскрываются, но речь может идти о следующем распределении позиций. К «группе Смолия» можно отнести Виктора Козюка и Александра Петрика, которые публично защищают институциональную независимость НБУ, и Николая Каленского, который перешел в Совет НБУ с поста директора Центрального хранилища НБУ. В эту же группу входил Тимофей Милованов, который не единожды конфликтовал со своим бывшим начальником. В «группу Данилишина» могут входить Вера Рычаковская, Елена Щербакова и Василий Фурман. Для разблокирования работы Совета Виталию Шапрану после назначения все же придется выбирать, фундаментальные взгляды какой из групп на денежно-кредитную политику Нацбанка ему ближе.

Виктор Козюк видит три сценария развития ситуации. Пессимистический означает формирование большинства, «чья агрессивная критика НБУ незаметно превратится в политическое основание для делегитимизации позитивных изменений в сфере макрофинансовой стабильности и банковского регулирования». Оптимистический сценарий предполагает расширение институциональной способности Совета и выход из состояния «политического флюгера». Промежуточный вариант предполагает «спонтанные «аналитические» выхлопы псевдонаучного характера, которые перемешиваются с более-менее вербально приемлемыми решениями».

Источник: finclub

Дело Бахматюка. Почему НАБУ задержало экс-заместителя Гонтаревой и банкиров бизнесмена

Почему НАБУ задержало главу правления “Райффайзен банка”, как это связано с банками-банкротами аграрного бизнесмена Олега Бахматюка, и с чего все началось. (укр)

Увечері 11 листопада Національне антикорупційне бюро заявило про затримання у справі мільярдного рефінансування НБУ, яке перед самим банкрутством отримав “ВіЕйБі банк” Олега Бахматюка.

Було затримано сім осіб. Нацбюро наголосило, що серед них — колишні та чинні посадовці Національного банку та “ВіЕйБі банку”, а також менеджери приватних компаній, пов’язаних з Бахматюком. Прізвища не розголошувалися.

Проте одне з них стало відомим. Йдеться по голову правління “Райффайзен банку” Олександра Писарука, який у 2014-2015 роках працював заступником голови НБУ Валерії Гонтаревої і відповідав за банківський нагляд.

Його затримали увечері, але вночі, після оголошення підозри, відпустили. Незабаром Вищий антикорупційний суд визначить банкіру запобіжний захід.

Затримання Писарука стало несподіванкою для банківського ринку, на якому той користується колосальним авторитетом. Тим не менш, поважний банкір був затриманий. Із заяви НАБУ випливає, що йому загрожує позбавлення волі на 7-12 років.

Причина — стабілізаційний кредит на 1,2 млрд грн, який Нацбанк надав скандальному “ВіЕйБі банку” перед тим, як туди увійшла тимчасова адміністрація. Коли в банк зайшов адміністратор НБУ, коштів там уже не було.

Ця заплутана історія потребує більш детального тлумачення. Отже, з чого все почалося? Як збанкрутували банки Бахматюка? Що з ними сталося потім, і як справу про згаданий кредит намагалися “потопити”?

Скільки заборгував Бахматюк

Аграрний бізнесмен Олег Бахматюк наполягав, що його банки були виведені з ринку неправомірно.

“Я впевнений, що історія дасть оцінку голові Нацбанку, яка завдала більшої шкоди економіці нашої держави, ніж Путін”, — казав колишній власник “ВіЕйБі банку” на одному з публічних заходів.

На тому ж заході так само жалівся на Гонтареву інший олігарх — Костянтин Жеваго, який недавно був оголошений в розшук і наразі “лікується за кордоном”. Утім, зараз мова не про нього.

Як відомо, до війни Бахматюк володів двома банками — “ВіЕйБі” та “Фінансовою ініцітативою”. Обидва були визнані неплатоспроможними: перший — 20 листопада 2014 року, другий — 23 червня 2015 року.

Нацбанк підрахував, що в бізнесмена утворився борг — близько 38 млрд грн. З них 10,9 млрд — борг банків перед НБУ за отримане рефінансування (“ВіЕйБі банк” — 3,13 млрд грн, “Фінансова ініціатива” — 7,72 млрд грн).

Про рефінансування. Це надання банкам кредитів у встановленому Нацбанком порядку. Після Революції гідності регулятор часто підтримував комерційні банки, аби вони не банкрутували і не втрачали кошти вкладників. Один з інструментів рефінаснування — стабілізаційні кредити, які згадуються в рамках розслідування НАБУ.

Загалом упродовж 2014-2016 років НБУ видав українським банкам рефінансування на 319,9 млрд грн.

Напередодні свого звільнення ексголова НБУ Валерія Гонтарева заявила, що українські олігархи мають перед регулятором 45,2 млрд грн боргу за кредитами рефінансування.

Найбільшими боржниками є Олег Бахматюк (10,9 млрд грн), Дмитро Фірташ (9,8 млрд грн), Микола Лагун (8 млрд грн), Костянтин Жеваго (6,3 млрд грн) та Леонід Клімов (3,4 млрд грн).

В інтерв’ю ЕП кілька місяців тому заступник голови НБУ Катерина Рожкова сказала, що борг Бахматюка становить 10,7 млрд грн. НБУ подав на нього як власника банків п’ять позовів в суд. Ціль — стягнути з бізнесмена заборгованість за персональними договорами поруки. Проте досягти цього не вдалося.

З одного боку, у 2015 році був ухвалений закон щодо відповідальності пов’язаних з банком осіб, який посилив відповідальність топменеджерів та власників банків за їх доведення до неплатоспроможності.

Наприклад, за завдання великої матеріальної шкоди державі або кредиторам власник банку міг сісти за ґрати на 1-5 роки.

З іншого боку, правоохоронці гальмували такі справи. Жодну з них не вдалося довести до логічного завершення і пояснити, як кошти виводилися з фінустанов.

Поліція, яка вже розслідувала зловживання у “ВіЕйБі банку”, частину доказів випадково втратила: сто томів кримінальної справи зберігалися у підвалі стороннього підприємства і були затоплені.

Ситуація змінилася, коли у справу втрутилося НАБУ.

Що знайшли детективи НАБУ

Справу Бахматюка НАБУ почало розслідувати в жовтні 2016 року. Детективів зацікавив факт виділення Нацбанком у жовтні 2014 року “ВіЕйБі банку” 1,2 млрд грн стабілізаційного кредиту для фінансового оздоровлення.

Правда, НАБУ цього розслідування пізніше позбавили. Слідчі бюро вийшли на фінішну пряму, але тодішній генпрокурор Юрій Луценко раптом вирішив передати справу в поліцію — попри численні прохання НАБУ залишити цю справу в бюро.

Гарантією повернення кредиту повинні були стати активи банку — комерційна нерухомість у Києві та Харкові, а також майно власників установи. Проте, як виявилося, це майно не покривало отриману суму рефінансування.

Детективи з’ясували, що в банку підробили висновки про вартість майна, яким забезпечувався кредит, зазначивши завищені цифри. Про це, зокрема, стало відомо з ухвали Солом’янського суду.

Як зазначається в ухвалі, банк також не надав НБУ програму фінансового оздоровлення — детальний план використання кредиту для подальшої роботи установи. Без цієї програми Нацбанк начебто не мав права надавати позику.

Якщо провести паралель із звичайним позичальником, то виглядає так, ніби банк дав величезний кредит людині без довідки про доходи, яка як гарантію надала кімнату в гуртожитку, оцінену мільйоном доларів.

Серед потенційних підозрюваних у справі — колишній перший заступник голови НБУ Олександр Писарук, який виконував обов’язки голови в період відпустки Гонтаревої.

Крім того, у списку підозрюваних — Олег Бахматюк та менеджмент його банків. Про затримання бізнесмена наразі нічого не відомо.

За інформацією ексдепутата Сергія Лещенка, Бахматюк виїхав з України. Водночас, співрозмовник ЕП в “Укрлендфармінгу” запевнив, що власник перебуває у заланованому відрядженні.

Як виводили гроші

З іншої судової ухвали випливає, що гроші виводили з банку трьома шляхами.

Перший. Спочатку у банку несподівано згадали, що мають борг перед кіпрською фірмою. Одразу після отримання кредиту регулятора банк переказав 45 млн дол (680 млн грн) на рахунки компанії Quickom Limited.

Куратор від Нацбанку, який контролював фінансові операції “ВіЕйБі банку”, цього “не помітив”. Хоча Quickom Limited була не звичайним “позичальником”, а контролювалася самим Бахматюком. Тобто “борг” сплатили самі собі.

Через цю компанію Бахматюк володів й іншим банком — КБ “Фінансова ініціатива”.

Другий. Згодом “ВіЕйБі банк” повернув 380 млн грн депозитів Тростянецькому м’ясокомбінату і фірмі “Свiтанок”, які контролював Бахматюк. Хоча тоді діяла заборона НБУ на дострокове повернення депозитів пов’язаним компаніям.

Третій. Решту грошей вивели через зняття готівки. Звичайні ж вкладники не могли забрати свої гроші. Вони отримували по 1 тис грн на день через касу банку.

У Бахматюка це намагалися спростовувати, але на звинувачення про виведення коштів не відповіли. Натомість у прес-службі компанії “Укрлендфармінг” заявили, що НАБУ свідомо затягує розслідування кримінальної справи.

Зранку 12 листопада на сайті агрохолдингу було опубліковане звернення Бахматюка до президента. У ньому він заявляє, що компанію “безпідставно тероризують силовики”, та просить президента втрутитися.

“Ми абсолютно безсилі і беззахисні перед діями наших силових структур. Новостворені органи Генеральної прокуратури чи новий генеральний прокурор, як і старий керівник НАБУ, вчергове поновили кримінальну справу. Справу, яка вже була досліджена всіма силовими структурами нашої держави — Національною поліцією, Службою безпеки, прокуратурою”, — відзначає він.

За словами бізнесмена, він “хоче чесної і відвертої розмови щодо ситуації, яка склалася з банками”.

“Ми хочемо відкритості і конструктивних переговорів, але ми бачимо, що і НАБУ, і органи Генеральної прокуратури працюють в рамках кон’юнктури, у якій закон не має жодного значення, а має значення намагання сподобатися, знайти чергову жертву”, — каже він.

Бахматюк зазначає, що не раз пропонував Фонду гарантування вкладів та НБУ конструктивно вирішити питання боргів: сплатити до бюджету 8 млрд грн, задіявши механізм реструктуризації і залучивши авторитетних міжнародних аудиторів.

“Подібної пропозиції не робив жоден з власників ліквідованих або визнаних неплатоспроможними банків”, — підкреслив він.

Бахматюк запевнив, що буде захищати компанію в міжнародних судах із залученням міжнародних юристів.

Источник: epravda

1 2 3 40